Ссылки

logo-print

"В любую железку, в любой софт можно зашить жучок". Эксперт оценивает обвинения против Pokémon Go


Россия могла использовать для дестабилизации ситуации внутри США не только хакерские атаки и социальные сети, но и компьютерную игру Pokémon Go. Об этом сообщил телеканал CNN со ссылкой на результаты собственного расследования.

По данным телеканала, российская "фабрика троллей" запустила кампанию Donʼt Shoot Us ("Не стреляйте в нас"). В ее рамках через различные интернет-платформы и игру Pokémon Go распространялись сообщения о якобы применении насилия к афроамериканцам со стороны правоохранительных органов.

Журналисты телеканала утверждают, что инициаторы кампании накануне выборов президента США пытались спровоцировать среди афроамериканского населения рост недовольства и заставить остальных жителей страны думать, что в стране набирают силу националистические движения.

Официальный представитель российского МИД Мария Захарова расследование CNN прокомментировала так: "Исходя из логики CNN, афроамериканцы определяются со своей гражданской позицией, играя в покемонов. Вот так бездарно телеканал объяснил возникновение расовых проблем в современной Америке. Снова виноваты русские ... и управляемые ими покемоны".

Игра с дополненной реальностью Pokémon Go была запущена 6 июля 2016 года в нескольких странах. Уже через девять дней министр связи России Николай Никифоров поделился с молодежной аудиторией своими подозрениями, что это приложение создано с участием спецслужб, которые собирают видеоинформацию о каких-то объектах на территории всех стран, и куда-то передают.

А дальше посыпались заявления российских депутатов и сенаторов. Одни говорили, что дьявол пришел через этот механизм и пытается просто развалить россиян изнутри духовно. Другие обращались в ФСБ с требованием запретить игру, поскольку это разработка ЦРУ для "ведения непрерывной разведывательной деятельности" при помощи ничего не подозревающих игроков.

По духовной линии за ловлю покемонов два года и три месяца условно получил блогер Руслан Соколовский. Суд признал его виновным в оскорблении чувств верующих за то, что блогер ловил покемона в церкви.

Впрочем, угрозы духовности и безопасности, похоже, преувеличены. Уже через два месяца после выхода игра стала терять популярность, а к новому году специалисты заговорили о том, что успех лета 2016 года повторить не удастся. На пике популярности в Pokémon Go играли 45 миллионов человек.

Могли ли покемоны на самом деле стать секретным оружием российских спецслужб и как уберечь свои собственные тайны, раз даже национальные интересы могут быть под угрозой из-за каких-то покемонов, об этом Настоящему Времени рассказал эксперт по интернет-безопасности Антон Меркуров.

— Вы знаете, когда игра появилась и стала популярна в России, притом, что она недоступна была в российских магазинах приложений, здесь все писали, что это придумали американские спецслужбы, чтобы украсть российские секреты и вообще поработить всех детей. Тут внезапно обратная ситуация. Мне кажется, что это уже чушь и медийные войны какие-то геополитические, которые к практике отношения не имеют, потому что не похоже на то, что Pokémon Go воруют секреты какой-то страны. Тем более, по-моему, популярность ее падает.

— Но если говорить именно о практике, вообще насколько технически возможно что-то подобное провернуть?

— Технически возможно многое, но подобные игры, подобные явления часто находятся под большим прицелом, и множество энтузиастов смотрит, что, собственно, отправляет, что получает, какие данные запрашиваются из телефона. Поэтому чаще всего обычно такое становится достоянием общественности. Но в принципе в любую железку, в любой софт можно зашить какой-нибудь жучок, который будет выполнять те или иные функции тех или иных спецслужб.

— А были ли случаи, когда в, казалось бы, безобидные приложения интегрировались какие-то такие удивительные возможности, которые теоретически можно было бы использовать спецслужбам?

— Периодически WikiLeaks сливает, во всех роутерах и железках стоят всякие бэкдоры для спецслужб. Это известно. Но это никого сильно не беспокоит, потому что даже я, когда прочитал про свою модель роутера, поленился там что-то идти перешивать или исправлять. Это людей не колышет. Таких известных случаев, за исключением Касперского, который еще не доказан, пока не было.

— Но как-то себя теоретически обезопасить можно от подобных историй? Нужно, например, смотреть всегда, какую информацию то или иное приложение требует от твоего телефона?

— Смотрите, чаще всего люди идут на все добровольно. Если взять фейсбук и посмотреть, сколько там люди проходят тесты, чтобы узнать, какое они животное, и отдают свои данные, которые потом продаются, то, в общем, что уж говорить про спецслужбы, которые обладают другими инструментами? Я бы тут не думал, что это представляет какую-то опасность для населения. Ну собирают, ну узнало что-то там ФБР. Спасибо, что не ФСБ.

— Получается, что тесты проходить нельзя, приложения всякие небезопасные устанавливать нельзя. Что еще нельзя?

— Вообще лучше в интернет, конечно, не выходить. Но в целом ко всему надо относиться с ответственностью, действительно смотреть, когда приложение просит доступ к контактам, например, когда приложение новое и неизвестное, ну вот известным приложениям надо давать доступ, неизвестным – нет. Чаще всего как раз приложения, через которые вы проходите авторизацию, они являются причиной всех вирусов и взломов.

Голосовые помощники нас слушают постоянно, это часто уже становится предметом разбирательств, в том числе и уголовных. Потому что Alexa, голосовой помощник Amazon, по решению суда и с согласия одного из фигурантов дела уголовного выдал информацию, запись того, что писалось, это же потом записывается, отправляется на сервера, обрабатывается. То есть мы уже дали доступ ко всему на самом деле. К сердцебиению дадим доступ и так далее.

— То есть, получается, действительно приложения за нами следят, это все не какие-то пугалки?

— Это не пугалки, они следят. И в целом, учитывая низкий уровень достаточно нашего умственного развития, я больше доверяю приложениям, телефонам, компьютерам, нежели людям или, например, самому себе. Если компьютер что-то говорит, наверное, он умный, умнее меня и лучше знает.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG