Ссылки

Новость часа

Почему ВОЗ предлагает открыть границы, а власти сокращают карантин? Биолог Ирина Якутенко об "омикроне" и последних коронавирусных новостях


Ирина Якутенко об "омикроне" и последних коронавирусных новостях
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:17 0:00

Ирина Якутенко об "омикроне" и последних коронавирусных новостях

Во Всемирной организации здравоохранения предлагают снять коронавирусные ограничения на путешествия между странами. В комитете по чрезвычайной ситуации при ВОЗ заявили, что эти меры не принесли результата, но приводят к экономическому и социальному стрессу. Несмотря на рекордные цифры заражения COVID-19, некоторые страны смягчают и внутренние ограничения: например, сокращают карантины до семи и даже пяти дней.

В России 20 января зафиксировали почти 39 тысяч новых случаев заболевания за сутки, из них 11 557 приходится на Москву, это максимум с начала пандемии. В Минздраве Украины объявили о начале новой вспышки коронавируса (19 тысяч заразившихся в сутки, по данным на 20 января).

Почему власти разных стран сокращают карантин вопреки данным о заболеваемости? Пора ли открывать границы и связано ли это заявление ВОЗ с распространением "омикрона"? И когда все это закончится? Об этом мы поговорили с молекулярным биологом Ириной Якутенко, автором книги о коронавирусной инфекции "Вирус, который сломал планету".

Карантины и "омикрон"

— В последние недели некоторые страны сократили свои карантины: например, в Чехии было 14 дней – стало пять. В России с 14 сократили до семи. С точки зрения медицины, в этом есть вообще какая-то логика? Или это все политика – для того, чтобы люди не волновались?

— Вообще довольно бессмысленно говорить чисто про медицину в контексте таких решений. Потому что они всегда являются гибридом между медицинскими решениями и решениями, которые не убьют экономику, позволят ей функционировать, не будут вызывать, действительно, (в некоторых странах это важно) какое-то недовольство у населения.

Решение о сокращении карантинов связано, как мне кажется, с несколькими вещами. Первое: мы видим, что видимая патогенность "омикрона", штамма, который сейчас в основном и распространяется по миру, меньше: то есть люди, привитые и переболевшие ранее, болеют нетяжело обычно. Соответственно, опасность заражения для каждого человека оказывается немножко ниже. И, таким образом, можно попытаться добиться компромисса: то есть чуть-чуть снизить время карантина и выпускать людей тогда, когда они еще могут быть заразны, но уже с не очень высокой вероятностью, – для того, чтобы не останавливать экономику, чтобы не выпадали на две недели врачи или работники каких-то других критически важных предприятий.

Другое дело, что не все врачи и ученые разделяют такой подход, потому что "омикрон", по некоторым имеющимся данным, выделяется дольше, чем предыдущие штаммы. То есть неделя карантина может быть недостаточна в каком-то относительно существенном проценте случаев для того, чтобы уже человек был не заразен. Однако тут мы видим необходимый компромисс, поэтому сложно сказать, насколько это решение окажется правильным.

— Если "омикрон" вроде как не сильный штамм по своей летальности, то зачем вообще его тогда сдерживать? Не проще ли дать всем переболеть, получить тот самый иммунитет для планеты?

— Во-первых, "омикрон" нестрашный штамм не сам по себе, а потому что он заражает привитых. Не в смысле, что он непривитых не заражает, а в смысле, что в основном уже в Европе больше 70%, а в некоторых странах больше 80% вакцинированы. Многие из тех, кто не вакцинирован, переболели. То есть у нас практически у большей части популяции, так или иначе, уже есть приобретенный иммунитет к коронавирусу.

И считается, что легкое течение связано именно с ним – с тем, что у нас есть Т-клетки, которые были активированы предыдущими вариантами коронавируса или вакциной и сохранили активность в отношении "омикрона", потому что они менее чувствительны к мутациям. То есть он не сам по себе более легкий, он легкий, потому что мы до этого вакцинировались, потому что люди, которые не успели вакцинироваться или не хотели, переболели.

Что касается "дать всем переболеть" – это очень плохая идея. Потому что мы видим, как быстро он распространяется. Он по своей видимой заразности опережает и "дельту", и "альфу" – всех он опережает. Соответственно, если ничего не делать и совсем не сдерживать, мы опять получим забитые больницы. Может быть, реанимации не будут забиты, хотя и это тоже возможно. Просто потому, что даже, условно, в 10 раз менее патогенный штамм (это не значит, что "омикрон" в 10 раз менее патогенный, это для примера цифры), если заболеет им в 20 раз больше людей, чем более патогенным штаммом, мы получим ту же ситуацию критическую и даже хуже в реанимациях и в больницах.

Поэтому для того, чтобы пожалеть врачей и избежать нагрузки на систему здравоохранения, когда и люди без ковида не могут получить нормальную медицинскую помощь, – нет, не стоит давать ему широко распространяться, а стоит его все-таки подзадержать.

Пора ли открывать границы

— Ирина, Всемирная организация здравоохранения сегодня рекомендовала странам-участницам ослабить или вовсе отменить запрет на международные поездки. С одной стороны, конечно, новость радостная для путешественников. А с точки зрения эпидемиологии это к чему может привести?

— ВОЗ в эту пандемию, к сожалению, показала себя не лучшим образом, она и пандемию-то признавала после того, как уже все стало очевидно, – еще через несколько месяцев ВОЗ проснулся и решил все-таки признать ситуацию пандемией. И другие решения были не совсем правильные: с масками они тянули, с выпусканием всяких заявлений и так далее.

Это решение тоже выглядит спорным, потому что запрет на поездки все равно немножечко, но позволяет чуть-чуть снизить высоту этого пика и чуть-чуть растянуть его во времени, сделать не таким острым в моменте. Потому что если дать людям бесконтрольно ездить, не проверяя их статус на границе, в некоторых странах это может привести к серьезному ухудшению ситуации.

Понятно, что это относительно не так важно для Европы, потому что внутри Европы, если люди вакцинированы, они все равно так же свободно перемещаются, как и раньше, разве что рейсов стало поменьше. А вот что касается других стран, которые действительно закрывались, для них это может оказаться каким-то дополнительным ударом, если вдруг к ним повалит поток людей с непонятным статусом в плане того, насколько они заражены или не заражены "омикроном".

То есть эффект от этого может быть очень разный в зависимости от того, что у нас в популяции. Если в популяции все привиты двумя дозами и большая часть получила уже третью дозу – да, тогда, наверное, нет смысла дальше ограничивать перемещения. Потому что эти люди более или менее защищены и вряд ли у большинства будет тяжелое течение. Если путешествия не будут сопровождаться при этом проверкой вакцинного статуса, будут неиммунные люди или привитые давным-давно путешествовать, это может ухудшить ситуацию. То есть, опять же, все зависит от контекста.

— Почему в России или, например, в Украине, в других постсоветских странах пик [заболеваемости COVID-19] всегда отстает? В Великобритании сейчас говорят, что они уже фактически на пике и у них [заболеваемость] идет на спад?

— Во-первых, все-таки к вопросу о границах. Мы видим, что закрытые границы играют свою роль. Мы видим, что в страны, в которые не так возможен свободный доступ, приходят позже волны. С Россией мы это видим каждый раз: каждая волна в Россию приходит с запозданием, а "альфа", например, вообще не дошла до России, то есть там толком-то и не было никакой "альфы". Это к вопросу о том, что границы и их закрытие работает, что в некоторых странах некоторые штаммы не распространяются.

Это, кстати, было хорошо видно до "дельты", потому что "дельта" тоже захватила всю планету. А до нее были разные штаммы – и мы четко видели локализацию. Мы видели, что штамм "гамма" – в Латинской Америке его было много, "беты" было много в Африке, например, в Европе была "альфа", в России не было "альфы", там были всякие разные предковые штаммы – а потом сразу пришел штамм "дельта". То есть границы отлично работали на изоляцию.

Ну и второй момент: я не знаю, как в Украине, но в России совершенно точно имеются проблемы со статистикой, имеются проблемы с расшифровкой геномов. Поэтому, да, там волна началась позже из-за границ, из-за того, что путешествия ограничены, поэтому, соответственно, позже завезли. И второй момент, что позже заметили. Потому что в других странах, где, например, хорошо налажена система отчетности, система секвенирования, очень быстро становится ясно, что уже пришел и начал распространяться новый штамм. А в России так мало секвенируют, расшифровывают геномов, что есть всегда еще этот лаг, связанный с тем, как сообщают о новых случаях.

Когда закончится пандемия

— Ирина, понимаю, что следующий вопрос будет немного странный к вам именно, но все равно не могу не спросить: когда все закончится?

— Это действительно не ко мне вопрос. Кто в бога верит – к нему, к высшим инстанциям, кто не верит – вообще на этот вопрос ответа для них нет. Никто не может сказать, что все закончится. Всем уже очень хочется, все устали. За два года, конечно, жизнь, в общем, так и не вернулась к нормальности, все равно какая-то происходит ерунда: и дети то на дистанционном обучении, то не на дистанционном, все болеют, все устали – все хотят, чтобы это поскорее все закончилось. Однако вирусы так не рассуждают. Вирус живет по своим биологическим законам, и никакого нет такого правила, что рано или поздно вирус тоже устанет и перестанет так хорошо размножаться.

Почему-то все решили, что "омикрон" будет последним штаммом. Это не очень понятно, откуда все взяли. Но это может быть и так: может быть, на стадии "омикрона" перейдем к эндемичному сосуществованию, и уже так много людей получат иммунитет к коронавирусу, а у него, с другой стороны, тоже ограниченные возможности изменятся, что никакие новые штаммы не смогут этот иммунитет пробить. И он будет появляться как грипп, скорее всего, в холодные сезоны, потому что люди собираются в помещениях, маски постепенно все уже перестанут носить – соответственно, вот он будет как грипп появляться два раза в год, например, но не будет такой ужасной проблемой.

А может быть, мы недооцениваем его приспособительные возможности – и у нас появится еще какой-нибудь новый штамм, который уже Т-клеточную защиту пробьет, предположим. Мы не можем сейчас сказать, что это невероятный сценарий, вполне может быть такой сценарий. Хочется, чтобы все закончилось. Мы надеемся, что мы перейдем в эндемичную фазу, и оно закончится в каком-то обозримом будущем. Но точно утверждать, что все, через два месяца мы вернемся к нормальной жизни, – ни один эксперт, мне кажется, который уважает свою репутацию, так делать не будет.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG