Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

"Флирт не имеет с этим ничего общего!" Пострадавшая от уличного харассмента – о сексизме и домогательствах во Франции


История Мари Лагерр, 22-летней студентки из Парижа, вызвала отклик не только во Франции, но и во всем мире. 24 июля Мари возвращалась домой, когда неизвестный мужчина, по ее словам, обратился к ней "с непристойностями", а позже, когда девушка грубо ответила, ударил ее по лицу. Инцидент записала камера наблюдения в ресторане, рядом с которым и произошла ссора.

Мари выложила видео в соцсети. Министр по вопросам гендерного равенства Франции Марлен Шиаппа прокомментировала ситуацию. Парламент Франции 2 августа во втором чтении принял новый закон, запрещающий домогательства к людям на улице, и ввел штрафы за подобное поведение.

Корреспондент Настоящего Времени расспросила Мари Лагерр о том, что произошло за кадром отснятого уличной видеокамерой. Также мы поговорили о проблеме сексуальных домогательств во Франции в целом и о том, адекватны ли методы, которыми правительство пытается бороться с харассментом, а также о том, что говорят во французском обществе в эру движения #MeToo.

Мари Лагерр
Мари Лагерр

– Мари, что случилось с вами в тот день?

– Я возвращалась домой, шла по улице мимо мужчины, который начал издавать непристойные звуки, причмокивая языком и свистя мне вслед. Он по-настоящему разозлил меня, потому что он не был первым на той неделе и даже в тот день. Я разозлилась и ответила ему: "Заткнись!" в знак протеста. Я не думала, что он меня услышал, но, как оказалось, да. Он рассвирепел и в ответ бросил в меня пепельницей, на что я ответила оскорблениями в его адрес. После чего мужчина кинулся ко мне и ударил меня по лицу, что впоследствии люди могли видеть на видео с камеры наблюдения.

– Что вы почувствовали в тот момент?

– Эта ситуация меня очень расстроила. У меня нет ни одной подруги, которая не прошла бы через подобное. Я думаю, что сто процентов женщин сталкиваются с сексуальными домогательствами на улице, и сегодня это большая проблема. И я не считаю, что это нормально, что мы, женщины, не можем чувствовать себя в безопасности на улице. Поэтому я поделилась этим видео и своей реакцией на фейсбуке, чтобы выразить свои чувства. Мне кажется, все, кто его посмотрел, были шокированы.

Благодаря этому видео люди стали реагировать, и оно помогло привлечь внимание к происходящему. Ведь несмотря на то, что мы, женщины, говорим об этой проблеме годами, и несмотря на такие общественные инициативы, как #MeToo или #BalanceTonPorc (#СдайСвоюСвинью) [французский вариант движения #MeToo, против сексуальных домогательств – НВ]. Кажется, что люди начали осознавать весь масштаб происходящего только после того, как это видео наглядно показало, как далеко ситуация с домогательствами может зайти.

Меня очень разозлило то, как унизительно он ко мне обращался. Я была так возмущена, меня просто захлестнула волна адреналина. Я не чувствовала страх, но, я думаю, мне повезло, ведь последствия могли быть хуже. Он мог причинить мне значительно больший вред.

– Как широко распространено такое поведение во Франции?

– В Париже такое случается каждый день. Но это случается и в других городах. В одном небольшом городке во Франции однажды мне плюнули в лицо в автобусе. В другой стране (в Азии) меня домогались на улице. Это случается везде – не только в Париже. Хотя это правда, что здесь такое происходит намного чаще, возможно, потому, что это очень большой город.

Но что я хочу подчеркнуть: из тех сообщений, которые я получила от женщин со словами поддержки, я поняла, что это происходит везде в мире, это огромная проблема. Также я получила много сообщений от мужчин, которые раньше не осознавали весь масштаб происходящего. Поэтому я думаю, что у нас есть надежда.

Кажется, что люди начинают понимать, и мужчины тоже открывают глаза на проблему, что очень хорошо. И я думаю, что мир должен больше прислушиваться к женщинам, когда они делятся подобными историями. И важно доверять им, потому что очень часто получается так, что первая реакция на такие жалобы – недоверие и убеждение в том, что женщина врет.

Я получила и некоторые негативные, злые сообщения, но совсем немного, может быть, дюжину на тысячу сообщений с поддержкой. Но харассмент может случиться и онлайн. И из-за того, что все теперь знают мое имя, и мне нужно защитить себя на случай угроз, полиция узнает них в первую очередь, разумеется.

Как французские женщины обычно реагируют в подобных ситуациях, когда становятся жертвами уличного насилия и домогательств?

– Из тех сообщений, которые я получила, я узнала, что многие женщины, которые попадают в похожие ситуации, отвечают так же, как и я, то есть кричат: "Заткнись!" или даже ударяют обидчика. В общем, они реагируют. Но многие женщины также писали, что они слишком напуганы и не могут в тот момент найти подходящую реакцию. Они просто опускают глаза и продолжают идти своей дорогой, потому что боятся.

Как вы относитесь к движению #BalanceTonPorc – французскому #MeToo – и в чем специфика проблемы сексуальных домогательств во Франции?

– Что касается женщин, которые говорили о том, что хотят иметь "свободу быть обеспокоенными", на мой взгляд, ясно, что они не понимают, о чем мы говорим, либо они настолько интегрировали сексизм в свое сознание. Я даже не знаю, что сказать.

Но в любом случае их движение, безусловно, помогло познакомить общественность с проблемой, но то, что они делают, – этого недостаточно. Конечно, это помогает свободе слова, помогает женщинам высказываться о том, что они пережили, и это очень важно. Но я не думаю, что движение делает достаточно. Также недостаточно того, как реагирует правительство.

Почему? Что вы думаете о новом законе, который только что утвердили во Франции, и о введении штрафов за уличные домогательства? Адекватная ли это мера, как вам кажется?

– Сексуальные домогательства уже и раньше рассматривались как преступление [во Франции], а то, что они предлагают сейчас, – это наказывать за "сексистское поведение". Оно может облагаться штрафом, оно запрещено.

Я не считаю, что это достаточная мера.

В первую очередь, это означает, что для начала полиция должна определить, если чье-то поведение на улице попадает под категорию "сексистского". Кроме того, полиция должна быть дополнительно образована по этому вопросу. А на сегодняшний день это не так, потому что среди самих полицейских множество случаев сексизма. Если мы просто взглянем на количество жалоб, которые подают женщины в связи с сексуальным насилием, мы увидим, что примерно 60 процентов этих жалоб отклоняются. Это свидетельствует о том, что полиция относится к этим жалобам с насмешкой, или они просто говорят, что жаловаться бесполезно. Это абсолютно неприемлемо сегодня, что женщины не могут добиться успеха [своей жалобы], даже когда они говорят о изнасиловании.

Это абсолютно неприемлемо, что полиция не создает комфортную ситуацию для жертв насилия, что они не принимают их жалобы или даже высмеивают их. Такое случалось и со мной, и с членами моей семьи. Я считаю, что в том наказании, которое вводит новый закон, возможно, посыл [обществу]. Но этого недостаточно.

Самая главная задача, которая стоит перед нами, – образовывать, менять настроение в обществе, информировать полицию, судей, врачей и учителей. Потому что важно, чтобы мы поняли: то меньшинство сексистов, из-за которых мы не чувствуем себя в безопасности, которые нападают на нас, – они прекрасно интегрированы в наше общество.

Это не какие-то головорезы с улицы, вовсе нет. Вы можете найти таких мужчин среди политиков, полицейских, судей, учителей, актеров, музыкантов. И важно, чтобы сегодня мы не проявляли ни малейшей терпимости по отношению к сексизму, и чтобы перестали выгораживать влиятельных мужчин, только потому что у них есть власть.

– Бытует мнение, что зачастую сложно провести грань между тем, что считать домогательством, а что обоюдным согласием на ухаживание. Как можно разрешить эту проблему?

– Я думаю, то видео, которым я поделилась, помогло тем, что оно действительно наглядно показывает, что подобное поведение не имеет никакого отношения к тому, чтобы "кадрить" женщину – это чистое проявление доминирования. И доказательство тому то, что когда я выразила свое несогласие с происходящим, меня ударили. Поэтому цель такого поведения – не уделить женщине внимание, а доминирование над ней. Это способ унизить женщину. Флирт не имеет с этим ничего общего, и любая женщина в состоянии понять разницу. А если некоторые мужчины этой разницы не чувствуют, им следует как следует задуматься и прислушаться к женщинам.

– В чем основной итог произошедшего и того, что это видео получило огласку и широкий резонанс?

– Из тех личных сообщений, которые я получаю, я вижу, что этот случай помогает людям понять масштаб проблемы. Потому что иногда, когда мы говорим: "Меня освистывают на улице и называют разными непристойными словами", мы получаем такую реакцию: "Не обращайте внимания".

– Думаете ли вы, что отношение к сексуальным домогательствам зависит от конкретного менталитета страны, в которой оно случается?

– Возможно, люди смотрят на Францию как на такое романтическое место, а, с другой стороны, они думают, что здесь женщины уже достигли равенства с мужчинами. Но феминистки часто оспаривают это.

Полагать, что Франция достигла равенства, – это огромная ошибка.

Если вы подумаете о том, что каждые три дня одна женщина [во Франции] погибает от насилия со стороны мужчины – будь то ее парень, муж или бывший муж, – это не может не возмущать. Так что, может, Франция и пытается предстать в образе страны, в которой права мужчин и женщин равны – и, возможно, она не одинока в этом (другие страны тоже пытаются поддерживать подобный имидж), но стоит лишь послушать то, что говорят женщины, чтобы понять, как далеко это от действительности. Нам предстоит еще долгий путь к этому равенству.

Но я думаю, если люди откроют глаза и осознают, как запущена ситуация на данный момент, мы сможем измениться и приблизить это будущее. И я не теряю надежды. Мы достигнем равенства – возможно, не сейчас, но мы достигнем его.

– Сложно ли было вам решиться публично высказаться о том, что случилось?

– Я ни секунды не сомневалась в том, чтобы открыто рассказать о случившемся.

Я думаю, мой главный месседж в том, что все женщины должны услышать и понять: мы должны поменять свое восприятие стыда и отношение к нему. Женщины в таких ситуациях не должны испытывать стыд, а те, кто нас унижает, – вот они как раз должны. Это то, о чем я говорила еще давно, и я не испытываю ни малейшего стыда от того, что мне прилюдно залепили пощечину. Для меня моя реакция – это способ противостоять такому поведению.

Единственное, что сложно для меня в этой ситуации – это справляться с вниманием прессы, оно немного захлестнуло меня. Но я стараюсь, как могу, и вокруг меня много людей, готовых помочь.

Сейчас вместе с командой активисток Мари запустила веб-сайт Nous Tous Harcelement ("Нас всех домогаются") noustoutesharcelement.fr, где женщины могут анонимно рассказать о случаях приставаний к ним. Пока сайт представлен только на французском языке, но в планах создать и англоязычную версию.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG