Ссылки

Новость часа

Узник четырех концлагерей, подопытный доктора Менгеле


Игорь Малицкий – единственный узник четырех концлагерей, доживший до наших дней. Сейчас он живет в обычной пятиэтажке в спальном районе Харькова. В свои 93 года Малицкий по-прежнему преподает в университете. Когда началась война против СССР, ему было 16. Он вел дневник.

"Началась эвакуация Харькова. Но мы не смогли эвакуироваться, так как заболела мать крупозным воспалением легких. Бомбежки продолжаются каждый день. Мать лежит без сознания , а я все время около нее", – записал Малицкий тогда.

Малицкий год скрывался от фашистов, занявших Харьков: прятался в лесах, избегая ареста и принудительной отправки на работы в Германию. Но его родственников выследили и пригрозили расправой, если тот не сдастся добровольно. В 17 лет Игорь попал в первый концлагерь – Терезин.

"Наша камера. А рядом другая камера, там чехи, третья камера – австрийцы. Там дальше еще чья-то, камеры не по национальности,а по странам – откуда ты. Это пересыльный лагерь и в основном для казней", – рассказывает Малицкий.

В этом лагере Игорь встретил уже знакомых офицеров Красной армии, к которым едва не попал на службу. В концлагере их отправили на работы – строить железную дорогу.

"Вдруг подъезжает черная машина, забирает этих четырех офицеров и увозит. Возвращаемся мы в лагерь, и нам рассказывают – те, кто остался. Их не просто расстреливали , над ними издевались. Стреляли в руки, ноги, и они падали, кровь течет", – вспоминает бывший узник.

Тогда Игорь подумал, что его ждет такая же участь. Спустя какое-то время их вместе с сокамерником подняли рано утром и перевезли в другой лагерь, на воротах которого красовалась надпись "Труд освобождает" – в Освенцим.

"Нас выстроили. Идет кавалькада офицеров , вот в такой форме. Первого-то я запомнил на всю жизнь. Не с первого раза, а с третьего. Это был, оказывается, впереди шел Менгеле", – говорит Малицкий.

Игорь, как и многие другие, стал подопытным "Доктора смерти", как его прозвали впоследствии. Всех привезенных разделили на две колонны, первую сразу отправили в камеры смерти, а вторую колонну – на работы.

Он видел все: как немцы испытывали давление на заключенных, как убивали младенцев, чудом выживших в газовой камере, пытки, избиения и опыты. Некоторые испытал на себе.

"Кресло. Руки, ноги, голову зафиксировали, привязали. Без наркоза. Клещами раз. Один, или два, или три зуба вырвал. Это был ужас. И через три дня опять приводит и опять в это кресло. Что он там делал? Что он туда вставлял? Мои зубы или нет, я не знаю. Я терял сознание. Боль страшная была", – вспоминает Малицкий.

В августе 1944 года Красная армия уже подходила Освенциму, и Гитлер принял решение эвакуировать лагерь. Всех перевезли в Маутхаузен. Игорю и его другу Анатолию удалось избежать знаменитой "стены парашютистов". Их переправили в другой блок, они работали на заводе. Но когда начала подходить Красная армия, немцы в срочном порядке начали уничтожать узников. Всех загоняли в штольни и расстреливали. И узники восстали.

"Вдруг кто-то дал команду: "К бою! Бей!" Зажали охрану на мосту. А нас же масса людей. Зажали охрану, перебили. Я выхватил автомат, кручу-верчу, а пользоваться не умею. И тут мне то ли француз, то ли кто, говорит – отдай мне, и отдает мне кинжал эсэсовский", – рассказывает Малицкий.

Тогда 500 человек из блока смертников выбили свое право на жизнь. Среди них и Игорь. Кинжал, которым отбивался Малицкий, до сих пор хранится в музее в Харьковской области. Тут же хранится и альбом с рисунками друга Игоря – Анатолия. Он был художником и сразу после освобождения сделал множество зарисовок зверств.

КОММЕНТАРИИ

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG