Ссылки

"Мэрия взбешена нашими технологиями". Сергей Митрохин знает, как спасти Москву


– Начну с персонажа забавного, но в то же время весьма симптоматичного для российской политики – с депутата Госдумы Натальи Поклонской. Вы обратились в Центр антикоррупционной политики (ЦАП) вашей партии, потому что подозреваете, что депутат Поклонская не задекларировала не только автомобиль, но еще и мужа. Вы же направили обращение в Генпрокуратуру с требованием проверить декларацию депутата.

– Я вообще на депутата Поклонскую внимания никогда не обращал, она одна из длинного ряда клоунов и клоунесс Государственной Думы и Совета Федерации. Меня эти персонажи не интересуют, я считаю, что это симптом разложения нашей государственности, что у нас такие депутаты.

Но Поклонская выступила с ничем не подкрепленным доносом на Transparency International и Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального. Когда я узнал, что она сделала такой донос в духе 1937 года, то заинтересовался ее личностью и попросил моих коллег по ЦАП проверить, что у нее с декларацией о доходах и имуществе. Для нас это отработанная технология.

Выяснилось, что она не задекларировала машину. Кроме того, она постоянно говорила о своем муже, она обязана декларировать имущество своего супруга, а оно задекларировано не было.

Прежде чем обвинять НКО, занимающиеся борьбой с коррупцией, в каких-то махинациях, Поклонской следовало бы подчистить свои собственные хвосты – я не знаю, как это назвать (смеется).

– "Яблоко" довольно оперативно отреагировало на обыски в квартире режиссера Кирилла Серебренникова и в "Гоголь-центре". Ваша партия решительно заявила, что "государство в сфере культуры и искусства создает непрозрачную для общества и самих творческих деятелей систему распределения средств". Об этом пишет на вашем сайте член вашей партии, режиссер Александр Гнездилов. Получается, что это очередной спор хозяйствующих субъектов?

– У нас в стране мутная полупрозрачная финансовая система, в том числе система министерства культуры по выделению грантов. В этой ситуации, с одной стороны, простор для нечистых на руку людей, а с другой стороны – у начальства развязаны руки для расправы с неугодными, с теми, кто самостоятельно занимается творчеством, не спрашивает разрешений и ценных указаний и выдает продукт, который не нравится начальству. В этой мутной системе с ними легко расправиться, приписав им какие-либо прегрешения по принципу "то ли он украл, то ли у него украли".

Серебренников – человек порядочный, творческий, независимый, самостоятельный. Видимо, с ним решили свести счеты.

Если же он действительно что-то украл, как они утверждают, пусть предъявят все доказательства. Мы ничего такого не знаем.

Я не уверен, что наша судебная система способна объективно что-то доказать. Поэтому в нашей партии работает презумпция невиновности. Если это ценный для культуры и общества человек, мы его будем защищать.

17 мая вы стали председателем "Комитета спасения Москвы". Такое громкое название. Москва действительно нуждается в спасении?

– Идея родилась в дни, когда идет бурная подготовка к так называемой реновации. Но помимо реновации у нас огромное количество других вопросов к властям.

Это точечная застройка, это втихаря принятые правила землепользования. Кулуарно десять человек приговорили Москву и жителей отдельных кварталов в Москве к адской жизни. Помимо всякой реновации.

Назрел момент, когда я действительно понял, надо спасать Москву, а не просто защищать москвичей. Комитет защиты москвичей у нас когда-то был, он был создан в 2004 году, на волне лужковских застроек, когда надо было как-то защищать людей.

Я тогда возглавил этот комитет, секретарем в этом комитете был Алексей Навальный. И мы с этой задачей, в общем, справились. При активном участии московского "Яблока" в 2007 году люди добились от Лужкова постановления, запрещающего точечную застройку. Полностью оно такую застройку не отменило, но сбавило эту волну очень сильно.

Сейчас уже нельзя восстанавливать под тем же названием защиту москвичей. Защита москвичей – лишь одна из проблем, которые надо решать. Вообще Москву надо спасать от команды, которая с ней творит все что хочет. Защиты уже недостаточно, нужен лозунг о спасении.

Реновация – это зло далеко не только для тех, кого принудительно хотят переселить. За реновацию будут расплачиваться практически все. Нет москвича, которого она не коснется. Потому что завтра придут в ваш двор и сделают там стартовую площадку для нового дома в рамках реновации.

Нам только что Хуснуллин [заместитель мэра Москвы по вопросам градостроительной политики Марат Хуснуллин. – НВ] сказал, что в Москве будет 500 таких площадок.

Меня интересно, где. Если это промзоны, то это крайний цинизм по отношению к тем, кто переселяется: железные дороги, транспортные магистрали – если вы там собираетесь устраивать стартовые площадки. А если не там, то где осталось их оборудовать? Во дворах, в скверах.

"Гринпис" уже подсчитал, что в районах, где будет происходить реновация, будет вырублено каждое четвертое дерево. Будут нарушены все нормы – и экологические, и санитарные, и даже пожарные. Эти нормы будут устанавливаться не федеральным законом, а чиновниками правительства Москвы. Мы останемся без строительных регламентов, у нас будут полный хаос и произвол.

За реновацию расплатится вся Москва, каждый москвич. Потому что бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Именно поэтому надо все это останавливать как можно быстрее, именно поэтому мы создали "Комитет спасения Москвы".

Это не только принудительная реновация. Это защита от точечных застроек. Я могу назвать адрес: Подмосковная, 14. Во дворе, где находится детский сад, строят элитную высотку, так называемый "клубный дом". Вплотную к действующему детскому саду. Рев бульдозеров полгода будет происходить прямо под окнами, где находятся дети. И это для правительства Москвы в порядке вещей.

Именно этого следует ожидать ничего не подозревающим москвичам, у которых во дворах начнут делать такие стартовые площадки.

Я сегодня два-три раза в день езжу реально спасать кого-то от принудительного переселения или от того, что, наоборот, их ветхий дом рушится, а он не включен в реновацию. Или от точечной застройки.

Я один не справляюсь. Я хочу создать группу единомышленников, активных москвичей, которые будут заниматься этим делом вместе со мной. Это делается для координации усилий между такими активными москвичами, для их слаженных действий, для рационального распределения наших временных, человеческих, интеллектуальных ресурсов. Понять, как справиться с той или иной проблемой, всегда творческое дело.

Вчера, например, мы провели очередной эксперимент в районе Сокол. Группой в 60 человек явились на заседание районного Совета депутатов.

– И что?

– Сначала нас (а среди нас было много пожилых людей с палочками) держали почти час, но поскольку я все это в интернете транслировал, депутаты были вынуждены нас впустить. И люди сказали все, что думают, все, что они от депутатов хотят. Мы для них подготовили проект заявления против точечной застройки. И депутаты все подписали, приняли решение.

К сожалению, депутаты к вам не придут, только вы можете к ним прийти. И у нас будет много подобных экспериментов, мы найдем еще много новых форм, как людям в таких ужасающих условиях враждебной власти к их правам и интересам все-таки их отстаивать.

– Власти в срочном порядке включили систему голосования "Активный гражданин", теперь можно голосовать и в МФЦ. Каким образом Комитет может отследить ход этого голосования?

– Я считаю, что "Активный гражданин" – просто мошенничество. Это откровенная лапша на уши, прямой обман, возмутительный, хамский обман. Поэтому мы ничего там изучать не будем.

Опять-таки технология от "Комитета спасения Москвы": мы приходим к людям, встречаемся с ними во дворах. Там собираются по 100-200 человек. Мы объясняем им, что надо сделать простую вещь – провести так называемое очно-заочное собрание в своем доме, обойти все подъезды, все квартиры и зафиксировать позицию "за" или "против" расселения.

Если у вас большинство против, вы не просто куда-то отсылаете свою позицию и ждете ответа, сидя на диване, а собираетесь вместе (и мы вам в этом помогаем), идете в управу, требуете главу управы. Если вас много придет, она или он к вам выйдут. И вы вручаете им свое обращение с требованием исключить вас из списков реновации, прикладываете свои подписи. После этого будет тяжело что-то с вами сделать.

Мы такой эксперимент провели несколько дней назад в Марьиной роще. Именно так люди и поступили. И управе уже некуда деваться. Уже никакой "Активный гражданин" для обоснования намерения снести дом она не привлечет. Потому что подписи принесены, люди зримо присутствуют, мы их зафиксировали на видеокамеру, на фотокамеру. Мы опубликовали в интернете, что такая встреча состоялась, что подписи приняты.

Теперь у управы нет другой дороги, как бы она не извивалась. Вот такая технология и никакого "Активного гражданина". Потому что это шулерство, причем это такое шулерство, когда шулер даже не скрывает, что он вас надувает.

– И такие технологии способны каким-то образом обратить на себя внимание мэрии?

– Наши технологии уже сильно достали мэрию, судя по поведению сотрудников управы. Они просто взбешены нашими технологиями.

Мы, например, изготавливаем за свой счет (московское "Яблоко" помогает) баннеры, и люди вешают их на своих домах. Например, "требуем расселения". Это, кстати, еще одна тема реновации.

Я уже давно занимаюсь двадцатью домами, которые находятся в ужасном состоянии.

– В каком районе?

– Этих районов много. В последний раз я был в Люблинском районе. Ростокино, Тимирязевский район, где люди живут в скотских условиях. Это бывшие общежития. Их по закону давно обязаны были расселить. Не расселили, а просто переименовали из общежитий в нежилые дома, перевели в нежилой фонд. А люди там остались.

И теперь власти всеми правдами и неправдами добиваются их выселения на улицу. И ни один из этих домов в реновацию не включен. Ни один. Там удобства на этаже, включая кухню, не говоря уже о душе и туалете. Проводка висит. В некоторых домах мне говорили, что пожар был, несколько лет назад один человек сгорел. И всем плевать: нежилой фонд – что мы там будем проверять?

Последний случай был на грани полного абсурда. Под радостные вопли чиновников "Комсомольская правда" разместила адреса, где будут стартовые дома. И, пожалуйста, Люблинская, дом 109, корпус 1. То есть это вообще пустое место, там будет стартовый дом. Но на этом пустом месте стоит 4-этажный дом, там живут люди.

Я в управе говорю: "Вы почему им отключили тепло и воду?". Они отвечают: "А этого дома нет". Но я там сам только что был! Говорю: "Вот пятиэтажка". А меня поправляют: "Ну, во-первых, там не пять, а четыре этажа". Я говорю: "Вы определитесь: либо этого дома нет, либо у него четыре этажа".

Это полное оскотинивание власти, по-другому не назовешь. Они их считают несуществующими, придут сносить дом вместе с живыми людьми. И запросто сделают, построят там дом для реновации. Я уже несколько раз говорил, в том числе и на митингах, что это признак агонии.

– Вы одним из первых предположили, что Владимир Путин может пойти на выборы в качестве самовыдвиженца. Сегодня это отчасти подтвердили источники в Кремле. Но, кажется, на Старой площади абсолютно уверены, что от кого бы он ни выдвигался – от партии "Единая Россия" или от самого себя лично, ему ничего не угрожает, он так или иначе победит.

– Вы знаете, угрожает. Я считаю, что это будет символическое решение. Он тем самым покажет, что остался в полном одиночестве, ему не на кого опереться. Потому что все политические силы, на которые он раньше опирался, уже использованы, их ресурс исчерпан. Они все дискредитированы.

И он хватается сейчас за единственную спасительную ниточку, которая для его рейтинга еще остается: традиционная, старинная "мудрость" русского народа, что царь хороший, бояре – плохие.

– "Одиночество патриарха", которое вы описываете, может сподвигнуть Путина к отказу от участия в выборах?

– К сожалению, Владимир Владимирович не способен отказаться от участия в выборах. Он понимает, что так много всего было за эти годы сделано, что никакие будущие амнистии на него распространяться не будут.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG