Ссылки

Новость часа

Учительницу уволили за комментарий о низкой зарплате и обвинили в агитации школьников за Навального


В Севастополе уволили школьную учительницу Наталью Ёлгину после того, как она в комментариях к посту главы "российской администрации города" пожаловалась на низкую зарплату. Кроме этого, педагога обвинили в том, что она агитировала школьников идти на митинг за Алексея Навального, пишет Радио Свобода.

Средняя общеобразовательная школа №3 имени Александра Невского с углубленным изучением английского языка, где работала Ёлгина, считается одной из самых престижных в Севастополе, но зарплаты там невелики. Помимо севастопольской гимназии, преподаватель ранее работала учителем английского языка в частном детском саду в Китае, где получала намного больше. Это и стало одной из причин, почему она решилась выйти на одиночный пикет.

Этот ершик и штука для туалетной бумаги за 120 тысяч рублей, а у меня – 12 тысяч рублей зарплата, и 20 отдавать за квартиру!

– 23 января, в день оппозиционного митинга в Севастополе, вы написали комментарий к посту Михаила Развожаева, в котором он призывал молодежь не участвовать в акции. В своем комментарии вы выразили недовольство зарплатой в 12 тысяч рублей. Это был первый раз, когда вы решили публично заявить об этой проблеме?

– Да, я никуда не обращалась раньше. Я не обращала никакого внимания на политическую жизнь, потому что я деньги зарабатывала, чтобы прокормить себя.

– Но это же не политическое требование. Почему вы решили написать именно под постом о митинге?

– Потому что накануне ночью я увидела, что все в соцсетях пишут про какие-то замки Путина. Что за замки Путина? Посмотрела фильм Навального, и то не целиком, потому что уже была ночь. И меня просто взорвало. Этот ершик и штука для туалетной бумаги за 120 тысяч рублей, а у меня – 12 [тысяч рублей] зарплата, и мне надо 20 [тысяч рублей] отдавать за квартиру! И я думаю: "Ну все, держите меня семеро!" У меня просто истерика ночью была. Утром я написала тот самый комментарий к посту Развожаева и пошла гулять.

– Вы участвовали в митинге?

– На митинг я не ходила, я его не организовывала. Я подумала, что у губернатора города должна быть какая-то информация по поводу замков и митингов, пошла к нему на страничку и увидела, что на площади Нахимова состоится выставка техники ("правительство Севастополя" в день проведения оппозиционного митинга организовало на главной городской площади выставку коммунальной техники). Я позвонила подруге, и мы пошли с ней и с ее пятилетней дочкой эту выставку смотреть. Мы гуляли, лазили по мусоровозам, сидели за рулем, фотографировали, кормили птиц хлебом и кашей. Увидели, что стоят байкеры с мотоциклами, пошли к ним пообщаться. Видели, что проходит митинг, но в нем не участвовали.

– Как на вашу жалобу в комментариях у губернатора отреагировала администрация школы?

– В тот же день, примерно в три часа, когда я еще была на площади, смотрю – звонок от завуча. Я подумала: "Все понятно, уже доложили, значит". Она мне не звонила никогда в жизни, тем более не стала бы звонить в субботу, когда у меня выходной. Я подняла трубку, но там была тишина. В третьей школе очень плохая связь, поэтому мы не смогли поговорить. Потом я перезвонила ей, но у нее уже было занято, и она не взяла трубку. То есть в субботу и воскресенье [23 и 24 января] я с начальством не говорила.

В понедельник в 7 часов утра директор школы позвонила мне и попросила зайти в кабинет перед уроком. Я пришла к ней, и она мне сказала: "Ты же понимаешь, что ты меня подставила? Ты мне все выходные испортила. Мне сразу начали звонить и говорить, что у меня учителя такие невоспитанные и что они вообще себя позволяют". Я попросила прощения. Анжеллу Михайловну я очень уважаю, она классный человек, взяла меня на работу, пожалела. Я искренне раскаялась в тот момент, что такой комментарий написала из-за этого фильма. Я действительно директора подставлять не хотела, написала на эмоциях. Предложила ей удалить свой комментарий и удалила его.

– После этого не было никаких претензий?

– Нет, ничего больше не было, ни о каком увольнении речи не шло. Директор сказала мне: "Наташа, это такая система, успокойся, все равно ничего не поменяется. Развожаев молодец, поднял нам ставку с 11 800 до 14 800. Они [власти] работают, они все делают, просто не все сразу, есть другие дела. Все будет, не переживай". Я ей говорю: "Ну как мне жить, если мне за квартиру платить больше, чем я получаю в месяц?" А она: "Репетиторство возьми, я же разрешаю". С репетиторством мой доход составлял 35 тысяч, но сам факт, что у меня такая зарплата в школе, меня расстраивал.

Почему я в Китае получала $2,5 тысячи, а тут за такую же работу – $100-200?

– Каким образом сложились дальнейшие события, что эта ситуация привела к вашему увольнению?

– В среду, 27 января, у меня был всего один урок в школе. После него я пошла в Институт развития образования (это подразделение департамента образования, которое находится рядом с моей работой) и говорю: "Здравствуйте, у меня зарплата в третьей школе 12 тысяч рублей. Почему так мало?" Комментарий я удалила, к Развожаеву вопросов нет, а кому тогда эти вопросы [адресовать]? Я хочу нормальную зарплату. Почему я в Китае получала $2,5 тысячи, а тут за такую же работу – $100-200? Мне есть с чем сравнить в отличие от людей, которые всю жизнь здесь проработали.

В институте мне сказали, что финансовыми вопросами не занимаются. Отправили меня через дорогу, в другой кабинет. В этом кабинете женщины мне показали документы, сказали, что есть положение о финансировании, на основе которого происходит распределение бюджетных средств. Посоветовали обратиться в Совет молодых педагогов и попасть на прием в департамент образования. В департаменте охранник меня внутрь не пропустил. Я полчаса простояла на проходной. Звонила [директору департамента образования] Елене Богомоловой и четырем ее замам, но никто из них не взял трубку. В итоге попасть на прием я так и не смогла.

С руководителем Совета молодых педагогов я также не смогла пообщаться, потому что в тот момент, когда я к ней пришла, директора всех школ города были на совещании у Богомоловой и глава совета тоже там присутствовала. На этом совещании Богомолова при всех разносила Анжеллу Михайловну за то, что у нее такие невоспитанные учителя, о чем сама Анжелла Михайловна мне потом рассказала.

На следующий день после третьего урока меня заводят в кабинет директора и говорят: "Наташа, подпиши". Я говорю: "Что это?" – "Это уведомление о том, что завтра твой последний рабочий день". Я подписывать отказалась, стала все снимать на камеру. Приказ об увольнении был с 30-го числа. Но так как в субботу, 30-го, у меня уроков нет, я в этот день уже не работала. Так что последний мой рабочий день был 29 января.

– Какая причина была указана в приказе об увольнении?

– Выход на работу основного сотрудника, которая якобы решила досрочно вернуться из декрета.

– Эта сотрудница действительно вышла на работу?

– Нет. Я узнавала – с 1 февраля она уволилась из школы.

В кабинет директора зашли трое мужчин в штатском

– Вы еще рассказывали, что в школу приходили сотрудники Центра "Э".

– Тогда же, в четверг [28 января], в кабинет директора зашли трое мужчин в штатском. Я засняла их удостоверения. Первое, что они меня спросили, – была ли я на митинге 23 января. Мы с ними беседовали целый час, я им рассказала обо всем: почему приехала в Севастополь, почему пошла на такую зарплату, что я не участвовала в митинге. В конце меня предупредили: "Наталья, действуйте в правовом поле. Если вы хотите идти на митинг, пожалуйста, согласуйте его в правительстве". Мне просто сказали, чтобы я не ходила на [несогласованные] митинги. Я сказала – окей. То есть митинг не был причиной увольнения.

Один из сотрудников всю беседу записал на диктофон. Очень многое из того, что было изложено в этой беседе, впоследствии оказалось в статье в телеграм-канале "Тирион Севастопольский", где меня поносили последними словами. Я нигде больше этого не рассказывала. И вот мне интересно, как эта информация оказалась в руках автора этого канала? Я не знаю, кто автор, но есть подозрения, что это Сергей Толмачев, советник Развожаева (в команде "губернатора Севастополя" он курирует вопросы внутренней и информационной политики).

– После увольнения вы провели одиночный пикет у здания правительства Севастополя. С какими требованиями вы выходили на него?

– Я провела пикет вечером 5 февраля, в пять часов. Подумала, что люди будут выходить с работы и меня увидят. Я предупредила [своих подписчиков] о пикете, но не сказала, во сколько приду, чтобы никто не пришел из тех, кто меня поддерживает, потому что тогда бы это была уже несогласованная акция. Я стояла с плакатом: "Меня уволили из третьей школы за недовольство зарплатой 12 тысяч рублей", вела прямой эфир в инстаграме. Хотела просто донести эту информацию до чиновников.

Я никого не призывала идти на митинг

– Вас также обвиняли в том, что вы призывали школьников идти на митинг за Навального.

– Я никого не призывала идти на митинг. В пятницу, накануне митинга, пятым уроком у меня была олимпиадная группа. Это была отработка за пропущенный день, о котором на сайте школы сказано, что я прогуляла. Да, я пропустила этот день по семейным причинам, была в деревне у родителей, не пришла на работу и никого не предупредила. Это было в самом начале третьей четверти, когда школа уже открылась, но Развожаев еще на неделю продлил каникулы, так что занятий в этот день не было. Я провела несколько занятий с олимпиадной группой по просьбе завуча, мне очень понравилось, там очень умные детки. И вот одно такое занятие было перед митингом.

Темой этого урока было "Страна, в которой я хочу жить". Мы с ребятами общались, я рассказала им всю свою историю, рассказала, сколько зарабатывала в Китае и сколько зарабатываю сейчас. После этого спросила, как они хотят организовать свою жизнь, на кого будут учиться, кем хотят работать. В конце я спросила у них, какой завтра день. А одна девочка мне говорит: "Завтра митинг". – "Какой?" – "За Навального". Я говорю: "А кто такой Навальный?" Они мне рассказали, я говорю: "Прикольно, не знала". Они: "Серьезно?!" Я говорю: "У меня зарплата 12 тысяч, я просто каждый день работаю, чтобы еду покупать, мне не до этого". И я спросила, что они об этом думают. Мне просто интересно было узнать мнение умных детей из третьей школы. Я его узнала.

Я хочу добиться восстановления на работе и выплаты компенсации

– Что вы намерены делать дальше?

– Я сейчас еду к своему юристу. Он уже подготовил документы. Мы их подписываем, и я отправляю по почте иск против администрации школы по поводу незаконного увольнения. Параллельно мы готовим иск о клевете по поводу публикации на канале "Тирион Севастопольский".

– Вы подаете в суд по совету юристов или это было ваше решение?

– Это было мое решение. Я не хотела этого делать, но потом поняла, что это неизбежно. Я хочу добиться восстановления на работе и выплаты компенсации. Я планирую продолжить свою трудовую деятельность в школе. Увольняться я не собиралась.

Оригинал – на сайте Радио Свобода

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG