Ссылки

Новость часа

"Решать будет товарищ Кризис". Почему Путин не отвечает на вопрос о власти


Павловский о том, почему Путин не отвечает на вопрос о власти
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:11 0:00

Итальянские журналисты спросили Владимира Путина во время визита российского президента в Рим, задумывается ли он о России после него в 2024 году, намерен ли он уйти из политики или остаться в ней в другом качестве. Ответ Путина был уклончивым. Настоящее Время поговорило о его словах с политологом Глебом Павловским.

"Об этом пока рано говорить. Впереди еще пять лет напряженной работы. И при такой стремительной динамике, которую мы сейчас наблюдаем в мире, трудно делать прогнозы. Поверьте, сейчас мне есть чем заняться в том качестве, в котором нахожусь", – сказал Путин.

Президентские полномочия Путина истекают в 2024 году. Тогда кончится его четвертый – или "второй подряд", как записано в Конституции, 6-летний срок. К тому времени Путину исполнится 72 года.

— Путин после 2024 года – кто он, по вашему мнению?

— Обращает внимание на себя то, что Путин не сказал – самый простой способ уйти от подробностей – это сказать, что в 2024 году я уйду с поста президента. Но он этого не сделал.

— То есть вы предполагаете, что он все-таки поборется еще за власть?

— В той или иной форме. Но я думаю, что власть поборется за него, если так можно сказать. Ведь в системе, которая возникла, нет способа уйти, нет способа руководителю государства и руководителю мировой политики просто так взять и уйти, потому что кончился его срок. Поэтому возникает ложная проблема: кем будет работать Путин после 2024 года.

— А почему нет такой возможности? Закончился срок, начались выборы, избрали нового главу государства, Путин ушел на пенсию. Почему нет?

— Совершенно верно. Но он так не говорит, вот ведь в чем дело. Он неопределенно ссылается на мнение большинства, что можно понимать по-разному, ведь большинство есть не только на выборах, а есть и на референдумах. То есть возможны всякие интриги. Но главное, что я думаю, что Путин не решает на самом деле этот вопрос.

— А кто решает?

— Он, может быть, об этом думает, и это нормально. Но он его уже не решает, за него будет решать система в той кадровой и политической расстановке, которая сложится к этому времени. Если она не сложится раньше. Это будет товарищ Кризис, или господин Кризис – называйте это как хотите. Большой политический кризис власти, связанный с очень простым обстоятельством – что Путин никого не может назвать. Назвав кого-то, он его убьет политически.

— Своим преемником, вы имеете в виду?

— Да, назвав его, например, сейчас, он его точно убьет, как в другой ситуации Борис Ельцин, к сожалению, сделал это с Немцовым, фигурально назвав его тогда следующим кандидатом, и все объединились против него. В данном случае ведь объединяться будет не население, а ближний круг, друзья.

— О ближнем круге условном, я не знаю, уж включаете ли вы в это понятие тех людей, о которых я хочу спросить. Путин сказал, что не стоит говорить о планах на 2024-й. Как вы думаете, в ближнем круге или в Кремле тоже так считают, что еще рано об этом говорить?

— Нет, там об этом, я думаю, непрерывно обсуждают эту тему. Это очень важная тема, но обсуждают абсолютно келейно и только тет-а-тет с теми, кому верят. Потому что, в отличие от ельцинских времен, эту тему обсуждать легально внутри даже высшей бюрократии не разрешается. Вон Володин попытался как-то пошутить, может быть, даже, что он мог быть президентом (а он мог бы быть президентом, почему нет?), но, в общем, теперь он шутит на другом рабочем месте.

— Социологи говорят о том, что рейтинг одобрения Путина падает. Как его могут поднять, учитывая, что ни Крым, ни Сирия уже положительных эмоций не вызывают?

— А это не главная проблема. Потому что рейтинг важен был, когда существовали еще в той или иной степени выборы, наш авторитаризм был электоральным авторитаризмом. Номинально он остается им и сегодня, но никто не думает, что какие выборы могут быть в 2024 году, если это второй конституционный срок. Сломать Конституцию? В это никто не поверит, и в легитимность Путина уже точно никто не поверит.

— Часто обсуждаемый сценарий – это так называемое объединение с Беларусью в единое государство. Накануне Лукашенко заявил о том, что он против такого объединения. По-вашему, этот сценарий снят с повестки дня или еще актуален?

— Главная ошибка таких сценариев – то, что они предполагают одно лицо. В них предполагается, что новое руководство после 2024 года может быть единоличным. Мне кажется, это абсолютно невозможная вещь. Так или иначе, возникнет коллективное руководство. И Путин сам подготовил эту ситуацию, потому что он стянул такое невероятное, невозможное и бессмысленное практически количество полномочий неформальных, что их нельзя передать другому человеку. Просто нельзя, нет способа.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG