Ссылки

Новость часа

"Люди с ума сходят при виде оружия". Лауреат конкурса World Press Photo Никита Терёшин – о своем проекте, анонимности и идентичности


Торговец оружием на всемирной выставке вооружений в Абу-Даби. Фотография Никиты Терёшина, которая победила в конкурсе World Press Photo

В Амстердаме, а точнее в приложении для видеоконференций, состоялась церемония награждения победителей одного из самых престижных конкурсов фотожурналистов – World Press Photo.

Фотограф из России Никита Терёшин стал одним из победителей. Его фотография выиграла в номинации "Проблемы современности". На ней – бэкстейдж Международной оборонной выставки и конференции в Абу-Даби и бизнесмен, который убирает со стенда противотанковые ракеты.

Эта фотография – часть фотопроекта "Ничего личного – подсобка войны". О том, как появилась идея проекта, почему его герои анонимны и какую роль в его работе играет идентичность, Настоящему Времени рассказал сам Никита Терёшин:

Фотограф Терёшин о победе на World Press Photo
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:05 0:00

О старте проекта

Я много лет уже до этого снимал на разных выставках и ярмарках. На ярмарках похоронных услуг, на собачьей ярмарке – черт знает где. И в итоге после того, как я снимал именно на охотничьей ярмарке, я заметил, насколько люди с ума сходят при виде оружия – там были именно охотничьи ружья в основном, – как дети и взрослые начинают беситься, прицеливаться, делать вид, что стреляют. Мне это совсем не близко, но мне показалось, что будет интересно поехать именно на профессиональную выставку вооружений. И в Абу-Даби на самом деле это даже была не первая выставка, а, наверное, седьмая.

То есть идея всего этого проекта Nothing Personal – the Back Office of War заключается именно в том, чтобы показать глобальную торговлю оружием. И не симптом, потому что в основном мы видим фотографии войн, видео и фото с каких-то войн. Мне показалось интересным [увидеть] другую сторону медали этого конфликта.

Именно как фотожурналисту мне было интересно. Ярмарки – это такой концентрат всего, что происходит в разное время в разных местах, а тут все сходится. И это каждый раз такой параллельный мир. Естественно, если фотографу хочется найти что-то такое забавное, я могу рекомендовать съездить. Но в итоге все вылилось в более глобальный проект.

О премии

На самом деле мне написали емейл, что я номинирован, попал в финал. Я знал уже, что выиграл, [за несколько часов до церемонии награждения]. На Zoom была такая церемония награждения онлайн, к сожалению. Я очень переживал, что не получилось поехать в Амстердам. Но, собственно, там все очень быстро [прошло], меня, по-моему, даже первым объявили. Я же еще был номинирован на фото года, но там я, честно говоря, не слишком рассчитывал победить. Так что я доволен, по большому счету.

Насколько я понял, выставка [работ победителей] в Амстердаме перенесена, может, на несколько месяцев. Некоторые выставки отменили, но еще не совсем ясно, что будет с этим международным туром. Можно сказать, что не слишком удачный год я выбрал для подачи. Но с другой стороны, у меня не было выбора, потому что эта фотография, она из прошлого года.

Да, в общем, что я хотел сказать. Я подавал серию и был очень, конечно, удивлен и в первое время разочарован, что взяли одну фотку и номинировали ее на Current Issues – текущие проблемы, по-моему. Но потом мне позвонил шеф World Press Photo и сказал, что фотография еще номинирована на фото года. И тут я уже сильно не возражал.

О силе анонимности

Да, надо признать, что я подавал всю свою серию, всю работу – это 30 фотографий. Как я это вижу, это все работает за счет массы фотографий. Мой концепт – это анонимность. То есть вы не видите лиц людей, которые продают оружие, а именно мне было интересно показать систему и, может быть, какие-то сбои в матрице. Кажется, что это дорогой бизнес, там зарабатывают гигантские деньги, но выглядит это настолько банально иногда. Не хочется говорить, что банальность зла, потому что не хочу как-то это оценивать. Но именно вот это мне интересно было показать.

О взгляде со стороны

Во-первых, я снимал в Германии партийные съезды разных партий. Тоже была идея заглянуть именно в бэкстейдж, потому что все, что делается, – телевизионная картинка в первую очередь. А мне было именно интересно показать, как это действительно все происходит. Отойти на шаг назад. В прошлом году я начал серию под названием I’ve never been to Russia. И там у меня тоже наметились некоторые темы: "Победобесие" или "Православный марш с Милоновым в Питере", "Собака Павлова".

С одной стороны, видно издалека. Но вся эта инсценировка – серия-то еще не закончена, но именно было интересно поближе подойти и посмотреть, что это за люди и как проходит эта вся инсценировка. Мне показалось, что Москва и Питер – это какие-то города, которые, скажем так, в какой-то мере потемкинские деревни. Эти все праздники – праздник города и все в этом духе – тоже фотографии, которые не попадают в каждодневную прессу, на телевидение.

О идентичности

Я давно живу в Берлине. Меня спрашивали в Esquire, как лучше написать, но я говорю: пишите как хотите, главное – букву "ё" пишите в фамилии: Терёшин. Это то, с чем мне приходится сталкиваться в основном. А идентичность, конечно, сложно сказать, потому что я много лет живу в Германии. В то же время я и в России часто бываю, связь не теряю. Об этом, честно говоря, вот этот мой новый проект I’ve never been to Russia, потому что там как раз возник вопрос у меня самого: показываю я абсолютные клише или все-таки что-то новое. И я так себе и ответил, что, видимо, в России толком и не был. Мы все живем в мире каких-то фотографий, картинок, которые на нас со всех сторон падают.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG