Ссылки

Новость часа

"Потенциал эскалации еще полностью не исчерпан". Политолог Олег Саакян – о переговорах между Россией и Украиной


Уничтоженные российские танки, Сумская область, Украина, 7 марта 2022 года

Завершение войны будет только через изменение политического режима в России, считает украинский политолог Олег Саакян. По его словам, Путин запустил механизм win-lose, обосновав эту войну как войну на уничтожение Украины. Об этом Олег Саакян рассказал в эфире Настоящего Времени.

Политолог Олег Саакян – о переговорах между Россией и Украиной
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:15 0:00

— Я бы хотела обсудить с вами прежде всего переговоры между Россией и Украиной и те постоянные срывы гуманитарных коридоров, для того чтобы выпустить людей и привезти гуманитарную помощь. Почему так происходит? Почему нет возможности помочь людям?

— Ранее я говорил, что переговоры ни к чему не приведут в политической части, и дай бог, чтобы они привели [к чему-то] по гуманитарной. По крайней мере, мы с вами обсуждали, что могут договориться о гуманитарных коридорах – об этом и договорились. Но что их будут соблюдать – никаких гарантий нет. Мы это и видим сейчас, что соблюдение любых гарантий – это вообще не конек Российской Федерации и сегодняшнего политического режима. В данном случае это еще и носит сверхциничный характер, поскольку Россия манипулирует как минимум по двум направлениям. Первое – это, договариваясь о гуманитарных коридорах, фактически срывает их использование для того, чтобы обвинить Украину и торговаться политическими требованиями, апеллировать к ультиматумам относительно капитуляции Украины, фактически держа в заложниках людей.

А с другой стороны, манипулирует тем, что параллельно берет и делает гуманитарный коридор вроде бы как на оккупированной территории либо глубже – на территорию России – и таким образом манипулирует, что если люди хотят эвакуироваться, то давайте через этот коридор позора и унижения в сторону оккупанта, а не к себе на родину. Тут, я думаю, достаточно показательно, что по этим коридорам никто никуда не эвакуируется – буквально десятки людей. И часто приходится под камеры запускать своих людей, но в некоторых случаях даже и этого не удается сделать. Поэтому, конечно, эти две пропагандистские циничные цели сегодня создают ситуацию, когда Россия не дает использовать эффективно данные гуманитарные коридоры.

Есть еще третье, которое сегодня проявилось, сумское направление – это синхронизация процесса эвакуации с передислоцированием российских войск. Условно говоря, российские колонны пошли по тем же трассам, по которым обещан пропуск по "зеленому коридору" иностранных студентов из Харькова. Данный "зеленый коридор" используется как укрытие для того, чтобы пройти колонной без атаки с украинской стороны.

— Вы ожидаете, что начнутся более массированные обстрелы как раз после того, как эти "зеленые коридоры" закроются?

— Вы абсолютно правы. Я думаю, что под встречу Лаврова с Кулебой, скорее всего, мы будем видеть интенсификацию боевых действий. Это первая причина.

Вторая – это то, что сейчас буквально остались последние дни, когда Россия еще может сделать рывок до того, как настанет истощение войск. Оно прогнозировалось экспертами где-то на 12-15 день войны, что это будут переломные дни с точки зрения возможности использования армии в том режиме блицкрига, который был запущен. Либо сейчас, либо позже уже придется серьезно передислоцироваться, переходить, возможно, к тактике окопной войны. В общем, играть в среднесрочную затянутую перспективу.

И третье – это то, что России сейчас необходимо занять какие-либо стратегические позиции, захватить какой-нибудь украинский город из значимых для нее – Мариуполь, или Харьков, или Киев. Либо начать их полноценное уничтожение для того, чтобы запугивать. Но в любом случае без какой-то сатисфакции для пропагандистской картинки, я не думаю, что Россия попытается закончить 10 марта.

— Приходят сообщения, что в Новую Каховку в Херсонской области, которую несколько дней не контролирует украинская армия – там есть российские солдаты – туда, по сообщениям местных жителей, приехало 10 фур с гуманитарным конвоем с российской стороны. При этом местные власти пишут, что нет такой необходимости, что там есть волонтеры, и силами Киева у них хватает еды. А, в частности, в Херсоне, где была похожая ситуация, местные жители рассказывали, что от этой гуманитарной помощи они отказывались и не брали те продукты, которые туда привозила российская сторона.

Возможна встреча на правительственном уровне в Анталии 10 марта, которую вы уже упомянули. Что вы ожидаете из подвижек? Будет ли какой-то результат от этих встреч? Все-таки они будут проходить на более высоком уровне.

— Крайне скептично настроен. Я думаю, что результата значительного никакого не будет. Политическая часть заблокирована, Россия от ультиматумов не отказывается. Потенциал эскалации еще полностью не вычерпан. Соответственно, без изменения сейчас баланса сил говорить о том, что удастся перейти к переговорам, очень сложно. Скорее это держание руки на пульсе и попытка создать канал коммуникации, который позже может использоваться в случае момента "Ч". Я думаю, что в нем сейчас заинтересована не только Украина, но и Россия, поскольку, понятное дело, все идет далеко не по кремлевскому сценарию.

И можно увидеть, когда принималось решение о так называемом признании оккупированных территорий, да и в целом в последние месяцы можно увидеть, что позиция Лаврова и российской дипломатии, конечно, остается пропагандистски обслуживающей, но при этом очень часто имеет особое мнение. И по разным отголоскам из России можно предположить, что дипломаты сейчас пытаются создать в том числе какие-то более-менее цивилизованные треки ровно для того, чтобы в случае, если ситуация будет выходить из-под полного контроля, чтобы хотя бы была возможность позвонить и подняли трубку. И наоборот – было кому позвонить, чтобы поднять трубку в Москве.

— С учетом того, что российским СМИ запрещено называть войну войной либо вторжением, они называют ее "спецоперацией", возможно ли, так как это "спецоперация", а не война, может ли она увенчаться капитуляцией со стороны России, но достаточно прикрыто, чтобы для населения России это выглядело все равно как победа? Каким может быть такое завершение этой спецоперации?

— Хотелось бы в это верить. Технически я даже могу плюс-минус обрисовать, как это может выглядеть и как это можно запаковать пропагандистски, но я думаю, что этот сценарий очень маловероятный. Поскольку, во-первых, это не в характере Путина – он не отступает назад, даже тактически. Я думаю, что для него это был бы просто слом.

Во-вторых, это будет позиция слабости, так или иначе протрактованная внешними игроками, и для Путина это тоже неприемлемо.

В-третьих, в России сейчас уже начнется волна внутренних проблем очень серьезных и вследствие военной авантюры, и вследствие введенных санкций после этого, плюс мобилизационная волна с апреля месяца начнется.

Сейчас соревнуются между собой две скорости. Первая – это скорость интенсивности войны и того, сколько Украина может продержаться, какой ценой и как она сможет контрнаступать и возвращать территории. А, с другой стороны, ресурс управляемости кремлевской системы, поскольку он будет сейчас экстенсивно очень быстро таять. И, соответственно, что из этого первое падет.

Путин сам, обосновав эту войну как войну на уничтожение Украины, фактически запустил механизм win-lose. Я не думаю, что действительно есть какой-то сейчас реалистичный сценарий, по крайней мере, в ближайшие недели, выхода на какой-то сценарий фиксации потерь, например, и расхождения какой-то мировой. [Вероятности] этого практически не существует. Поэтому, к сожалению, но интенсивность будет лишь возрастать пока что. И, скорее всего, завершение этой войны будет только через изменение политического режима в России.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG