Ссылки

logo-print
Новость часа

"Книгу, как наркотики, запрещать бесполезно". Украинский издатель о литературе из России


"Книгу, как наркотики, запрещать бесполезно". Украинский издатель о решении ограничить ввоз литературы из России
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:25 0:00

В Украине с сегодняшнего дня официально вступил в силу запрет на некоторые книги из России. Запрет касается тех изданий, которые по мнению властей, содержат антиукраинскую пропаганду.

О целесообразности запрета на ввоз некоторых книг из России и о том, как этот запрет отразится на украинском книжном рынке, обозреватель Настоящего времени Сакен Аймурзаев спросил у известного издателя, основателя и директора детского издательства "Абабагаламага" Ивана Малковича.

— Мы говорим сегодня о запрете, который введен в Украине на антиукраинские книги из России, и вообще на контроль, который устанавливается над печатной продукцией. Но первый вам вопрос, как человеку книжному: это вообще допустимо в мире книг – вводить такие запреты?

— В мире книг книгу, как и наркотики, запрещать, наверное, бесполезно. Но у нас же ж война идет между Россией и Украиной, и не книжная далеко, а гибнут люди. Я думаю, что этот закон должны были принять еще два года назад, но хорошо, что теперь его приняли.

— Там не очень понятно, в этом законе, кто и как будет контролировать эту тонкую такую историю, какие книги пускать, какие нет. Вы как считаете, как человек, знающий украинский книжный рынок, кому бы это хорошо было доверить?

— Я думаю, что кто-то и из издательского мира, и культурологов, и те люди, которые читают, тут должны, прежде всего, отвечать те люди, которые завозят эти книги. Там должны быть очень большие штрафы, такие, чтобы вплоть до разорения, если это повторится, потому что нельзя антиукраинские книги сюда… Сюда они беспрепятственно ввозились много лет, и это дало свои плоды. Так что, вы знаете, со временем, когда началась война, все-таки меньше книг из России стали сюда завозить. И вдруг поднялось украинское книгоиздание, теперь на украинские книжные фабрики очень тяжело пробиться нам, издателям. Фабрики заняты уже до конца января, уже не можем напечатать книги быстрее, чем 27-30 января, если мы сейчас их будем отправлять на фабрику. Это большой плюс, это неудобно издателям и указывает, что у нас не так много хороших книжных фабрик, но их хватало до этого времени. Но вот теперь не хватает.

— А что это за книги? Это книги на украинском языке, это книги на русском языке?

— Да, это книги преимущественно на украинском языке, это книги детские, художественная литература. И что очень приятно, увеличилось количество переводных книг, и не только художественных – экономическая литература, научная. Это очень важно, потому что украинское книгоиздание встает на ноги и постепенно заполняет все лакуны, которые заполняли до этого российские издатели. И украинское книгоиздание, наконец-то, становится похожим на бизнес.

— Но означает ли это, что украинская книга, украинские издатели, украинский мир книжный отгораживается сейчас от России? Мы говорим не только об этих антиукраинских книгах, а в целом от российской книги?

— Как отгораживается? Российская книга преимущественно интересна всегда, что там было много переводов зарубежных авторов, таких переводов не было в Украине. Самих российских авторов я знаю два-три десятка, которые интересны мне как читателю. Я преимущественно покупал российские книги переводные.

— А где вы их покупали? В Киеве, во Львове?

— В Киеве можно задать вопрос, где люди покупают украинские книги, потому что преимущественно самые большие книжные магазины и корпорации были основаны выходцами из России, это были московские деньги. И там продавались книги преимущественно российские, украинские книги занимали место такой бедной Золушки. А теперь ситуация меняется, и это хорошо для украинской культуры. И это означает, что те люди, которые хотят читать на русском, они и дальше могут это делать, так же, как и люди, которые хотят читать на английском, на польском. Книга свободно ходит. Но тут речь идет о запрете книг антиукраинского содержания.

— А можете вы, человек и читающий, и знающий очень, давайте попробуем с вами, есть конкретные названия, не хочу их сейчас упоминать, вот что можно назвать антиукраинской книгой в широком смысле слова? Ведь их не только в России можно издавать, их можно издавать в других странах.

— Понятно. Где искажается история Украины, где искажается взгляд, мы видим, как выступают российские представители, например, в ООН: все люди говорят одно, они говорят другое, на белое – черное, и наоборот. Так же и в книгах. Где украинцы изображены какими-то такими не совсем людьми первого сорта, это даже расизмом попахивает в некоторых изданиях.

— У меня к вам вопрос как к человеку, который занимается одним из самых добрых дел в книгоиздании – делает книжки для детей. Вы российских авторов, русские сказки печатаете и будете ли вы их печатать на украинском языке, безусловно?

— Нужны очень хорошие переводы. Я сам переводил некоторые стихи российских поэтов, я со многими был дружен. Я не знаю, как теперь, мы давно не общались, надеюсь, что у многих взгляды не поменялись, что они остались демократами. Хотя мы знаем, что русская демократия заканчивается на украинском вопросе.

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG