Ссылки

Новость часа

"Стороны перестарались, и у них нет желания остановить это шоу". Политолог Нина Хрущева – об алармистской риторике России и США


В России на политических ток-шоу федеральных каналов риторику США уже называют алармистской. Независимые эксперты по разные стороны тоже отчасти соглашаются с тем, что США нагнетают обстановку. Но, может быть, Вашингтон знает что-то больше, чем все остальные? Об этом Настоящее Время поговорило с политологом, профессором исследовательского университета в Нью-Йорке Ниной Хрущевой.

Политолог Нина Хрущева – об алармистской риторике России и США
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:25 0:00

– Вообще интересно, что все-таки от американской администрации исходит такая двойственная, тройственная и даже разная риторика. Они говорят двумя частями своего рта, как говорится по-английски. С одной стороны, как вы помните, совсем недавно сказали, что мы больше не будем употреблять imminence, то есть неизбежное вторжение. И вдруг в последние дни, наоборот, – и даже несмотря на то, что была информация, что они очень радовались по поводу визита Макрона, и это было как-то обнадеживающе – вдруг сразу же началась очень суровая риторика. Энтони Блинкен обещал уже захват Украины во время Олимпиады, и Байден посоветовал уходить сразу.

Я думаю, что здесь несколько, с моей точки зрения, возможностей: одна – не хотят попасться так, как попались в Афганистане: как вы помните, Байден же обещал, что не будут забирать с крыш, как во Вьетнаме когда-то во время вьетнамской войны. И тем не менее оказалось очень неприятно, то есть не хочет повторять этого.

Потом, я думаю, и в CNN, кстати, несколько дней назад вышла статья, я не знаю, насколько уж можно ей совсем доверять, но такая оправдывающая алармистскую риторику Белого дома уже третий месяц. Этот сигнал дан еще и в очередной раз России: "Мы знаем все, о чем вы думаете, Владимир Владимирович, и мы вам спуску не дадим". Проблема такого подхода [в том], что когда в очередной раз это вторжение не случится, то как их обратно возвращать, насколько можно будет доверять этой администрации и так далее.

Так что такое ощущение, что Белый дом уже выбрал эту позицию – алармистскую, и уже с нее сходить не хочет, независимо от того, какие потом будут последствия.

– Но, может быть, все-таки боятся и повторения в том числе 2014 года, когда никто не ожидал, что такая ситуация произойдет с Крымом, что произойдет аннексия. И администрацию Обамы за это очень долго потом критиковали, что США не предвидели этого, не предугадали, и даже после этого ничего не сделали. Те санкции, которые есть, собственно, не прижимают Кремль к ногтю, как хотелось бы того Западу.

– Абсолютно. И поэтому я думаю, что это такая, – не хочу цитировать Марию Захарову, но все-таки, – истерическая кампания пошла с конца октября именно потому, что мы знаем, что и Виктория Нуланд, участница событий 2014 года, и Энтони Блинкен ко всему этому имел отношение как сотрудник Госдепа. Что это была такая алармистская кампания именно потому, что они точно хотели показать, что раз Путин, предположим, блефует своими войсками, чтобы показать, что он может, то, значит, мы этот блеф возьмем за чистую монету и будем уже его раскручивать так, как будто мы думаем, что действительно сейчас просто завтра война. Безусловно.

Но мои опасения, что и та, и другая сторона сейчас уже, во-первых, перестарались, и потом она уже теперь разыгрывает шоу, которое на самом деле очень страшное, реальное шоу, и я не вижу ни у той, ни у другой стороны желания остановиться, потому что они просто уже воткнулись в землю и дальше считают, что пока другой не моргнет, мы будем продавливать ту же самую политику.

– Очень интересно сравнивать эти алармистские заявления с заявлениями Киева, поскольку в Киеве нет такой алармистской риторики. Да, опасения есть, но в то же время сам Зеленский говорит: "Я призываю вас не бежать в магазин, не покупать спички, все под контролем, все в порядке". Тут возникает вопрос: да, мы говорим с вами об алармизме, действительно, может быть, это алармизм с каким-то дальнейшим потом выигрышем, но тем не менее нельзя исключать, наверное, что, может быть, США что-то знают?

– Знают о том, что…

– ...будет нападение.

– У меня нет, честно говоря, большого доверия к разведывательным данным США. Мы много раз видели, как они глубоко и ужасно ошибались, включая то, что мы упомянули Афганистан, когда даже просто сторонние наблюдатели, если они следили, могли понимать, что то правительство падет очень быстро, США вроде бы как и не знали, что падет. Поэтому я как раз разведывательным данным США не особенно доверяю. И даже если они у них есть, они их читают по-англосаксонски, то есть они читают от А, от B, от С, и анализировать эту глубоко византийскую ментальность Владимира Путина, к сожалению, как-то никто не может.

Я думаю, что как раз Украина это может делать. Но у Украины еще и другая проблема. Это, кстати, к вопросу, что все говорят разными сторонами своего рта. То есть, с одной стороны, Зеленский просит помощи, и военная помощь к нему приходит, с другой стороны, он говорит: "Мы не думаем, что нам что-то угрожает". И мы даже знаем, что Зеленский видел эту американскую разведывательную информацию все-таки, и интересно, что и в каких-то частях Европы и в Украине ее читают по-разному, чем американцы и за ними, естественно, англичане. Поэтому может быть.

Но моя точка зрения, что у Путина долгая тяжелая военная пропагандистская intimidation, то есть такая задавить психологию игра. И в общем, с одной стороны, может быть, очень правильно, что нужно это все показывать алармистски, а, с другой стороны, это тоже может вылиться в проблемы, поскольку, если долго кричать "Пожар! Пожар!" или, как по-английски говорится, cry wolf, что идет волк, а волк пока все еще никак не идет – можно потерять доверие. Я думаю, что президент Зеленский именно как раз к этому и апеллирует, что когда мы точно будем знать, и мы готовимся, но давайте пока хотя бы не делать истерику со спичками и манной крупой.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG