Ссылки

logo-print

Таджикистан, Россия, далее ИГИЛ

  • Зинаида БУРСКАЯ

Дилшод Курбонов уехал из Таджикистана работать в Челябинск, но в России неожиданно завербовался в ИГИЛ

За последние полтора года число граждан России и стран Средней Азии, воюющих на стороне ИГИЛ, утроилось. Такие данные приводит американская компания The Soufan Group, которая занимается консалтингом в области безопасности. Опираясь на данные правительств и ООН аналитики предположили, что на стороне "Исламского государства" в Сирии и Ираке воюет почти пять тысяч человек, приехавших из стран СНГ. Но в реальности их может оказаться еще больше.

По официальной информации из Таджикистана в ИГИЛ уехало от 300 до 700 человек. Однако, как рассказал нам отец одного из молодых людей, который отправился в Сирию полгода назад, только в Фархоре – небольшом городе на юге Таджикистана – и его окрестностях больше 140 семей, чьи дети ушли в Исламское государство.

В большинстве случаев члены семьи почти ничего не знают о судьбе своих родственников, уехавших в Сирию. Неизвестно даже, живы ли их сыновья, братья, мужья, или нет.

"Вот эти все деревья, которые видите здесь, это он сам посадил. Я был маленький тогда, помогал ему, держал что-то", – вспоминает Олим, показывая на лесопосадку вокруг небольшого хлопкового поля. Олим – младший брат Дильшода Курбанова, который чуть больше года назад ушел воевать за ИГИЛ. Семья Олима и Дильшода живет в маленьком селе недалеко от Куляба.

"А это фундамент, да. Здесь хотели его дом построить. Очень жаль, что так случилось у нас".

О том, что Дильшод может уйти в ИГИЛ, семья даже не подозревала.

– Ваш брат был религиозным человеком?

– Он молитву читал, а так… нет, он всегда работой занимался.

– А с вами он на эти темы не разговаривал?

– Нет, конечно. Если бы он об этом говорил, он был бы сейчас не там, в Сирии, а здесь был, – уверен Олим. Он считает, что смог бы остановить брата.

Семья Дилшода живет скромно, но не бедствует. Есть участок земли, на котором выращивают овощи и хлопок. Есть даже маленький домашний цех для очистки хлопка. Он построен на деньги, которые братья заработали в Челябинске, Санкт-Петербурге и Сургуте.

"Все, что здесь есть, это от России. Там зарабатываем, здесь строим", – объясняет Олим.

Первым на заработки в Россию начал ездить Дилшод, в 14 лет к нему присоединился Олим. Прошлым летом Олим вернулся в Таджикистан, чтобы сыграть свадьбу. В это время его старший брат, который оставался в Челябинске, пропал. А потом позвонил жене по скайпу.

"Жене сказал, что они уехали туда, в Сирию. Она сказала, что видела его с оружием в руках. Я в начале даже не понял, о чем речь, я в шоке был", – говорит Олим.

Большинство таджикских семей, чьи родственники ушли в ИГИЛ и с которыми нам удалось пообщаться, уверены, что вербовка проходила именно в России. Так же, вероятно, произошло и в истории Дильшода.

Олим не понимает, почему брат мог решиться на такой шаг – оставить престарелых родителей, бросить русскую жену (она осталась в Челябинске) и двух маленьких сыновей.

"Сам я читаю Коран и я знаю, что там написано", – говорит Олим. – "Ислам это про доброту, не про то, чтобы взять оружие и пойти убивать кого-то другого. Ислам – это мир, понимаете?"

Дильшод не выходит на связь уже много месяцев. Полгода назад в дом родителей Дильшода приехали сотрудники правоохранительных органов и сообщили, что их сын погиб. Но отец и мать до сих пор не могут поверить в то, что случилось. Они продолжают ждать сына и верят, что когда-нибудь он сможет вернуться домой.

Настоящее Время

КОММЕНТАРИИ

XS
SM
MD
LG