Ссылки

logo-print logo-print
Новость часа

"Срок за употребление наркотиков в два раза больше, чем за убийство". Рэпер Касс о 228-й


Только в прошлом году в России возбудили почти 100 тысяч дел по "антинаркотической" 228 статье уголовного кодекса. По статистике, три четверти осужденных по ней наказывают не за распространение, а за хранение или транспортировку наркотиков. Реальные сроки заключения присуждаются в половине случаев.

По статье 228 был осужден и уже освободился рэпер Касс, Касболат Байкулов, промоутер и автор популярного тюремного блога под ником @Kass_my_ass. Задержали его на Ленинградском вокзале в Москве в январе 2014 года в день рождения, ему тогда исполнилось 26 лет.

Полицейские нашли у Касса почти 30 граммов кокаина. Спустя пять месяцев суд вынес приговор – 11 лет строгого режима. На следующий день после задержания, Байкулов написал в своем твиттере: "Мне *****, друзья. Простите меня. Всех обнял. Увидимся не скоро".

Касболат Байкулов вел свой твитер из колонии и набрал почти 205 тысяч подписчиков, описывая жизнь в заключении. Вот несколько твитов:

В колонии Касс начал делать футболки, их и сейчас носят известные российские рэперы. Уже после выхода на свободу он выпустил книгу "Преодолевая Гэнгсташит", сейчас начались ее предпродажи.

Настоящему Времени рэпер Касс рассказал, почему его тюремный блог не совсем соответствовал действительности, и почему он не считает наказание по 228-й справедливым.

— По вашему блогу в твиттере – довольно оптимистичному – создается впечатление, что там было много людей по такой же статье, как у вас. И не так уж трудно относились заключенные к людям по 228 статье, как может показаться.

—Мне много раз говорили, что судя по моему твиттеру, я где-то в Норвегии сижу или в сверхкомфортабельных каких-то условиях.

На самом деле все наоборот, я просто решил сыграть на контрасте. Ситуация была достаточно тяжелой, и по сроку, и совсем несладко в российской тюрьме сидеть. Просто я на контрасте сыграл, описывая все это в позитивном ключе.

— Какое-то есть особое отношение у надзирателей или у людей, с которыми вы сидели к 228-й?

— Особого отношения нет, потому что 70% людей там сидят по этой статье, их настолько много, что они основную массу заключенных и составляют.

— Что произошло с вами после освобождения, понятно, это факт вашей биографии и личных качеств. Что происходит с большинством людей, которые освобождаются, у вас есть какое-то представление об этом?

— У меня ситуация немножко уникальная, потому что я для своей дальнейшей жизни шаги предпринимал, еще находясь в колонии, но люди, которые получили срок, отсидели какое-то время в тюрьме, им очень сложно социализироваться, они не могут найти себе нормальную работу. Вредная привычка превращается для людей в крест, который они должны пронести через всю жизнь.

— Они чувствуют себя виноватыми, люди, которые сидят по 228 статье? Рефлексия какая?

— Конечно, ребята чувствуют себя виноватыми. Я, будучи на свободе, в европейские страны ездил, я понимаю, что наказание там и наказание в России настолько не соответствуют каким-то общепризнанным стандартам.

Да, я чувствовал себя виноватым, что я подвел своих родителей, друзей, в такое положение поставил. Поймите одну вещь – я, например, за то, что употреблял наркотики, получил срок, который в 2-3 раза больше, чем люди, которые получили его за убийство, за вооруженное ограбление. Я считаю, что это несоответствие несправедливо.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG