Ссылки

Личное решение без связи с Кремлем. Что утверждает возможный куратор кампании Собчак


Политтехнолог Виталий Шкляров, который работал на команду Дмитрия Гудкова и Максима Каца во время муниципальной кампании в Москве, будет куратором предвыборного штаба Ксении Собчак, сообщило издание The Bell со ссылкой на источники. Сам Шкляров подтвердил Настоящему Времени, что будет "помогать кампании Ксении в работе в интернете". При этом он уточнил, что имена главы штаба и других членов команды Собчак должна назвать сама.

До работы на муниципальных выборах в Москве Виталий Шкляров занимался организацией кокусов Берни Сандерса в Неваде. Кроме того, как утверждает он сам, политтехнолог работал в предвыборном штабе Барака Обамы, кампании канцлера Германии Ангелы Меркель, многих сенаторов и конгрессменов в США.

Настоящее время поговорило с политтехнологом о том, почему его пригласили в команду Собчак и на каких условиях он согласился работать на телеведущую.

— Виталий, это правда, будете курировать предвыборную кампанию Ксении Собчак?

— Я думаю, 24 числа (октября – НВ) будет пресс-конференция Ксении Анатольевны, и там как раз-таки вся команда будет озвучена.

— Вы не отказываетесь от того, что вы будете курировать?

— Я не отказываюсь от того, что я буду помогать кампании Ксении в работе в интернете, да.

— Можно уточнить, это, я думаю, не помешает Ксении Анатольевне выступить на пресс-конференции: когда вы узнали о том, что вы будете помогать ей?

— У нас разговоры давно шли, относительно давно – несколько недель назад. Мы с ней встречались, и я ей донес возможность того, что с молодежью в России нужно работать, в выборах во всех нужно участвовать, потому что это правильно, это важно, иначе просто выборы опять будут незамечены. И в данном случае решение приняла она, наверное, все-таки в последний момент.

— Она о вас узнала благодаря кампании муниципальных депутатов Дмитрия Гудкова, которой вы занимались?

— Я думаю, да. Потому что она меня при первой встрече просила рассказать, в чем был секрет муниципальной кампании, и я честно рассказал, что в разговоре с людьми. И я сказал, что проблема большая политики и политического процесса в России в том, что с людьми не разговаривают, людей не слышат, не слушают и относятся к ним как к детям.

— Это будет дорогая кампания? Сейчас как вы ее оцениваете, насколько она сложная и насколько дорогая?

— Не знаю, насколько она будет дорогая, я, честно говоря, в ценниках в России по политике не сильно сведущ. А то, что ее нужно будет делать по-другому, то, что нужно будет делать упор на мобилизацию, на работу с электоратом внизу, с людьми, на разговор с молодежью – это очевидно. А для этого много денег не надо.

— То есть для Ксении Анатольевны Собчак эта кампания именно по ее расходам, по ее доходам не слишком дорогая?

— Я не знаю, не могу об этом сказать.

— Вам важно, откуда она возьмет на нее деньги?

— Конечно, важно, конечно, важно.

— То есть для вас не любые деньги… То есть деньги пахнут в случае избирательной кампании лично для вас?

— Всегда. Послушайте, я всегда работал только на кандидатов, которые шли против истеблишмента, то есть люди, которые шли против власти, за смену режима, за обновление политики.

— Это вы сказали, я сейчас вас об этом спрошу, это очень важно. Но прежде чем спрошу, должен спросить у вас о том, что вам ответила Ксения Анатольевна, наверняка вы ей задавали вопрос, откуда деньги на кампанию.

— Я не задавал вопрос про деньги. Но я спросил, связана ли ее кампания с Кремлем?

— И что она вам ответила?

— Она сказала, что нет, что это ее личное решение, она давно планировала заниматься политикой, она еще с начала 2000-х – 2010-2011-2012-м – участвовала в протестах. И это сейчас логично, потому что всех остальных кандидатов, которых она уважает и у которых был бы шанс представлять иное мнение, чем у Кремля, просто не пускают на выборы.

— Тут вопрос: кампания, связанная с Кремлем, и кампания, которая проводится с разрешения Кремля, на ваш взгляд, вещи равные или неравные?

— Связана с Кремлем и с разрешения Кремля?

— Да.

— Послушайте, кампания, связанная с Кремлем – это всегда плохо.

— А с разрешения Кремля?

— С разрешения Кремля – что вы имеете в виду?

— Смотрите, в России не так просто любому человеку, который просто возьмет и захочет поучаствовать в президентских выборах, например, если он критикует Владимира Путина. Некоторым удается, а некоторым не удается. Ксения Анатольевна не скрывала, что общалась лично с президентом Путиным, она не говорит, о чем, но мы можем предположить, что она получила одобрение на это, молчаливое или, может быть, явное.

— Не знаю, я в этом вопросе несведущ. Вопрос даже не в том, получила она разрешение или нет, вопрос в том, что давайте посмотрим, что Ксения Анатольевна будет делать, как она будет строить свою кампанию и о чем она будет говорить.

— А вы уже знаете, кстати, о чем? Какие-то главные….

— К сожалению, медиа пытается ее сразу поставить в какую-то категорию в зависимости от того, что где кто пишет. Я думаю, что это большая проблема для России, что всех сразу делят на своих и чужих, всех сразу делят на "за Кремль", "против Кремля", на "за Навального", "против Навального". Ведь суть не только в этом. Мир не черно-белый. Я думаю, что сам факт того, что она сможет своим участием помочь молодым людям услышать про политику, поговорить о политике – я думаю, это хорошо. Чем больше людей будет в политике, чем больше разных людей будет в политике, тем лучше.

— Ксению Анатольевну медиа ставят в определенные рамки, и я как раз об этом хотел спросить. Понятно, почему это происходит. Ксения Анатольевна вчера сказала, что она снимет свою кандидатуру, если Навального зарегистрируют. Это вы предложили такую формулировку или она сама?

— Нет, это изначально была ее идея. Она хочет участвовать в выборах не для того, чтобы просто участвовать или каким-то образом урезать аудиторию Навального, а для того, чтобы помочь людям, которые придерживаются либеральных и демократических взглядов, быть услышанными и иметь своего представителя в бюллетене.

— Тогда объясните мне, почему она не сказала по-другому: я сниму свою кандидатуру с выборов, если Навального не зарегистрируют?

— Я думаю, именно как раз она так и сказала.

— Нет, она сказала: я сниму свою кандидатуру, если Навального зарегистрируют. То есть если его не зарегистрируют, она не снимет. Почему не наоборот, почему это не ультиматум, открытый ультиматум: я вам подыгрываю или не подыгрываю, участвую в этой кампании, но я известная Ксения Собчак уйду из этой кампании, если вы не зарегистрируете Навального. Это фраза почти такая же, но смысл меняется примерно на 180 градусов.

— Это две разные фразы, совершенно верно. Одно дело – снять себя, и вообще никто не пойдет на выборы, и выборы опять пойдут по старинке, а другой вопрос, если Алексея Навального зарегистрируют, что она уступит место сильнейшему. Я считаю, это правильно, честно и справедливо.

— Вы с Навальным пойдете разговаривать о каком-то сотрудничестве на этой кампании? Вот лично вы?

— Я с большим удовольствием. Моя большая цель – чтобы как можно больше людей в Российской Федерации занимались выборами.

— То есть вы Навальному руку протягиваете?

— С удовольствием пребольшим и с большим уважением сниму шляпу перед этим человеком. Он и Леонид Волков – просто большие молодцы.

— Он скажет, наверное, что-то по этому поводу в понедельник, Ксения Анатольевна – во вторник. Спасибо вам большое.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG