Ссылки

Новость часа

"Нынче у меня пять метров отвалилось". Река Лена смывает якутское село Хатассы


Республика Саха-Якутия – самый большой регион России. Она раскинулась на 3 миллиона кв. километров, большая часть которых – озера, лесотундра и непроходимая тайга. Эта огромная территория, будто сказочная кладовая, полна золотом и драгоценными камнями, нефтью и газом. На страже этих подземных богатств стоит суровый северный климат. Жить в условиях вечной мерзлоты под силу немногим. Быть может, поэтому в огромной Якутии живет меньше миллиона человек, которые зачастую сталкиваются с совсем уж экстремальными природными условиями. Например, как в небольшом селе Хатассы, где река день за днем все ближе и ближе подбирается к жилым домам, угрожая отнять у людей их жилье.

Жители села Хатассы, расположенного на берегу реки Лены, ежегодно сталкиваются с экстремальными природными условиями. Табагинская протока реки день за днем все ближе подбирается к жилым домам. Столь редкие здесь плодородные земли осыпаются в постоянно меняющееся русло Лены.

Участок земли, принадлежащий жителю села Хатассы Владимиру Тарану, буквально завис над пропастью. "Было по документам пятнадцать соток, а осталось семь-восемь по факту. Вот нынче у меня пять метров отвалилось", – делится Владимир.

Пока берег уходил у жителей села из-под ног, чиновники разных уровней никак не могли решить, кому принадлежит эта опасная зона и кто должен нести за нее ответственность.

"Получается, у нас земля муниципальная – города Якутска, а река Лена – это федеральный бюджет. И они никак не могут определиться, кто же должен укреплять берег, из какого бюджета. Проект годами делают", – говорит Владимир.

Прошлой весной в село первый раз за много лет приехали инженеры и строители. Сделали замеры, укрепили часть берега землей и камнями. Однако выделенных на спасение села денег хватило ненадолго, и вскоре работы остановились.

Житель села Хатассы Евгений Соров руководит отделом в крупной топливной компании. Однако признается, что без подсобного хозяйства, даже с его зарплатой инженера-энергетика, не протянешь. Приходится работать не только головой, но и руками. Он заготавливает сено для коров, которые потом всю зиму кормят его большую семью.

На острове напротив поселка Хатассы находится его главное пастбище. Евгений арендует здесь свой дальневосточный гектар. Скошенная трава в якутском селе ценится на вес золота.

"Вроде бы республика большая, а сенокосных угодий много не бывает. У нас здесь сорок процентов – горы, тундра, тайга, пять процентов – сенокосных угодий", – говорит Евгений.

Недра Якутии богаты полезными ископаемыми. Тем не менее автономия является дотационным регионом. "У нас регион считается не донором, а наоборот, как будто мы берем в долг у государства, сидим на шее. Это неправильно, у нас же все здесь добывается. А налоги туда уходят", – сожалеет Евгений. Вроде регион богатый, а денег нет. Откуда у них в мэрии прибыль. У нас тут заводов-то нет перерабатывающих".

Дом Евгения тоже стоит напротив острова в Хатассах на осыпающемся берегу. В то, что берег можно заново укрепить камнем и грунтом, он – со своим инженерным образованием – не верит. Говорит, что "река все равно возьмет свое", а значит, требуется альтернативный проект.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG