Ссылки

Новость часа

"Перенес спор о репрессиях на поле противника". Бывший следователь судится с "Российской газетой" из-за интервью директора ФСБ


Суд отклонил иск бывшего следователя по особо важным делам Генпрокуратуры Игоря Степанова к "Российской газете" из-за интервью директора ФСБ Александра Бортникова. В декабре 2017 года, накануне столетнего юбилея Дня чекиста, Бортников в интервью под названием "ФСБ расставляет акценты" назвал расстрелы эпохи Большого террора "перегибами на местах": он сказал, что "чрезвычайные меры" были продиктованы чрезвычайностью ситуации.

Степанов с этим не согласился и доказывал обратное на примере своей семьи, в которой по меньшей мере 20 человек были репрессированы.

В иске Игорь Степанов требовал опубликовать его мнение о массовых расстрелах в том же объеме и на тех же страницах, которые занимало интервью с директором ФСБ России Александром Бортниковым, пишет "Коммерсант".

Судья отказалась вызывать Бортникова в качестве свидетеля. А в редакции "Российской газеты" пояснили, что в интервью приведено личное мнение гражданина Бортникова об определенных аспектах истории России в XX веке. Однако в просьбе опубликовать в газете другую точку зрения Степанову отказали.

Официальный представитель Степанова в суде, президент движения "Союза правых сил" Леонид Гозман в эфире Настоящего Времени рассказал, на что рассчитывал истец.

Леонид Гозман о суде из-за интервью директора ФСБ: "Спор о репрессиях на поле противника"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:47 0:00

По словам Гозмана, Игорь Степанов был лично задет интервью директора ФСБ, ведь его родственники были убиты, и он принес длинный список со всеми документами и доказательствами.

Степанов заявил, что подобным высказыванием Бортникова его родственники переводятся в категорию потерпевших от конкретных преступников. Он же считает, что они – жертвы политических репрессий, у них есть этот статус, они реабилитированы как жертвы политических репрессий, рассказывает Гозман. Поэтому Степанов считает себя пострадавшим от этого [высказывания] и требует дать ему возможность ответить на страницах "Российской газеты".

"Господин Бортников дал свою версию того, что произошло в нашей стране. А произошло, с его точки зрения, следующее: во-первых, подсудимые знаменитых московских процессов 1938 года были не так уж и невиновны, потому что хотели же люди Троцкого убить Сталина – что-то было такое, с точки зрения Бортникова. Но самое главное в этом интервью другое: репрессии – это результаты перегибов на местах. А если есть результаты перегибов на местах, это значит, что жертвы политических репрессий не являются жертвами политических репрессий преступного государства, а являются жертвами, потерпевшими от конкретных преступлений, не имеющих статуса жертв политических репрессий", – поясняет Леонид Гозман.

Степанов собрал все документы и потребовал у Бортникова ответа на страницах "Российской газеты". Дальше будет вторая инстанция, Страсбургский суд, победа в Страсбургском суде, уверен Гозман.

"Мне кажется, то, что делает Степанов, – это очень важно. Он перенес спор о репрессиях на поле судебного заседания, на поле противника на самом деле. Это очень важно, они этого дико боятся", – говорит Леонид Гозман.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG