Ссылки

Почему фильм о российских наемниках не покажут в России. Рассказ режиссера


Из бойцовских клубов Тюмени в Донбасс – и обратно. Фильм "Выбор Олега" – история российского наемника, отправившегося воевать на стороне сепаратистов. И разочаровавшегося в идее "русского мира". Фильм сняли французские документалисты – Елена Волошина и Джеймс Кио. Показ этого документального проекта прошел в Риге на фестивале Артдокфест. В России фильм не увидят – авторы боятся за судьбу своих героев. В Латвии корреспондент Настоящего Времени поговорил с режиссером Еленой Волошиной о роли пропаганды, осознанности войны и надеждах россиян.

Вот фрагменты ее рассказа:

– У меня была очередная командировка на Донбасс с целью съемок информационных сюжетов. Это был февраль, 2015 год, очередное перемирие на Донбассе, и я туда была закомандирована французским информационным телеканалом, чтобы освещать ситуацию на фронте и в городе Донецк и так далее. У меня оказался довольно эксклюзивный доступ к батальону, который мы сняли в этом фильме, через знакомых, потому что на тот момент эти добровольческие, подчеркиваю, российские батальоны особенно не общались с западной прессой. Там мы познакомились с Олегом, героем нашего фильма, он тогда был немножко в тени командира, он был его правой рукой. Потом я вернулась в Москву после этой командировки, мы продолжили с ними общаться через вайбер, много разговаривали, и я почувствовала, что у этого человека есть довольно своеобразный взгляд на вещи. Он совершенно хладнокровно относился ко всему происходящему и одновременно очень осознанно. Я поняла, что он очень умный человек.

Просто там есть очень много парней, которые забавляются войной, особо не задумываются над вещами, верят в то, что им обещала российская пропаганда, собственно, не совсем понимают вообще, что происходит и где они находятся. А у Олега было довольно такое все-таки четкое осознание того, что и как. А на тот момент, опять же, никто не знал, кто они такие, эти парни. А по сути я-то понимаю, что война происходит именно потому, что очень много российских добровольцев там воюет, тысячи людей. Почему украинцы едут воевать добровольно – это предельно понятно, они защищают свою землю. Почему россияне туда едут воевать – во-первых, об этом многие не знают, потому что это секретно, а, во-вторых, даже если знают, то совершенно непонятно, никто даже не задается вопросом, почему это происходит.

Сразу же захотелось ехать и снимать фильм. Это первый фильм, мы никогда этим не занимались, мы журналисты, журналист – не режиссер, режиссер – не журналист. Хотя вот можно перейти от одного к другому, и, собственно, это произошло. Я позвонила Джеймсу, он в Париже живет.

Зачем им это было надо? Вот Макс очень много повторяет: "А нафиг оно надо?". Потому что да, есть пропаганда, которая им говорит: вот вы туда поедете, вы будете защищать мирных граждан. Олег в самом начале фильма говорит: "Я ехал защищать мирных граждан Донбасса. Через две недели я разочаровался в этой войне".

Ни один человек, я думаю, не поедет осознанно на войну. И, как всем известно, эти люди тоже, у них определенная позиция, они смотрели "Россию-24", они видят Украину как агрессора, потому что Украина стреляет в них снаряды, а эти снаряды убивают их семьи, их близких, разрушает их дома. И, естественно, для них та сторона – это агрессор, а сторона, которая с ними, то есть российская, – она защищает <...> упорная пропаганда на этом, это ДНР – это сплошной бандитизм, это сплошной хаос, и переоценка происходит очень быстро, тем более, что он видит, что туда приезжает снимать "Россия-24", что они делают постановочные съемки, что они просят рассказывать одно, когда произошло на самом деле другое, что они стреляли, отвечали, отбивались, когда они стреляют первыми и так далее.

Это самое сложное, это самое трудное, потому что теперь ты знаешь, что на самом деле у тебя вся страна такая. Что тебя обманывают, что ты просто пушечное мясо. Как с этим жить, потому что других перспектив нет? Я не вижу абсолютно никакого финала этой истории, я не понимаю, как он мог бы наступить. Поскольку, во-первых, мне кажется, никто в этом не заинтересован, потому что война – это большие деньги и большая политика.

Мало кто верит вообще в пропаганду, если по большому счету. То есть люди уже совершенно, они понимают, что им все лапшу на уши вешают, что все это большой спектакль. Но они стали бояться, они боятся что-либо сказать. Если раньше это были какие-то действительно чувствительные темы, то сегодня это абсолютно бытовые какие-то моменты, то есть социальные не выплатили, зарплаты маленькие, чем-то они недовольны, дом не отремонтировали.

Они даже такие вещи боятся уже на что-либо жаловаться, потому что они боятся, что уже плохо, а будет еще хуже. От местной власти, от чиновников они ничего не ждут. Единственная у них надежда – на Путина.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG