Ссылки

logo-print

"Не объясняли, как нужно жить на воле". Чему не учат в российских детдомах


Официально детдома должны подготовить детей-сирот к самостоятельной жизни в современном обществе. Но что на самом деле происходит за заборами таких учреждений, и как себя чувствуют их выпускники? Специальный репортаж Настоящего Времени

Из своей квартиры Руслан Кожевников выходит неохотно. Мужчина почти не показывается во дворе и большую часть времени проводит, сидя на кухне. Заселившись в новую квартиру, он первым делом взял в рассрочку подержанный холодильник.

Время, проведенное в интернате, Руслан вспоминать не любит. По его словам, в памяти в основном остались побои.

"Били как хотели. Старшие могли что угодно сделать. Сотрудница одна, вот баловались. Мы на кроватях прыгали – она подошла, по башке палкой дала", – рассказывает Руслан.

О скандальном интернате на улице Ляпустина в Екатеринбурге узнали во всей стране в 2014 году. Несколько воспитанников пожаловались силовикам на издевательства со стороны персонала. Следователям тогда удалось установить 30 эпизодов насилия над детьми. Позже в том же интернате один из воспитанников вытолкнул другого с третьего этажа. Последней каплей стала смерть восьмилетней девочки, которая утонула в ванной во время купания. По словам Руслана, в его бытность, в интернате было не лучше.

"Даже не испугались отправить меня спирт купить воспитательнице. Да, они у нас всегда были "под этим делом" (пьяные), – говорит Руслан.

Однако и день выпуска особой радости Руслану не принес. Жилья в Екатеринбурге он не получил. Районные чиновники отправили выпускника в Нижний Тагил, по месту прописки его биологической матери. Та с порога попросила денег. "Я к ней приехал, посмотрел на нее и сделал вывод, что тут ловить нечего", – рассказывает Руслан.

По словам Руслана, в первые годы он бомжевал по знакомым, а порой ночевал в подъезде. Стоял на бирже труда, однако, из-за инвалидности не смог устроиться даже дворником. Никакой специальности в интернате мужчина не получил.

"Не объясняли, как нужно жить на воле. Учили только полы мыть и стирать, шить, а больше ничего", – рассказывает он.

Вернувшись в Екатеринбург, Руслан узнал, что отсылать в другой город его не имели права. Стал бороться за получение квартиры. Прошел несколько судов, даже обращался в аппарат президента. Жилье получил лишь в октябре прошлого года, спустя 15 лет скитаний. Недавно ему пришла первая квитанция за коммунальные услуги на 9 тысяч рублей. По его словам, сумма неподъемная. Пенсия в 13 тысяч сразу уходит на продукты, лекарства и раздачу долгов. Где и как платить за квартиру, Руслан тоже не знает. В детдоме, по его словам, такому не учили: "Мы вот выходим действительно в никуда. Как дураки выходим и не знаем куда-чего приткнуться".

****

Евгения Осипова – еще одна выпускница детдома. В приют она попала в 11 лет. Но, в отличие от Руслана, после выпуска поступила в техникум, а затем в институт. На третьем курсе Евгения почувствовала, что может помогать другим, таким же как она, и записалась в волонтеры социальной службы.

Сегодня Евгения – координатор социальных проектов для бывших детдомовцев. Помогает реабилитироваться тем из них, у кого возникли проблемы с законом. Девушка подтверждает, что как таковой подготовки к взрослой жизни в интернатах действительно нет. Но считает, что научиться всему ребенок может сам. Просто взрослеть приходится чуть раньше.

"Все зависит от того, насколько хочет это ребенок делать. То есть если он изначально хочет себя обеспечивать, себя обслуживать, то он все равно нахватается этих навыков в течение жизни, даже в детском доме", – уверена Осипова.

Как говорят специалисты, недостаточная социализация детдомовцев – прямое следствие отсутствия старших родственников. Подросткам просто не у кого учиться. Внимания педагогов на всех детей, при всем желании, не хватит.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG