Ссылки

Новость часа

Жизнь в "Бермудском треугольнике" после взрыва на пиротехническом заводе


В октябре 2018 года в деревне Малые Колпаны на окраине самого крупного населенного пункта Ленинградской области Гатчины взорвался завод "Авангард". 75 лет он производил хлопушки, бенгальские огни, фейерверки и предоставлял местным жителям основные рабочие места.

При взрыве погибли пять человек. Остатки заводских стен и сейчас стоят на дороге. То, что жертв было всего пять, местные жители называют "большим везением". Спустя восемь месяцев после взрыва жители сами продолжают латать дыры и бреши, ведь выданная им компенсация оказалось, по их словам, слишком маленькой.

"Пять человек погибло. Людей, жалко, не вернуть. Хозяин к людям не ходил. Следствие идет пока, все в прострации", – говорит староста деревни Малые Колпаны Ольга Павлова. Она вспоминает, что это было в пятницу в половине пятого вечера. Люди отдыхали после обеда, кто-то находился у себя во дворе. Когда прогремел взрыв, ее небольшой домик "подпрыгнул и чуть было не улетел", хотя стоит в четырехстах метрах от заводских стен.

"Страшно, конечно, было, знать, что там люди под развалинами. Последнюю женщину искали с собаками, где-то в три ночи нашли ее. Знали, что она дежурила. А рабочего только через три дня нашли", – рассказывает Павлова.

После взрыва жители пострадавших домов, подсчитав убытки, взялись за инструменты. Ждать компенсаций от властей они не стали, ведь надвигалась зима. Выделенная государством помощь расходы не покрыла, и теперь нужно судиться с заводом, уверены местные жители.

Виктор Челноков много лет проработал на заводе наладчиком, вспоминает, что "Авангард" всегда выпускал взрывоопасную продукцию. В советские годы пистоны и хлопушки, а до последнего времени – фейерверки и пиротехнику. По его словам, каждую пятницу во внутреннем дворе рабочие ставили со своей продукцией эксперименты. Взрывая изделия, они определяли необходимые для товара пропорции.

"Я считаю, что это жажда денег. А еще безалаберность. Частников надо проверять на государственном уровне, – убеждена Павлова. – Все эти предприятия имеют класс опасности, зона санитарная должна быть. Я не понимаю, у нас и нефтебаза, и железная дорога, мы как в треугольнике. Мы вообще называем деревню Бермудский треугольник".

Староста Малых Колпан Ольга Павлова – лютеранка с финскими корнями. Она прихожанка старой лютеранской церкви, которая располагалась на территории завода и буквально закрыла собой часть деревни.

Прихожане церкви – местные жители, потомки исторически проживавших здесь финнов-индогерманцев. Под асфальтом на территории завода находится старое лютеранское кладбище, где лежат их предки. В советское время завод построили прямо на костях.

Лютеранская кирха – памятник федерального значения. "Площадь вокруг завода в 200 метров – зона отчуждения, однако эта зона переведена в статус производственных земель, приватизирована. Как можно приватизировать землю вокруг памятника федерального значения – непонятно. Помощь пока никакая не пришла", – рассказал пастор лютеранской церкви Владимир Битов.

Кирху, как федеральный памятник, должны реставрировать, но когда это случится – никто не знает. Поэтому реставрировали церковь своими силами.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG