Ссылки

Новость часа

"Главная зависимость депутата – его бизнес". Депутат Найем о зарплатах и группах влияния в Верховной Раде


Украина – парламентско-президентская республика, и Верховная Рада должна играть ключевую роль. Но на практике это не совсем так. Почему? Как олигархи там формируют группы влияния? И почему небольшие зарплаты депутатов становятся фактором коррупции. Об этом наши журналисты расспросили Мустафу Найема. Он пока еще действующий депутат Верховной Рады, пришел туда после Евромайдана. В новый созыв баллотироваться не стал. В прошлом же Мустафа – журналист, много лет работавший в той же Верховной Раде.

Депутат Найем о зарплатах и группах влияния в Верховной Раде
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:09:51 0:00

— Украинский депутат независим?

— Что значит – независим? Если мы говорим про институционально – то он, конечно, независим, потому что у него есть полностью неприкосновенность, у него есть все инструменты для реализации полномочий. И, в общем-то, сложно сказать, что он является собственностью партии.

— Это в теории. А на практике?

— На практике главная зависимость украинского депутата – это его бизнес. Формально он, конечно, разрывает свои отношения с бизнесом. Но мы прекрасно понимаем, что неформально родственники, друзья, товарищи продолжают вести этот бизнес. А он – как бы их представитель во власти.

— Зонтик.

— Ну да. Это одна категория. Есть категория мажоритарщиков. Для того чтобы работать на округе, нужны деньги. Во время распределения бюджетных денег он приходит к премьер-министру и говорит: "Дорогой премьер-министр, а дайте-ка мне, пожалуйста, – мне тут нужна школа, дороги – 25 миллионов гривен. Или 250 миллионов гривен". Постольку поскольку эти суммы ненормированны, то есть премьер-министр и правительство само принимает решение, какому округу выделять, в зависимости от приоритетов, то как кто договорился – так и происходит.

— А премьер-министр говорит: "Если ты проголосуешь за…"?

— Конечно. Он говорит: "За бюджет ты проголосуешь?"

— В который заложили, возможно, какие-то коррупционные схемы.

— Другие интересы свои. Он говорит: "Да" – "Хорошо. А в дальнейшем мы же работаем?" А в округе он приходит, говорит: "Смотрите, я вам построил дорогу". Хотя по факту что он продает? Он продает свои коррупционные связи, потому что это деньги людей, это их налоги.

— Про группы влияния расскажите, как это происходит. Как вообще формируются, условно, группы влияния тех или иных олигархов?

— Действительно есть группы интересов, которые отстаивает тот или иной бизнес. Они достаточно прозрачны. То есть это не то, что нужно искать. В нынешнем парламенте, например, был Олег Ляшко, который напрямую лоббировал интересы Рината Ахметова. Были группы, которые напрямую были ассоциированы, например, с Игорем Коломойским. Есть отдельная группа, так называемые украинские младоолигархи, это аграрный бизнес.

— Какая зарплата у народного депутата?

— Зарплата народного депутата – это такая притча во языцех. Когда мы пришли в парламент, депутат получал 5 тысяч гривен – около 500 долларов. Я был первым, кто об этом сказал, – по поводу того, что зарплату нужно менять. Потому что я пришел в парламент с зарплаты порядка $3 тысячи, я получал [такую зарплату] как журналист. И понятное дело, что у меня не было мотивом зарабатывать деньги, я пришел в парламент как политик. Но я даже не подозревал, что такая зарплата.

— $500 – я пытаюсь понять, съем квартиры на окраине Киева, где-нибудь в спальном районе – $200 минимум.

— Это очень далеко.

— С "советским ремонтом".

— Думаю, что в Киеве уже таких цен нет. Тут еще вопрос другой. Например, у нас была компенсация за проезд по стране. За эту компенсацию можно купить три билета. Я, например, ездил, когда мы делали полицию, в неделю я успевал посетить четыре города. Это восемь билетов, 2400 гривен. Это если ты ездишь обычным плацкартом, потому что купе стоит уже 800 гривен. Соответственно, это тебе не компенсируют.

Депутат сейчас не получает никаких льгот по выплатам и так далее. Второе: он не получает повышенную пенсию. Это мы тоже отменили. Третье: убрали все надбавки, которые были положены, если ты был депутатом. Что сделали – это повысили зарплату. Сейчас зарплата депутата составляет в общей сложности порядка 35 тысяч гривен, это $1300-1500.

— Но есть же эти доплаты, условно, партийные, неофициальные?

— Есть. Это уже прямая коррупция.

— В Конституции прописано, что в Украине парламентско-президентская форма правления.

— У нас Конституция все еще сохранила такой дуализм. С одной стороны, президент – его функция достаточно непонятна. У него много функций, которые присущи исполнительной власти, при этом к исполнительной власти он не относится. И второй момент: у него, конечно, огромное влияние на судебную власть. Все это приводит к тому, что, конечно, да, у нас этот патернализм со стороны офиса президента сохранился еще со времен Кучмы, и его пока сильно поменять не удалось. Хотя, опять же, за последние пять лет, мне кажется, роль парламента достаточно увеличилась.

И важно очень то, что, конечно, концентрация коррупции, конфликта интересов, халатности и использования власти в целях личного обогащения в парламенте больше всего. Такого органа больше нет.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG