Ссылки

Новость часа

"Света нет, воды нет, интернета нет". Как живут оккупированные Купянск, Херсон и Мелитополь


Города юга и востока Украины, оказавшиеся в оккупации, вынуждены приспосабливаться к новым реалиям. Избранные в мирное время власти в полном объеме выполнять работу не могут. Некоторых мэров российские военные похищают, другие выезжают на подконтрольную Украине территорию. Есть и те, кто идет на сотрудничество с военными армии РФ.

Как живут оккупированные украинские города
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:15 0:00

Город Купянск в Харьковской области оказался в оккупации в первые дни войны. Российская армия била по нему с самолетов и артиллерии. Авиаудар разрушил мост через реку Оскол. 27 февраля, за несколько часов до взрыва, мэр Купянска Геннадий Мацегора записал обращение к жителям.

"После того как был разрушен райотдел, расположенный в исполкоме, на телефон дежурной части поступил звонок от командира батальона российских войск о предложении переговоров. Иначе город будут штурмовать со всеми последствиями. Я принял решение участвовать в переговорах", – заявил тогда Мацегора.

Впрочем, когда украинская прокуратура возбудила против мэра Купянска уголовное производство по статье "Госизмена", он сбежал в Россию. Задержать его не удалось. В отличие от других изменников. Например, мэра города Южный под Харьковом.

"Мы не дадим сдать ни одного сантиметра нашей земли. Военные опять предупреждают: это они еще проявили лояльность, что их задержали", – говорил глава Харьковской военной администрации Олег Синегубов.

В самом Купянске, несмотря на оккупацию, в марте еще продолжались проукраинские митинги. В ответ российские солдаты открывали огонь.

К 9 мая в городе вывесили билборды с запрещенными в Украине георгиевскими лентами. Новорожденным в свидетельствах пишут: "Купянск, Белгородская область". А Геннадия Мацегору местные вновь видели в мэрии. По информации горожан, которым удалось выбраться из оккупации, он теперь руководит городом напару с женщиной-чиновницей из Белгорода.

"Сейчас, я так поняла, что они, оккупанты, относят Купянск к Белгородской области. И мэр там – женщина. Женщина из Белгорода. Света нет, воды нет, связи нет. Никакой. Интернета нет", – рассказывает жительница Купянска Юлия Иващенко.

25 апреля в Херсоне российские военные захватили административные здания. На следующий день назначили своих "мэра" и "губернатора".

"Представили так называемых главу Херсонской администрации Владимира Сальдо и голову Херсонской городской администрации Александра Кобца. Я убежден, эти коллаборанты после нашей победы понесут ответственность", – заявил глава Херсонской военной администрации Геннадий Лагута.

В моей стране заблокировали

Настоящее Время

Александр Кобец, как выяснил Центр журналистских расследований, в советское время работал в КГБ, а с 1991 года – в СБУ. Найти его фотографии в сети не удалось. Жил он в Киеве. И после отставки занимался бизнесом. При этом, пишут расследователи, вот уже несколько лет Кобец не отдает ссуду в 80 тысяч долларов, за что накануне войны против него возбудили дело о взыскании долга. Жители Херсона до назначения о нем вовсе не слышали.

"Этот Кобец – абсолютно неизвестная темная лошадка. От слова совсем. Люди, которые сотрудничают сейчас с русскими солдатами, всегда пытались куда-то баллотироваться, но не имели какой-то там действительно реальной поддержки. И как бы находились в таком статусе – "когда-нибудь и на нашей улице грузовик с деньгами перевернется", – говорит херсонский журналист Константин Рыженко.

Избранный украинцами мэр Игорь Колыхаев утверждает, что хоть и не в своем кресле, но продолжает исполнять обязанности из Херсона.

"И хоть теперь мой рабочий кабинет – моя машина, на количество решаемых вопросов это не влияет. Да вы и сами должны видеть: общественный транспорт ходит, мусор, хоть и не так активно, как раньше, но вывозим, траву косим, парки и улицы убираем, свалки ликвидируем, свет горит, вода бежит, газ в конфорках наблюдается", – отмечает Колыхаев.

А вот городскому голове Мелитополя пришлось еще сложнее. 11 марта 33-летнего Ивана Федорова похитили российские военные. На его место тут же назначили своего человека – Галину Данильченко. На ее странице в фейсбуке – "Бессмертный полк" и советская символика. В 2020 году она стала депутатом Мелитопольского горсовета от партии "Оппозиционный блок". Жители города называют ее просто – "Галя из подвала".

"Просто взяли говорящую голову, которая выполняет наказы оккупантов и говорит то, что ей нужно сказать. И причем ее в городе не уважают абсолютно все. Начиная, конечно, от проукраински настроенных жителей до, вероятно, самих оккупантов. И клички ей дают самые разнообразные. И это совершенно оккупантами не пресекается", – рассказывает жительница Мелитополя Татьяна Кумок.

Данильченко – официально директор Мелитопольского завода подшипников скольжения. Его собственник – не скрывающий свою пророссийскую позицию действующий депутат Запорожского облсовета Евгений Балицкий.

В поддержку законного мэра Мелитополя Ивана Федорова люди устраивали массовые акции. Несмотря на пытки, Федоров не согласился сотрудничать с Кремлем. 16 марта его обменяли на девятерых российских срочников. И сейчас он, насколько это возможно, управляет временно оккупированным городом дистанционно.

"В очередной раз произошел провал у оккупантов, у коллаборантов. Они смогли физически захватить отделение нашего "Ощадбанка" и собирались начать там выплату денежных средств в рублях и прием платежей за коммунальные услуги. Но так ничего и не получилось", – сказал Федоров.

На руководящие должности во временно оккупированных украинских городах кремлевским властям сложно находить профессиональных управленцев, утверждает военный эксперт Александр Мусиенко. Сначала ищут ранее завербованных российскими спецслужбами. Если таких нет среди местных пророссийских депутатов или коллаборантов из народа.

"Это вообще парадоксальная ситуация. Поскольку от них же на самом деле ничего не зависит, они ни на что не влияют. Но они соглашаются фактически на статью Уголовного кодекса Украины. На серьезную статью", – отмечает руководитель украинского Центра военно-политических исследований Александр Мусиенко.

Сейчас в Украине, по данным министерства по вопросам реинтеграции, в оккупации или зоне активных боев находятся территории восьми областей. По состоянию на 1 мая это 270 сел и городов.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG