Ссылки

Новость часа

Как в московской полиции избавляются от ненужных лошадей


В Москве бывшие кавалеристы 1-го оперативного полка полиции уже не первый месяц пытаются выкупить у государства своих лошадей. В этом году они впервые за 15 лет продаются законным путем – через официальные торги. Но несмотря на готовность экс-кавалеристов заплатить за своих лошадей вдвое больше минимальной суммы, подведение результатов торгов уже запаздывает на полтора месяца.

Кавалеристы и их адвокат подозревают, что лошадей хотят просто продать на мясо, рассказывает Радио Свобода.

Последние 15 лет полицейские лошади, которые уже отслужили свое, просто исчезали. МВД не проводило официальных торгов, поэтому отследить, что стало с животными, невозможно.

Мария и ее лошади

Экс-кавалерист Мария Батурина три года назад хотела выкупить своего коня по кличке Бросок. С ним она выступала на соревнованиях и после увольнения хотела забрать коня себе, тем более, раньше кавалеристы могли договариваться с начальством о выкупе своих лошадей.

Но тогда животных увезли на какой-то фуре. "Сотрудники поехали за машиной и смогли сфотографировать госномер, после чего мы пробили, кому она принадлежит. Это была фура предпринимателя, который занимался переработкой конины", – рассказывает кавалеристка.

Она уверена, что лошадей из последнего списания увезли на убой. Это была обычная фура, в которой для погрузки лошадей не предусмотрено ни трапа, ни стойла. К тому же, по словам Марии, в машину затолкали 18 голов, тогда как в самый большой коневоз влезает только 9. "В таких условиях они переломались бы по пути", – говорит Мария.

Сейчас Мария Батурина хочет выкупить самого молодого коня из списка, 11-летнего Парада, которого она тренировала еще жеребенком.

По ее словам, многие из сотрудников тоже в будущем надеются выкупить своих лошадей. В следующее списание попадут много лошадей, которые всю жизнь работали с одним кавалеристом.

И это не единственный случай махинаций с животными.

Мария рассказывает, что раньше лошадей продавали под заказ: в полк приезжали спортсмены, выбирали себе лошадей, на которых были какие-то спортивные надежды, а потом этих лошадей списывало начальство. На место полковых привозили других, порой совсем неподготовленных. Были случаи, что на этих нетренированных лошадях разбивались кавалеристы.

"Моя коллега разбилась на такой лошади и была комиссована. С подмененной лошадью не работал профессионал, а по документам эта лошадь уже сдана в строй и должна работать. Причем после подмены клички у животных оставались те же".

"Потенциальные смертники"

Кавалеристы хотят, чтобы лошадей можно было законно купить, чтобы они сами могли участвовать в торгах. Ведь в основном они за свой счет и лечат лошадей, и покупают им подкормки – полк не может обеспечить все необходимое. Они положили жизнь на этих лошадей и готовы отдать за них деньги. Для кавалериста лошадь – это настоящий напарник, и терять его очень тяжело.

Мария Батурина с конем Броском, которого она не смогла выкупить. Фото 2012 года
Мария Батурина с конем Броском, которого она не смогла выкупить. Фото 2012 года

"В конце концов, мы же не просим отдать их бесплатно, – возмущается Мария. – Я сама долго не могла оправиться, когда Броска увезли. Как бы в полку ни говорили, что лошади уехали не на мясо, а показать они их не могут. Конный мир хоть и большой, но мы все друг друга знаем. Если бы лошади были живы, мы бы хоть нескольких смогли бы найти".

Сейчас, говорит Мария, у кавалеристов опускаются руки, потому что их лошади – это потенциальные смертники.

Хотя использовать полковых лошадей для переработки на мясо может быть опасно: в течении всей жизни их лечат различными лекарствами для поддержания формы и здоровья.

К тому же в полку служат животные не мясных пород. Они вполне могут использоваться для иппотерапии или обучения детей верховой езде. Ведь у полицейской лошади, говорит Мария, непробиваемая психика: она ничего не боится и ни за что не скинет седока.

Как продавали лошадей

Экс-кавалеристы и их адвокат Маргарита Гаврилова смогли добиться, чтобы в этом году реализация лошадей проходила по закону. В конкурсе на реализацию лошадей приняли участие ИП Антипенко (на тот момент уже год как ликвидированное) и ООО "Триксель-Н", которое на тот момент принадлежало тому же Анастасу Антипенко.

В итоге многочисленных пертурбаций компаний Антипенко, его "Триксель-Н" осталась единственным заявителем, который и выиграл контракт на 6 тысяч рублей на организацию продажи имущества МВД.

По результатам конкурса МВД заключило с компанией "Триксель-Н" договор на продажу 32 животных, где отдельно отмечено, что "использование лошадей для переработки сырья не предусматривается". В среднем лошади были оценены в 26 тысяч рублей за каждую.

Несмотря на то что экс-кавалеристы все же добились официальных торгов, им еще пришлось побороться за возможность принять участие в этих торгах – о приеме заявок им стало известно менее чем за 24 часа до конца их приема.

Анастас Антипенко уверен, что экс-кавалеристы хотели сорвать торги и договориться с начальством, чтобы забрать лошадей бесплатно. По его словам, первый раз они приехали в офис без предварительного звонка и предупреждения, а второй - за пять минут до конца приема. "Это была явная провокация, чтобы их заявки не приняли. Но, несмотря на это, я принял заявки от всех желающих и передал их заказчику. Я подозреваю, что действующие и бывшие сотрудники МВД не заинтересованы в покупке лошадей по оценочной стоимости", – прокомментировал Антипенко действия кавалеристов.

Антипенко отметил, что лошади в любом случае не пойдут на переработку, так как он сам отбирал заявки на покупку лошадей. По его словам, никто из заявителей не имеет отношения к переработке конины.

"Лошади попадут в хорошие руки. А зоозащитники своими действиями привели к тому, что МВД не может продать лошадей уже долгое время, несколько лошадей уже пали. Из-за жалоб, которые они писали, ведомство не может их быстро продать. К тому же мы подсчитали затраты, которые несет МВД на содержание списанных лошадей: они потратили уже больше, чем получат в итоге от продажи", – уверен руководитель "Триксель-Н".

Результаты торгов должны были объявить полтора месяца назад, но экс-кавалеристы до сих пор не получили никакой официальной информации о победителе.

Адвокат Маргарита Гаврилова рассказала, что на днях всем желающим выкупить лошадей позвонила женщина, которая представилась победителем торгов. Она сказала, что купила лошадей по 70 тысяч рублей за каждую и предложила перекупить у нее за 80 тысяч. Параллельно с этим из полка пришли вести о том, что у лошадей недавно взяли кровь на анализ. Как пояснила адвокат, это делается перед вывозом лошадей, чтобы внести эти данные в медицинские справки перед продажей.

Бывшие кавалеристы опасаются, что так хотят подобрать покупателей за 80 тысяч и в итоге за деньги кавалеристов выкупить всех лошадей, а им передать только 20, а 10 получат фактически бесплатно.

"Конечно же не было никакого победителя за 2,2 миллиона рублей. Это запредельная стоимость, потому что половина конского состава – это лошади в очень плохом состоянии. К тому же нигде не было результатов торгов. Как минимум они должны были известить участников. Я предполагаю, что они хотят сначала подобрать покупателей за 80 тысяч. Допустим, они найдут покупателей на 20 лошадей из 30. В то же время они дадут за весь лот тысяч на тридцать больше, чем предлагали мы. Например, мы предложили 1,5 миллиона, а они дадут 1,53. В итоге за деньги кавалеристов они выкупят всех лошадей, передадут кавалеристам только двадцать, а десять получат фактически бесплатно. Я пока что не рекомендовала соглашаться на это предложение", – пояснила Гаврилова.

Радио Свобода отправило запрос в МВД России, но на момент публикации ответ не был получен.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG