Ссылки

Новость часа

Рука на пульсе. Почему Кремль не определился с допуском Навального к выборам


Рука на пульсе. Почему Кремль не определился с допуском Навального к выборам
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:57 0:00

Пресс-секретарь Дмитрий Песков прокомментировал намерение российского оппозиционного политика Алексея Навального баллотироваться в президенты в 2018 году.

"В Конституции у нас прописан перечень критериев, которым должны соответствовать граждане России, для того чтобы выдвигаться в президенты. Значит, соответственно, любой гражданин Российской Федерации, если он соответствует этим критериям, может выдвигаться – это его право выдвигаться в президенты".

Ранее источник в Кремле рассказал телеканалу "Дождь", что там обсуждали имеет ли смысл допускать Навального до президентских выборов, чтобы поднять явку избирателей, но решили, что такой сценарий российской власти повредит. Якобы он выплеснет много негатива.

Ранее агентство Блумберг сообщало, что в Кремле положительно отнеслись к планам Навального поучаствовать в выборах.

Что значат эти противоречивые сигналы из Кремля и кто решает, как пройдет президентская кампания попробуем разобраться с политологом Глебом Павловским.

— Вы понимаете, кто сейчас пишет сценарий будущих выборов, как вам кажется?

— Нет сценария будущих выборов, потому что такой сценарий был бы ограничением свободы рук Путина, а это рискованное дело, никто не решится на это. А Путин не может сказать, не может рассказать даже сегодняшние свои планы. Это тоже совершенно для него исключено, его планы надо угадывать. В итоге поэтому нет главных компонентов сценария.

— А такие противоречивые сигналы просто говорят о том, что была дискуссия, решение принято? Либо решение о Навальном еще не принято, как вам кажется?

— Ну если мы просто вспомним предыдущие два года, мы увидим, что решений о Навальном принималось несколько, они принимались несколько раз, были разными, а иногда менялись просто в течение суток, как решение о приговоре, о заключении его летом 2013 года. И мы помним, как был изменен приговор, когда 20 тысяч или 30 тысяч человек вышло внезапно для всех.

— А сейчас новый глава внутренней политики обладает той же полнотой власти, как вам кажется? Сергей Кириенко?

— Он обладает сравнимо полнотой. Во-первых, есть аппаратная инерция, ее не так просто преодолеть, новый начальник не на другой день приобретает все возможности, которые имел прежний. Фактом является то, что разрушается сфера влияния старого руководителя, а новая выстраивается не так быстро. А в принципе да, он будет иметь сопоставимую с ним власть. Но это не означает, что эта власть стратегическая, понимаете? Что решения, которые он может принимать, это стратегические решения.

— Я думаю, рекомендательные, да?

— Только рекомендательные.

— Вячеслав Володин, по старой памяти или уж по чему-то, спикер Госдумы, надо тоже об этом не забывать, пытался вчера прокомментировать участие Алексея Навального в президентских выборах, и вы знаете, я даже не смогу здесь привести его цитату, настолько она запутанной была, косноязычной даже. Но можно предположить, что он имел в виду, что сам он против этого выдвижения, но решение не принято. Вам так не показалось? Что вообще означает его комментарий?

— Его комментарий означает только одно: он хочет показать, что по-прежнему в какой-то степени держит руку на пульсе, больше ничего. Поэтому он был так путан, когда он говорил, что "я трактую это иначе, чем вы трактуете". Это все речь человека, которому на самом деле нечего сказать и который думает, как бы случайно не сказать того, что не понравится президенту.

— Все же Дума Володина – это по-прежнему не место принятия решений. Так можно утверждать?

— Решений? Нет, я не считаю так. Это все-таки не докрымские времена управляемой Думы, которая вообще не шевелилась, если ей не говорили пошевелиться. Нет, конечно. Володин может разрабатывать план, я думаю, у него очень большие полномочия по организации законодательного процесса, и он, конечно, их использует.

— А судьба Навального, на ваш взгляд, является предметом торга или сигналом каким-то вообще для этих самых пресловутых кремлевских башен, для политической борьбы? Или это вообще десятый вопрос для Кремля?

— Торга кого с кем? Башни с башней?

— Башни с башней, доказательства своей состоятельности в каком-то смысле.

— Есть так много способов доказывать состоятельность, я думаю, что сейчас это, во-первых, меняется, во-вторых, мы видим, как доказывают. Вот Сечин доказал, ему для этого не нужен Навальный совершенно. Поэтому там другие критерии. Навальный силен именно тем, что он не участвует в этом торге. И силен будет, пока он в нем не участвует, потому что он запутается, если начнет в нем участвовать, его сделают просто пешкой. А сегодня главное ощущение тех все-таки уже сотен тысяч, а, может быть, и миллионов людей, которые следят за Навальным, – это то, что он не пешка, независимая фигура. Таких очень мало.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG