Ссылки

Как Роскомнадзор стал главным орудием борьбы со свободой в рунете


Президент Украины Петр Порошенко 16 мая подписал указ о блокировке в стране российских соцсетей Вконтакте и Одноклассники, а также поисковой системы Яндекс и Mail.ru. В России же практика блокировки вебсайтов насчитывает несколько лет.

Массовые блокировки здесь начались с расцветом специального ведомства – Роскомнадзора. Хотя сам орган был создан еще в 2008, по-настоящему политическим инструментом он стал в 2012 – с началом третьего срока Владимира Путина и реакцией власти на массовые протесты предшествующей зимы.

Помочь в блокировках были призваны два законопроекта: первый – о создании "Единого реестра запрещенных сайтов" – знаменитый теперь уже 139 Федеральный закон, одним из авторов которого выступила Елена Мизулина. Он вступил в силу летом 2012, был принят, как водится в таких случаях, галопом — когда Госдума разом голосует в нескольких чтениях. Не помогли протесты интернет-сообщества — русская Википедия даже временно останавливала работу с предупреждением, что поправки могут стать основой для реальной цензуры в сети.

Среди первых жертв закона: сайт "Абсурдопедия", его в реестр внесли за ироничную статью "Как правильно совершить суицид". И интернет-энциклопедия "Луркоморье" – за статью о конопле.

В ответ на деятельность Роскомнадзора в России по инициативе "Пиратской партии" появился проект Роскомсвобода, который помогает восстановить доступ к неправомерно заблокированной информации.

Настоящее раздолье у Роскомнадзора началось 1 февраля 2014 года. В этот день вступил в силу 398 закон, более известный как "закон Лугового". Он позволил незамедлительно блокировать любые интернет-ресурсы во внесудебном порядке. Формально – за "призывы к массовым беспорядкам, осуществлению экстремистской деятельности, разжиганию межнациональной или межконфессиональной розни и участию в террористической деятельности". Причем уведомление владельцев ресурса производится в течение суток.

С этого момента началась волна блокировок. 13 марта 2014 года – черный день российских независимых СМИ. Тогда Роскомнадзор разом без судебного решения ограничил доступ сразу к трем изданиям: "Грани.ру", "Каспаров.ру" и "Ежедневный журнал". Помимо них, в черные списки попали также блоги Алексея Навального в Живом Журнале и на сайте Эхо Москвы.

Крупнейший из заблокированных ресурсов "Грани.ру" направил жалобу в суд, с просьбой пояснить, какой именно материал показался Генеральной прокуратуре незаконным. И получили ответ, что недопустимая информация и призывы к участию в акциях содержатся в большинстве материалов сайта.

В поддержку ресурса выступили правозащитники, в том числе Amnesty International. Сам сайт после принятия закона о внесудебном отъеме доменов в зоне ру и рф за публикацию экстремистских материалов переехал на домен орг. Но Роскомнадзор заблокировал и его. Более того, за все время кампании против "Граней" в реестр запрещенных сайтов были внесены более 600 "зеркал" ресурса.

Сайт "Каспаров.ру" также пытался не раз судиться с Роскомнадзором — тоже безуспешно. Их, как объяснили прокуроры, закрыли за статью "В Крыму будет национализирована госсобственность", проиллюстрированной листовкой "Крым проснись! Оккупанты крадут твои деньги и уродуют твои города".

Доставалось и соцсетям. Так, в декабре 2014, перед массовой акцией Алексея Навального, Facebook и Вконтакте по требованию Роскомнадзора заблокировали страницы, посвященные Народному сходу.

Но Роскомнадор борется не только с неугодными медиа и группами в соцсетях.

  • В ноябре 2016 в черные списки попал сайт LinkedIn – крупнейшая в мире социальная сеть для профессиональных контактов – после принятия закона о персональных данных.
  • В 2015 заблокировали все ведущие ресурсы о биткоинах и криптовалютах.
  • В 2016 закрыли доступ к крупнейшей мировой порносети PornHub и ее тематическим подсайтам. Компания даже предложила взамен на отмену решения о блокировке премиальный аккаунт на сайте – Роскомнадзор отказался.

Следующей жертвой Роскомнадзора может стать популярный мессенджер, плавно превратившийся в новое медиа, Telegram. Роскомнадзор уже пригрозил его заблокировать в случае, если компания не предоставит необходимые данные для включения в реестр организаторов распространения информации:

  • название
  • страна регистрации
  • налоговый идентификатор
  • почтовый и электронный адреса
  • имя домена
  • электронный адрес администратора ресурса
  • название провайдера хостинга
  • а также описание сервиса, который предоставляет Telegram.

На регистрацию в реестре у мессенджера есть время до середины июня.

"Еще ни одно правительство или спецслужба в мире не получили ни бита информации от нас. Так будет всегда", – прокомментировали эту новость в самом Telegram.

Смогут ли в России заблокировать популярный мессенджер и как страна отреагировала на блокировку своих сайтов в Украине ведущий Настоящего Времени Тимур Олевский узнал у интернет-омбудсмена РФ Дмитрия Мариничева.

— Очень странно выглядит сегодняшняя ситуация и лента сегодняшних новостей. С одной стороны, все пестрило исключительно проблемами с Telegram и возможностью его запрета на территории Российской Федерации, а здесь пришла такая новость о блокировке огромного количества российских не просто ресурсов, но компаний на Украине. Соответственно, комментарии от чиновников действительно немножечко попахивают двусмысленностью.

Я хотел сказать все-таки в защиту конкретно Волина, которого вы процитировали, он много раз высказывался не просто разумно, а сверхразумно относительно различных законопроектов и инициатив законодательных, которые были или принимались в Российской Федерации. Опять же, все-таки Минсвязь – это орган, который не внес ни одной законодательной инициативы, он является чистым исполнителем по ним все последнее время.

— То есть можно сказать, что отрасль и министерство, которое регулирует в России, не в восторге от запретов сайтов?

— Они абсолютно точно не в восторге, они все прекрасно понимают, и понимают технологическую сложность исполнения тех законодательных инициатив, которые у нас есть. Единственное, что можно поставить в упрек – как-то очень слабо они высказываются и защищают отрасль, не говорят однозначно о тех проблемах, с которыми сталкиваются компании, сталкивается вся IT-индустрия, интернет-индустрия в России, когда такого рода законодательные инициативы под влиянием непонятно чего появляются у нас в стране.

— А под влиянием чего, Дмитрий? Вам должно быть понятно. Может быть, это силовики и лоббисты во всем виноваты? И в Украине тоже силовики и лоббисты во всем виноваты?

— Я придерживаюсь своей точки зрения. Я думаю, что основная вина – это в технологической некомпетентности людей, которые хотят реализовать какие-то свои собственные хотелки и свое видение на тот технологический мир, в котором мы с вами уже сегодня живем.

— В России, где Telegram​-каналы стали довольно заметным средством массовой информации для, по крайней мере, нескольких десятков тысяч хорошо осведомленных людей, журналистов, политологов и прочих, как вы думаете, этот мессенджер может быть заблокирован реально?

— К сожалению, в рамках действующего законодательства – да, может. И вопрос общественной истерии в данном случае и полезен, и вреден. Потому что теперь, сказав А, нужно будет Роскомнадзору говорить и Б. А если говорить и Б, то это однозначно должно привести к блокировке Telegram. И здесь такая патовая ситуация, в которую загнано и общество, и пользователи, и сам владелец сервиса. Как будут развиваться события, трудно предположить.

— Можно предположить, что Дуров придумает, как его не заблокировать?

— Теоретически да, и на первом этапе, конечно же, он может ответить и попасть в список, и как бы эта ситуация утихомирится. Но в целом и попав в реестр, все равно должны будут исполнять российские законы, которые, я сомневаюсь, что будет исполнять Telegram. Потому что он просто технологически как платформа совершенно не приспособлен для исполнения такого рода законодательства, которое на сегодняшний день существует в Российской Федерации.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG