Ссылки

"Окололитературные трутни". Теперь и в Беларуси


Сотрудникам российских библиотек рекомендовали не высказываться в соцсетях и блогах о политике, религии и вопросах сексуальной ориентации. Такие правила, как сообщает "Коммерсант", для них разработала Российская библиотечная ассоциация.

Белорусским литераторам руководство страны рекомендует вступать в официальные творческие союзы. Независимые авторы не могут добиться признания не читателей, а властей. Проблемы литераторов усугубились в конце зимы, когда Министерство культуры Беларуси не признало их творческие союзы. После этого, согласно декрету Александра Лукашенко о тунеядцах, авторов обязали платить налог, сегодня составляющий около 230 евро. Многие заявили Минкульту протест.

Критик и писатель Юрий Клеванец работает кочегаром сутки через трое, тексты пишет прямо на работе, а набирает дома. На работу в Минск он ездит за 100 километров на электричке. "В Осиповичах сложно устроиться. Я вообще-то по образованию инженер. В Минске, работая кочегаром, получаю столько же, сколько бы я получал в Осиповичах, работая инженером".

Клеванец – секретарь секции критики литературного союза "Полоцкая ветвь". Эту организацию вернули в список творческих союзов после того, как литераторы написали в минкульт.

Свою антипатию к некоторым белорусским писателям Александр Лукашенко в свое время выразил довольно прозрачно: "К сожалению, лихие 90-е принесли в литературную среду упадок и хаос. До сих пор так называемые "свядомыя пісьменнікі", разменявшие талант на зарубежные гранты, в своих опусах оскорбляют собственный народ. Отдавать культуру на поругание отщепенцам было нельзя".

О том, каково быть отщепенцем, не понаслышке знает писатель Владимир Орлов. Когда-то он был членом единого "Союза белорусских писателей", но в середине 2000-х появился еще один союз, признанный официальным. "Новый "Союз писателей Беларуси" был создан властью просто в противовес нашему союзу, который надо было запустить в такой открытый космос", – говорит Орлов.

Светлана Алексиевич – на любом мероприятии в центре внимания прессы. Правда, только независимой. В свое время тон задал сам Александр Лукашенко.

"Взять хотя бы творческих личностей. Даже лауреатов Нобелевской премии, которые еще не успели получить ее – выехали за пределы страны и постарались ушат грязи вылить на свою страну. Это неправильно, это не оппозиционность", – сказал Лукашенко, выступая на вечере музыкального продюсера "Бурановских бабушек" Виктора Дробыша.

Государственные СМИ теперь про нобелевского лауреата сообщают редко. Министество культуры, похоже, и вовсе забыло. По крайней мере, Белорусский ПЕН-центр, в котором состоит Алексиевич, в список признанных творческих союзов не вошел. "Это попытка зачистить культурное поле, политическое поле. Это проблемы власти, и власть их решает по-своему, так как она привыкла", – говорит Светлана Алексиевич.

Представители Белорусского ПЕН-центра, Белорусского союза журналистов и Союза белорусских писателей обратились в министерство культуры. "Мы спросили: почему вы включаете в список творческих организаций именно эти организации, ведь по конституции у нас дискриминация запрещена", – рассказывает заместитель председателя Белорусского ПЕН-центра Павел Антипов.

Авторам ответила заместитель министра культуры. Ирина Дрига сослалась на новый “Кодекс о культуре”: "Статус творческого работника, который является членом творческого союза, подтверждается творческим союзом в порядке, установленном уставом творческого союза".

И ничего по существу. Кроме того, что в правовом вакууме непризнанные минкультом литераторы не могут рассчитывать даже на достойную пенсию.

"В страховой фонд никакие деньги, никакие отчисления не идут. Поэтому получается, что писатели на пенсию не имеют права. А значит, пенсию смогут получить только социальную, и только в 65 лет", – подводит печальный итог председатель "Союза белорусских писателей" Борис Петрович.

Члены непризнанных союзов – по-прежнему тунеядцы. И работу того же кочегара им еще предстоит найти – иначе придется платить налог на тунеядство.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG