Ссылки

Новость часа

"Не может быть никаких уступок после всего, что Россия сделала". Вице-спикер Верховной Рады – о требованиях Кремля на переговорах


Формат компромиссов между Украиной и Россией может быть вынесен на всеукраинский референдум. Об этом заявил президент Украины Владимир Зеленский в интервью российским журналистам. При этом Зеленский отметил, что референдум о нейтральном статусе Украины может проводиться только после вывода войск России. Также без вывода войск третьи страны не подпишут договор о гарантиях безопасности для Украины.

О возможном референдуме мы поговорили с заместителем главы Верховной Рады Украины Александром Корниенко.

Вице-спикер Верховной Рады – о требованиях на переговорах страны-агрессора
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:10:22 0:00

– На какие компромиссы могут пойти украинцы?

– Невозможны никакие даже разговоры о компромиссах, связанных с территориальной целостностью Украины. Это незыблемая часть. И, конечно же, нам не очень понятны ультиматумы любые, в том числе с такими совсем уж непонятными, я бы даже сказал, в Украине они воспринимаются как некоторые анекдотические претензии, связанные с денацификацией и чем-то еще. Тут даже не о чем говорить. Мы понимаем, что любые переговоры и любые дипломатические действия важны, потому что, конечно же, нужно всеми путями двигаться для того, чтобы Украина победила и у нас был мир.

– Зеленский говорит, документ должен быть ратифицирован парламентами стран-гарантов. Вы можете предположить, кто может выступить этими странами-гарантами? И вообще сама процедура: ратифицировать они должны будут это в парламенте, как я понимаю. Даст ли это действительно гарантию Украине, что Россия не нападет, что условия выполнены?

– Страны-гаранты разные обсуждаются. Нам хотелось бы видеть настоящих друзей Украины: конечно же, Великобританию в первую очередь, Соединенные Штаты, возможно, наши страны-партнеры в так называемом Нормандском процессе, которые уже восемь лет с нами проходили этот путь, возможно Турция, как один из достаточно серьезных сейчас лидеров мировых. И для нас это всегда связано с Черноморским бассейном, где Турция является одним из ключевых геополитических игроков.

И касательно процессов ратификации, конечно же, все международные договоры всегда ратифицируются парламентами, это нормальная дипломатическая международная практика. И Верховная Рада не является каким-то исключением, мы много ратифицируем международных договоров. Если будет необходимо для тех или иных действий участие Верховной Рады, мы, конечно же, будем принимать активное участие в этих процессах. Сейчас наша деятельность направлена на как можно более быстрое и точное изменение законодательства касательно тех непростых условий, в которых, к сожалению, оказалась сейчас наша страна.

– Зеленский говорит о референдуме. А как его проводить в условиях войны?

– В условиях войны никак. И у нас есть в законодательстве запрет этого. Я бы говорил о том, что, когда наш президент говорит о референдуме, он говорит о том, что подобные решения, какие бы они ни были, связанные с изменением тех или иных вещей геополитических для Украины, участие в тех или иных блоках военно-политических, то, конечно же, это должен подтвердить украинский народ для того, чтобы это была полностью воля не только политиков, не только политических элит, но и граждан.

Во время войны нельзя проводить ни референдумы, ни выборы, это написано прямо в Конституции, в украинском законодательстве. Но мы понимаем, что инструмент референдума достаточно быстро запускается в мирное время, и не очень много нужно времени, чтобы его запустить.

Конечно же, есть много организационных вопросов, связанных с большим количеством перемещенных сейчас украинцев и внутри, и за рубеж. Но это все решается организационно. Создается непосредственная инфраструктура, я не думаю, что это главная проблема. Тут основная проблема – это, опять же, о которой сказал президент: невозможно гарантировать какие-либо прозрачные выборы, референдумы, любые демократические процессы, когда у тебя в стране находятся чужие войска. Самое важное – пройти первый этап, их не должно быть в Украине, и тогда можно заниматься политическим урегулированием.

– Поскольку вы представитель парламента, не могу вас не спросить: а население Украины, граждане Украины как отреагируют на проведение референдума, на какие-то уступки России, если они, конечно, будут?

– Это непростой сейчас вопрос. И мы в парламенте тоже видим разные мнения по этому поводу. Конечно же, не может быть никаких уступок, ультиматумов после всего, что Россия сделала. И сейчас те кадры, которые мы видим, разрушенных зданий, также много кадров людей, которые лежат возле этих зданий, и они мертвы, это наши украинцы, которые погибли от русских снарядов, пуль, взрывов, от всего что угодно. Поэтому, конечно же, после всего, что Российская Федерация уже натворила за этот месяц на территории Украины, невозможно говорить о каких-либо выполнениях ультиматумов, уступок и так далее.

Мы понимаем, что дипломатическая составляющая все равно должна быть, и мы должны за нее бороться, тем более что весь мир нам в этом способствует, помогает. И, наверное, уже не осталось серьезных мировых лидеров, с которыми бы президент Зеленский не провел разговор, с некоторыми – десятки раз за это время. Конечно же, это все направлено только на то, чтобы попытаться Российскую Федерацию все-таки успокоить, с тем, чтобы она прекратила такие действия в отношении Украины и села полноценно за стол переговоров с остановкой и выводом войск.

Но нужно также понимать, что есть темы, которые не зависят напрямую от ультиматумов Российской Федерации, и, наверное, тема гарантий безопасности единственная, что к ним относится, которой, по сути, манипулирует Российская Федерация.

У нас в обществе тоже есть об этом дискуссия, она вызвана как раз достаточно долгим нашим путем, который мы прошли вместе с НАТО, путь с 2008 года, когда мы получили призыв и обещание, что мы можем рассчитывать на вступление в НАТО. И за это время мы достаточно тесно интегрировались, на самом деле мы сильно [подтянулись к стандартам] НАТО, в первую очередь по реформе армии и других органов, связанных с правоохранительной системой, службой безопасности – мы много в этом продвинулись. И для нас эта история понятна: мы никогда не отказывались. Более того, в прошлом созыве парламента и в Конституцию были внесены соответствующие изменения.

Однако, когда мы оказались сейчас в такой сложной ситуации, мы видим, что помощь НАТО не всегда та, которую ожидает украинский народ. Поэтому тут, конечно же, у людей начали возникать вопросы. Опять же, это дискуссия, которая ведется, она уже около месяца ведется с момента начала войны и с момента, когда мы всем народом, всеми элитами, всеми кем возможно голосами, хором и по отдельности, просили закрыть небо, просили и продолжаем просить дать нам средства для закрытия неба, если НАТО не хочет делать это само и не хочет вовлекаться в какие-то более сложные ситуации с Российской Федерацией. Поэтому эта дискуссия будет продолжаться, и мы, очевидно, найдем на нее рано или поздно внутри Украины политический ответ.

– Я понимаю, что залезть в голову Владимиру Путину невозможно, да и, наверное, вряд ли хочется, но тем не менее хотел бы вас спросить: вы вообще верите в то, что Россия отведет свои войска до того, как будет референдум? То есть, например, Украина говорит России: "Мы гарантируем, что референдум будет проведен, и Россия должна отвести войска". Вы думаете, она на это пойдет? Лично Владимир Путин на это пойдет?

– Вы знаете, я думаю, что не надо так ставить вопрос, не надо в таком разрезе обсуждать. Нужно делать все для того, чтобы с украинским интересом на украинских условиях мы вышли из этой ужасной войны. Понятно, что, возможно, это будет непросто, не завтра, потому что мы видим, что, к сожалению, агрессор очень серьезно настроен, продолжает быть серьезно настроенным, мы видим это каждый день.

Меняются цели, меняются способы действия, но не меняется главная цель – это уничтожение Украины, украинского всего что может быть, мы это чувствуем, понимаем. И не хотелось бы залезать в голову никому для того, чтобы просто понять, что в XXI веке такие вещи в центре Европы не должны происходить.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG