Ссылки

Почему Ильдара Дадина увезли на Алтай, и что известно о его новой колонии


Российского оппозиционера Ильдара Дадина перевели в одну из лучших колоний Алтайского края так уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова прокомментировала сообщение о том, что осужденный за одиночные пикеты Дадин наконец-то нашелся.

Второго декабря его отправили на этап из Сегежской колонии №7, в которой Дадин жаловался на пытки. Все это время ни родственники ни адвокаты не знали где он и что с ним происходит, по словам российского омбудсмена, так полагается по закону, во время этапа о местонахождении заключенных ФСИН не сообщает, а везли его долго, потому что этап прерывался на время новогодних праздников.

О судьбе Ильдара Дадина рассказывает председатель ОНК Алтайского края Алексей Белоусов.

— Итак, мы знаем, что Ильдар Дадин в результате всех своих длинных этапов с перерывами на новогодние праздники, как сказала сегодня омбудсмен Татьяна Москалькова, доехал до исправительной колонии №5. Теперь и в вашем крае оказался этот известный и беспокойный в некотором смысле заключенный российской тюрьмы. Что это за колония, что его там ждет и, как вы думаете, как начальство относится к появлению такого знаменитого теперь уже заключенного?

— Ну как относится колония к заключенным, я посмотрел в ходе посещения ее в пятницу, шестого числа, когда прошла информация о том, что Дадин уже там находится. Но в момент посещения ИК он еще там не находился. Мы со своим коллегой прошли по колонии, просмотрели все отряды, просмотрели штрафной изолятор, посмотрели условия проживания.

Я хотел бы сказать, что, действительно, я в какой-то мере соглашусь с Москальковой в том, что это одна из лучших колоний. Мы проверяли многие колонии, но та атмосфера и тот распорядок, который мы увидели в ИК-5, он значительно отличается от предыдущих. В частности, в момент нашего посещения проходили тренировки хоккея, то есть на территории колонии залит лед, проходили тренировки по футболу. Наша проверка была не запланирована, сотрудники ИК-5 о нашей проверке узнали за 20 минут до того, как мы туда вошли.

— А что значит – хорошая колония? Вы знаете, многие люди, которые не бывали в тюрьмах, таких, слава Богу, все-таки большинство, они, когда слышат про тренировки по хоккею и футболу, думаю, могут сказать: "Ну слушайте, это же не пионерский лагерь, там люди находятся, которые совершили преступления, иногда тяжкие преступления, они должны испытывать какие-то страдания и наказания получать таким образом". Или все-таки перевоспитание? ИК-5 – это что такое?

— ИК-5 – это колония общего режима, в которой находятся осужденные, которые в первый раз находятся в тюрьме. То есть это не колония строгого режима.

— Я понимаю. Скажите, а как это удается сделать руководству колонии исправительной №5 в Алтайском крае и почему, например, может быть, даже близко ничего подобного не удавалось сделать в колонии №7 в Сегеже, где Дадин отбывал свой срок заключения до этого перевода?

— Однозначного ответа нет, но, я думаю, все-таки это больше зависит от руководителя, потому что желание все-таки относиться по-человечески к осужденным в рамках режима, который они должны осуществлять, — это все-таки какая-то определенная воля.

— Скажите, а сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний, они высказывали какое-то беспокойство, вообще как они отнеслись к тому, что Ильдар Дадин оказался у них в колонии? Очевидно, что за ним будет приглядывать гражданское общество сейчас, по крайней мере, волна, которую он поднял, она явно не успокоится и теперь, когда он в этой колонии, сюда теперь люди будут внимательнее смотреть, в эту колонию.

— Когда мы посещали эту колонию, его там еще не было.

— А вы говорили с сотрудниками колонии? Что они говорят?

— Они нас сопровождали все время, что мы там находились.

— Они рады, готовы? Может быть, получили какое-нибудь специальное указание, чтобы все было строго по закону или я не знаю что?

— Я посетил несколько таких учреждений, во многих я видел, например, что было явное недовольство, потому что все-таки Общественная наблюдательная комиссия обладает контрольными функциями. В ИК-5 я вот такого недовольства, раздражения не увидел. Все это было воспринято как обычная рабочая поездка.

— Хорошо, что у Федеральной службы исполнения наказаний есть как минимум одна колония, в которой работает такое начальство и такой режим содержания, хотелось бы, конечно, чтобы такая практика была распространена побольше по России. Скажите, есть у вас в планах посещение колонии, чтобы Дадина увидеть? Если могли бы, коротко скажите, когда это случится?

— Да. Дело в том, что мы, конечно, по информации ожидали, что он будет на территории Алтайского края, но не были до конца уверены. Поэтому графики посещения колонии у нас сформированы, но я думаю, мы этот график пересмотрим и на следующей неделе уже все-таки посетим ИК-5 и переговорим непосредственно с Ильдаром.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG