Ссылки

Новость часа

"Приоритетом для России не является ни сельское хозяйство, ни туризм, ни сами крымчане". Что происходит с пресной водой в Крыму


Загорское водохранилище, Крым. 14 декабря 2020 года

В Ялте дают воду только на шесть часов в сутки. В аннексированном Крыму – критический дефицит воды. Глава российского правительства на полуострове Сергей Аксенов распорядился подготовить графики подачи воды и для остальных районов полуострова – на случай дальнейшего уменьшения запасов.

Большинство водохранилищ за этот год очень сильно обмелели, наладить подачу воды в города и поселки российская администрация не смогла. Раньше до 85% потребностей Крыма в пресной воде обеспечивала Украина – через Северо-Крымский канал, соединяющий Днепр с полуостровом. После аннексии Крыма Россией в 2014-м поставки воды на полуостров прекратили. Шесть лет Крым перебивался внутренними источниками, но из-за засухи ситуация стала особенно сложной.

Может ли Россия решить вопрос пресной воды на полуострове – и будет ли этим заниматься – и как засухи и действия администрации влияют на жителей Крыма. Об этом в прямом эфире Настоящего Времени мы поговорили с Александром Лиевым – экс-министром курортов и туризма Крыма, который в прошлом руководил водным хозяйством автономной республики, а также с Екатериной Резниковой – журналистом издания "Проект" в Крыму, которое выпустило исследование о состоянии водоснабжения полуострова.

Будет ли вода в Крыму: объясняют экс-министр курортов и туризма и автор исследования о проблеме пресной воды на полуострове
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:48 0:00

— Екатерина, в Крыму воды не хватает не только сельскому хозяйству, но и жителям, чтобы пить? Вы лично ощущаете эту нехватку?

Екатерина Резникова: Лично я пока нехватки не ощущаю, поскольку я живу в городе Севастополе. Севастополь пока еще не перешел на подачу воды по графику, но уже в столице Крыма Симферополе, во многих селах ввели график с начала лета. Сейчас на график перешла курортная Ялта. Некоторые села – нужно понимать, что таких населенных пунктов порядка трех десятков, – вообще лишены водоснабжения в этом году. Скважины, которые их питали, пересохли полностью, и люди уже довольно давно – несколько месяцев – получают воду только из водовозок.

— Александр, проблема с водой на полуострове была всегда?

Александр Лиев: Крым наполовину – это полупустыня. По учебникам географии когда-то так называли большую часть Крыма почти до самого Симферополя. Крым – самая влагонедостаточная территория Украины, и большая его часть не была освоена человеком до 50-х годов, когда началось строительство Северо-Крымского канала. Именно благодаря ему в Крым пришла жизнь. И это не только о питьевых потребностях – это о смысле вообще находиться на большей части полуострова.

Я сам с Северного Крыма – там, где без воды и делать-то нечего, потому что все, что там есть, – это сельское хозяйство, которое напрямую привязано к рисоводству, выращиванию сои, подсолнечника и других культур. Без воды там никто не умрет, но смысла жить на этих территориях практически не остается.

— Сезон дождей здесь не спасет?

Лиев: Есть две проблемы. Первая – это питьевая. Питьевые потребности в Крыму можно обеспечить собственными источниками. В общей сложности питьевые потребности Крыма – это приблизительно 200-250 млн кубических метров воды. А собственный дебет воды в Крыму, то есть собственное количество воды, которую Крым может генерировать ежегодно, – это приблизительно 350 млн кубов воды. То есть воды в Крыму достаточно для питьевых потребностей. Такого, чтобы люди умирали от жажды, не будет.

А вот что касается хозяйственных потребностей – они превышают миллиард. И этот миллиард не может взяться ниоткуда, кроме как из Северо-Крымского канала или с опреснения моря. Опреснение воды – это очень энергоемкий дорогой процесс. Российские технологии в этом плане крайне нерациональны, а мировые технологии попросту не могут прийти в Крым из-за санкций. Таким образом остается только вода Днепра. А вода Днепра, как известно, будет только в том случае, когда тема аннексии Крыма будет исчерпана.

— Екатерина, вы недавно писали большое расследование о том, что происходит с водой в аннексированном Крыму, и рассказывали о разных деталях и планах российских властей. Можете о них рассказать? В чем там основная проблема, почему не могут решить эту проблему?

Резникова: Я бы не стала называть это "расследование" – это было исследование. Мы анализировали открытые источники, в частности государственные закупки в области реализации федеральной целевой программы, которую приняла Москва в 2014 году по социально-экономическому развитию [Республики Крым].

— Александр, вы уже шесть лет наблюдаете за происходящим со стороны. За все это время, если упростить и представить некую шкалу от 1 до 10, нынешняя проблема – это сколько?

Лиев: Проблема засухи приходит в Крым каждые 10 лет. Такие засухи бывали. И всегда при таких засухах днепровская вода является предохранителем от проблем. Сейчас это одна из самых сильных засух за последние 100 лет. Таких засух, в том числе я, будучи жителем Крыма, переживал, видел на своем веку, но сейчас это – одна их самых сильных засух.

Но о ней было известно, и было понятно, что такая засуха идет, еще в феврале этого года. И я в том числе об этом писал, и знали об этом все эксперты и в Крыму, и в Украине, и даже в той же самой России. Но здесь вопрос приоритетов. Приоритетом для российской власти не является ни сельское хозяйство, ни туризм, ни тем более сами крымчане. Не для того, чтобы развивать Крым, его аннексировали. Крым можно было развивать вместе, не нарушая международное законодательство, помогая Украине на основе договора о братстве развивать этот полуостров. Его захватывали для других целей. И для тех целей воды в Крыму хватает.

— Вы считаете, что для военных вода в Крыму всегда будет?

Лиев: Конечно. Для того чтобы обеспечить военные базы водой, в Крыму абсолютно достаточно всех ресурсов. Вы думаете, что Путин не спит в Кремле и думает: "Как же там крымчане воду по часам получать будут?" Да их вообще это не парит.

В Ялте подают воду на несколько часов в день. Что происходит с пресной водой в аннексированном Крыму
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:02 0:00

— Екатерина, планы российских властей – что это за планы? Почему они до сих пор не претворены в жизнь?

Резникова: Если говорить о планах, то надо понимать, что современная российская власть продолжает рассуждать в категориях, которые были доступны, пожалуй, наверное, только Советскому Союзу, когда мы могли и поворачивали реки вспять. Например, тот же Северо-Крымский канал – это колоссальный проект, если о нем почитать, сколько лет он строился, сколько денег на это было потрачено и к чему это в итоге привело – северная часть Крыма из пустыни превратилась в часть всесоюзной житницы, где выращивали все.

Сейчас, конечно, реализовывать такие проекты Россия уже не может. На это нужны колоссальные средства, которых у этого государства просто нет. А те средства, которые есть, возможно, я не исключаю, что при нынешних технологиях их бы хватило, если не было бы такой масштабной коррупции, воровства и такого кризиса компетенции. У нас, кончено, озвучиваются классные идеи: "Давайте мы Дон перебросим по дну Азовского моря", "Давайте мы Кубань будем перекачивать через пролив", "Давайте будем опреснять". Только где мы возьмем столько электроэнергии для работы опреснительных установок и куда будем утилизировать получившийся после этого рассол? "Давайте пробурим скважины глубиной больше одного километра, найдем там воду и выкачаем ее".

Все это, конечно, прекрасно, но нужно отметить, в федеральной целевой программе, которую приняла Россия, было четыре водохранилища. Из них, по-моему, три нужно было построить с нуля и одно реконструировать. Так вот планы по реконструкции одного из водохранилищ не были претворены в жизнь. Потратили 9 млн рублей на проект. Заплатили аванс, после чего подрядчик исчез. И этот объект из федеральной целевой программы просто испарился. Речь идет о Кутузовском водохранилище, которое должно было снабжать Алушту.

В этом году действительно сильная засуха. Подобная засуха была на самом деле не так давно – 25 лет назад, это было в 1994-1995 году. И тогда Ялту и Алушту тоже отключали полностью от водоснабжения, переводили на графики те города, которые снабжались даже водами Северо-Крымского канала, потому что канал, построенный в 60-70-х годах, достаточно быстро износился. Такие были технологии. У нас большое количество воды просто уходит в землю, до каких-то населенных пунктов вода не доходит. Есть водохранилище, в которое она закачивается и довольно быстро там истощается.

Поэтому для Ялты и Алушты это проблема. Проблема периодических сильнейших засух, которые случаются раз в 30-50 лет. Она существовала всегда. И в 1994 году население Алушты даже трассу перекрывало, требуя дать им воду. И сейчас эта ситуация повторилась. К сожалению, выводов никто не сделал из этой недавней истории 25-летней давности. За это время трубы износились еще сильнее, инфраструктура полностью угнетена, но вместо того чтобы думать о проектах, думать о том, как мы будем искать и выкачивать воду, был даже один проект: "А давайте перекроем Днепр в районе истечения его на Украину, чтобы показать, кто Днепру хозяин".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG