Ссылки

Новость часа

Над пропастью в Ковдоре. Спасет ли руда Заполярье


Ковдор – город в Мурманской области с населением в 16 тысяч человек – расположен за Полярным кругом. Ковдор находится на краю страны – до границы с Финляндией 20 км – и на краю огромного карьера, размеры которого превышают сам город. Местный горно-обогатительный комбинат – градообразующее предприятие Ковдора – полстолетия дает людям работу и надежду на завтрашний день. Принадлежит одному из богатейших россиян, живущему в Европе. Кто-то в Ковдоре боготворит Андрея Мельниченко – благодаря ему в городе есть работа, а кто-то считает, что как только в этом глухом заполярном уголке закончится железная руда, Ковдор окажется еще на одном краю – социально-экономическом. Потому что сам по себе этот маленький город не нужен большому бизнесу.

Почти 60 лет большинство жителей города занимаются добычей и обработкой полезных ископаемых, главным из которых является магнетитовая руда.

Железо отправляется отсюда в Вологодскую область, в Череповец, где из него делают сталь и чугун. Апатитовые руды отправляют в Московскую и Ленинградскую области для производства фосфорных удобрений.

В Ковдоре также добывают уникальный и очень дорогой минерал – бадделеит. Его используют в космической промышленности – из него, к примеру, делали часть корпуса многоразового корабля "Буран". Из бадделеита получают также цирконий – для нужд медицины и ядерной энергетики.

Ковдорский горно-обогатительный комбинат имеет большое значение для экономики города. Его владелец, Андрей Мельниченко, входит в топ-10 российских миллиардеров по версии Forbes. Для маленького города комбинат – единственный крупный работодатель во всей округе, от которого в Ковдоре зависит буквально все.

Однако сегодня горожане опасаются, что Ковдор может провалиться в гигантскую яму-воронку, которая уже давно стала гораздо больше самого города.

Геологи выяснили, что руда здесь залегает на глубину два километра. Сейчас воронка уходит вниз на 500 метров. Если продолжать вести добычу открытым способом, воронку придется не только углублять, но и расширять.

Постоянные взрывы хорошо слышны в любой точке города. Еще недавно каждый из них был сродни небольшому землетрясению. Случалось, что в домах падали предметы и трескались стекла. Когда тротил заменили на жидкую взрывчатку, трясти перестало, но взрывы все равно хорошо слышны.

Несколько десятков лет назад власти ставили вопрос о переносе Ковдора. Но тогда город решили не трогать, ведь переселить почти 30 тысяч человек – задача не из легких.

Сегодня население города сократилось вдвое и продолжает стремительно сокращаться.

По окончании школы в Ковдоре остается лишь каждый четвертый житель. Здесь не строят новых домов, а уже построенные многоэтажки нередко пустуют. Ковдорский район, по словам местных жителей, стал лидером по количеству наркоманов.

Житель Ковдора Вадим Прояев – бывший руководитель профсоюза транспортного цеха ГОКа. Он один из немногих, кто восемь лет назад осмелился потребовать от комбината увеличения зарплаты для водителей огромных БелАЗов, которые сотнями тонн вывозят руду из огромного карьера.

"Не устраивала людей зарплата. А я занимался профсоюзной работой. Сами понимаете, люди меня выбирали, ко мне приходили и выдвигали определенные претензии, что вот у нас тяжелая работа, а зарплата не соответствует нашему труду", – вспоминает Вадим.

Тогда профсоюз объявил забастовку, право на которую отстаивал даже в суде. Но неожиданно оказалось, что требовать увеличения зарплаты таким образом водители не вправе. После этого Вадима исключили из профсоюза и уволили.

Постепенно зарплату водителям все же повысили. Теперь, по данным бывшего профсоюзного лидера, они получают сотню с лишним тысяч рублей в месяц, то есть почти вдвое больше, чем раньше.

Однако в обмен на постоянную и, по российским меркам, неплохо оплачиваемую работу приходится отдавать свое здоровье – Вадим уверяет, что в Ковдоре почти у каждого есть родственник или знакомый с онкологическими заболеваниями.

В результате оптимизации бюджетной сферы в Ковдоре закрыли роддом и детский стационар. Больницу сделали частью Мончегорской ЦРБ, находящейся в 160 километрах. "Нормальных специалистов в медицине не хватает. У нас как бы есть онколог, но, я так думаю, ни оборудования нормального, ни анализов он сделать не может. Потому что лаборатории у нас здесь все закрыли", – делится Вадим.

Складывается впечатление, что комбинату Ковдор не очень нужен, говорит он. Комбинат сейчас строит поселок вахтовиков для приезжих рабочих.

"Гораздо проще сделать всю работу вахтовым методом. А народ потихонечку чтобы сам отсюда уехал", – сетует бывший профсоюзный лидер.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG