Ссылки

Новость часа

Валентина Водяницкая: 10 лет лагерей за участие в забастовке


В 1962 году 24-летняя крановщица Валентина Водяницкая из города Новочеркасска жила нормальной жизнью. У нее была квартира, хорошая, хоть и тяжелая, работа, трехлетний сын.

Однако в первые дни июня в городе развернулись события, вошедшие в историю под названием Новочеркасский расстрел.

В мае руководство СССР подняло цены на продукты, и в то же время на Новочеркасском электровозостроительном заводе увеличили нормы выработки. Первого июня около 5000 рабочих объявили забастовку.

В гуще тех событий, среди возмущенных людей оказалась и Валентина Водяницкая.

Сериал "ГУЛАГ: репрессии не заканчиваются" создан нашими партнерами Coda Story.

"Я подошла сюда ближе, но толпа рванулась в здание. На балконе выступал кто-то. Не знаю о чем. Не слышала. Я, когда сюда к ступенькам подошла, толпа рванула в коридор – туда, внутрь. И меня волною занесло", – вспоминает Валентина.

Выступление было подавлено силами армии и КГБ СССР. При разгоне демонстрации застрелили 26 человек, 87 были ранены.

"Раненых в этот день я не видела. Да я вообще ничего не видела в этот день, – признается Водяницкая. – Глупо это было, настолько глупо. Силу свою показали, что они все могут с нами сделать".

Спустя несколько дней ее вызвали в отдел кадров и прямо оттуда увезли в тюрьму. На суде Валентину приговорили к десяти годам колонии общего режима по статье "попытка свержения власти, измена Родине, связь с иностранной разведкой".

Тогда 105 рабочих получили сроки от 10 до 15 лет. Семеро "зачинщиков" были приговорены к смертной казни и расстреляны.

В лагере Валентина пробыла пять лет, освободилась по амнистии. Ее сын все это время находился в детском доме.

"Я этого не знала. Ко мне никто не ездил, в течение пяти лет", – признается Водяницкая.

"Самое страшное в лагере – бывшие зэки. Они ведь беспредельные", – говорит Валентина. Позже она признается в домогательствах со стороны руководства лагеря и с грустью добавляет: "Ко всему привыкаешь, и к лагерной жизни тоже".

Убитых во время расстрела похоронили на разных кладбищах в чужих могилах. Вся информация о протестах, в том числе и о количестве жертв и раненых, была строго засекречена до конца 80-х.

"Нам запрещали рассказывать свой жизненный путь лагерный. Нам сразу в КГБ говорили: "Меньше распространяйся", – делится воспоминаниями Валентина.

Сейчас Валентина – член фонда "Новочеркасская трагедия". Одна из задач фонда – поиск останков жертв расстрела мирного протеста 1962 года.

Валентина уверяет, что спустя годы люди очень интересуются Новочеркасскими событиями. Те, кому она рассказывала о том, что с ней произошло, не верили.

"Не верили, что ни за что могут посадить", – признается Валентина.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG