Ссылки

Новость часа

Из вуза – в коровник: как работает распределение выпускников в Беларуси


Беларусь – единственная в Европе страна, где существует обязательное распределение после окончания высших и средних учебных заведений. Выпускник обязан отработать два года в назначенном для него государственном месте. Недавно Владимир Путин в интервью ТАСС поддержал возврат практики распределения в Росиии: "Если человек учился за государственные деньги, он должен отработать или вернуть деньги".

В 2019 году в Беларуси из 18 тысяч выпускников, обучавшихся за счет государства, свободный диплом получили только два человека. Выпускник не может отказаться от распределения, иначе ему нужно заплатить штраф в размере от 10 000 до 20 000 евро.

Вероника родом из города Лида. Она окончила факультет журналистики Минского университета и получила распределение в газету в Воронове – поселке с населением 6500 человек.

"Я отучилась бесплатно и осознавала, что буду потом отрабатывать. Но я шла с мыслью, что я буду критиком. Например, кинокритиком, потому что это мне больше нравится. В итоге я получила специальность "литературная работа", которая уже вымершая. Она когда-то была в советских театрах, и тогда литературные работники что-то делали", – рассказывает Вероника.

"Просто проблема в том, что, идя на распределение, мы не знали своих прав. У меня было два суда. Мы – проблемные для университета, но, мне кажется, мы те самые люди, которые пытаются отстоять свои права", – считает девушка.

Веронике удалось перераспределиться в Минск. Однако работу по непосредственной специальности она так и не нашла. Ее последним материалом в вороновской газете стал репортаж о местном конкурсе красоты. Большинство участниц – такие же молодые специалистки, приехавшие отрабатывать по распределению.

"Газета просто является пресс-центром исполкома. Исполком говорит: вот расписание, куда вам нужно пойти и что сделать. Я поняла, что нас четыре года готовили именно к этому. Нам все время навязывали, что мы не будем свободными и независимыми", – говорит Вероника.

"После распределения я почувствовала себя так, как будто я недостойна жить, я недостойна вообще чувствовать и дышать. Я просто должна приходить на работу и работать. Желательно круглый год, круглый день и без выходных", – делится девушка.

После того как Вероника перераспределилась в Минск, она почувствовала себя относительно свободно: "Мне кажется, жизнь поменялась. Я, наоборот, как-то вернулась в нормальное состояние. Теперь я могу решать сама, где мне жить и как мне жить".

При распределении, по ее мнению, не учитываются ни желания, ни возможности, ни стремления, ни цели выпускников.

Андрей отрабатывает распределение ветеринарным фельдшером на ферме "Агрогородок".

"Я знал, что страна сельскохозяйственной направленности готовит специалистов под себя, а не в интересах самих специалистов. Поэтому у нас существует система распределения – и бюджетники должны своей работой, своим потом и кровью возместить те средства, которые государство затратило на их обучение. Поэтому людей отправляют в различные уголки страны отрабатывать, – рассказывает Андрей. – На молодых специалистах, и не только специалистах, отрасль сейчас вообще еле дышит".

По словам Андрея, интернет в деревне практически не ловит. Когда он въехал в предоставленное жилье, в нем были пустые стены. В обустройстве быта ему помогали родители.

Андрей демонстрирует, в каких условиях ему приходится работать: "Вот в таком вот болоте содержатся телята. Сарай очень страшный, и грозится зимой обвалиться крыша".

"Есть колхозы, в которых медикаментов настолько нет, что дают один флакон глюкозы на все время, и то в долг, если на коленях постоять. И дают один дежурный антибиотик, – продолжает Андрей. – У нас же ситуация другая. Нам дают в долг медикаменты. Но мы еще не настолько ущербно-запущенный колхоз, поэтому у нас медикаментов хватает. Все упирается в деньги. Мой начальник приезжает и чуть ли не на коленях просит препараты в долг. А потом мы этот долг возмещаем коровами".

"Опыт, полученный здесь, дает мне просто стаж в рабочей книжке. В остальном же он бесполезен в нормальной жизни. Навыки, которые я приобрету здесь, если я не буду дальше работать в сельском хозяйстве, мне не пригодятся. Например, если я захочу пойти работать в ветеринарную клинику с мелкими животными", – считает Андрей.

"Я уже отработал полгода. Осталось мне отработать еще полтора. Продлевать контракт здесь я, разумеется, не буду. Трудиться здесь невозможно. С графиком шесть, а то и семь дней в неделю, ночными подъемами, когда ты один на тысячу голов, а по хозяйству вас вообще только два человека на 2500 голов. Условия труда невыносимые. Здесь будущего просто нет, – убежден Андрей. – Невозможно трудиться по-нормальному. Это путем подвига выполняется все. В одиночку! На грудь, на амбразуру!"

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG