Ссылки

Новость часа

"Молодость"-2019: любовь, бедность и экстремальная педагогика


Для многих продюсеров, критиков и режиссеров украинский кинофестиваль "Молодость" стал неофициальным профильным университетом, местом инициации в большой кинематограф. Здесь проходили первые показы Тома Тыквера, Франсуа Озона, Андраша Монори, Дэнни Бойла, Стивена Долдри. Лауреатов "Молодости" позднее отмечали "Золотой пальмовой ветвью" (Брюно Дюмон) и "Золотым глобусом" (Ален Берлинер). Здесь показывали мировой арт-хаус в то время, когда прокат отсутствовал как таковой.

Впрочем, самым авторитетным кинособытием в Украине "Молодость" стала далеко не сразу. В советское время существовал двухдневный обзор студенческих короткометражных фильмов, снятых студентами кинофакультета Киевского института (ныне – Национального университета) имени Карпенко-Карого. Победителей поощряли массивными хрустальными вазами.

Расцвет "украинского поэтического кино" постепенно повышал и статус фестиваля. В 1979 году именно приз "Молодости" стал чуть ли не первой наградой для классической работы Ивана Мыколайчука "Вавилон ХХ". С началом перестройки в конкурсе стали появляться работы из других стран: Болгарии, Грузии, Армении, Казахстана, Азербайджана, Германии.

В 1990-м к руководству кинофестиваля пришла команда Андрея Халпахчи. Он не имел специализированного образования, работал доцентом кафедры железобетонных конструкций, но был заядлым синефилом, вел в Киеве популярный киноклуб "Диалог". В 90-х Халпахчи с командой, вопреки полному развалу украинской киноиндустрии, удалось вывести "Молодость" на уровень полноценного международного фестиваля дебютов с денежными призами и надлежащим освещением в прессе. Сейчас "Молодость" – единственный фестиваль в Украине, имеющий аккредитацию международной ассоциации кинофестивалей FIAPF (с 1991 года).

Конкурсы проходят в четырех категориях:

  • полнометражный игровой дебют,
  • короткометражный фильм,
  • студенческий фильм,
  • национальный короткий метр.

В каждой из категорий присуждается статуэтка "Скифский олень" и денежная премия в эквиваленте 2 тысяч долларов. Гран-при за лучший фильм всех конкурсов – "Скифский олень" и 10 тысяч долларов. Есть также призы ФИПРЕССИ, экуменического жюри и параллельный конкурс фильмов на ЛГБТ-тематику "Солнечный зайчик".

Наиболее значимый – полнометражный конкурс. Качество отбора в него задает уровень всего фестиваля. Мы расскажем про пять картин программы, на которые следует обратить внимание.

"Дикий", реж. Камиль Видаль-Наке

Лента отмечена призом Фонда Луи Родерера "Рост звезды" на Международной неделе критики прошлогодних Канн. Главный герой – 22-летний гомосексуал Лео, живущий на улице, зарабатывает проституцией и болеет туберкулезом. Среди его клиентов и старики, и люди с инвалидностью, и опасные садисты. Как ни странно, он умеет получать удовольствие в постели даже в такой ситуации, а, главное, сохранил способность любить – и безответно влюбляется в резкого и брутального собрата по панели, который занимается тем, чем занимается, исключительно ради денег.

Фильм снят подрагивающей камерой в псевдодокументалистской манере. Видаль-Наке хорошо знает мир улиц и полукриминальных гей-тусовок. Однако в определенный момент вся эта лихорадочная экзотика становится неважной. Потому что "дикий" означает еще и "вольный". И оказывается, что это не публицистика и не любовная драма, а история о стремлении к свободе и о цене свободы.

"Путешествие в мамину комнату", реж. Селия Рико Клавеллино​

Фильм 36-летней Селии Рико Клавеллино собрал в Испании несколько важных наград: премию "Гойя" лучшему новому режиссеру и за лучшую женскую роль второго плана (Анна Кастильо), а также два приза на фестивале в Сан-Себастьяне. Начинается фильм как стандартная семейная драма про конфликт матери и дочери. Леонор хочет уйти из дома, но не решается сказать об этом. Эстрелья против, но не может удержать дочь силой.

Клавеллино прибегает к неожиданному повороту: вместо напрашивающегося рассказа о странствиях дочери она сосредотачивается на жизни матери, которую играет Лола Дуэньяс (звезда "Возвращения" Педро Альмодовара и "Моря внутри" Алехандро Аменабара). Режиссер хорошо отображает грань, когда материнская любовь переходит в тиранию. "Мы могли бы попробовать это", – предлагает Эстрелья и сразу получает ответ Леонор: "Почему ты всегда говоришь во множественном числе?" Борьба Эстрельи с одиночеством принимает иногда драматические, а иногда и трагикомические формы, достигая кульминации в довольно безумной сцене празднования Нового года. Клаустрофобная сосредоточенность на пространстве материнской комнаты, богатая нюансами игра Дуэньяс, страх и нежность в неожиданных пропорциях делают этот фильм запоминающимся.

"Ее работа", реж. Николаc Лабот

Мировая премьера дебюта греческого писателя и режиссера Никоса Лабота состоялась в секции Discovery в Торонто. У себя на родине он имеет внушительный набор национальных наград.

В фестивальном мире известно такое явление, как "греческий сюрреализм"; впрочем, Лабот работает в совершенно ином регистре. Это определенно социальное, прямолинейное кино, сделанное не без влияния мастеров жанра – братьев Дарденн. Главная героиня – 37-летняя неграмотная домохозяйка Панайоту (Мариша Триантафиллида) живет с двумя детьми и авторитарным, но безработным мужем в небогатом районе Афин. Впервые в жизни она устраивается на работу уборщицей в торговом центре, завоевывает уважение, которого никогда не имела в семье. Она получает свою первую зарплату, учится водить машину и пользоваться банковской картой, дает отпор подлому менеджеру. Оказывается, существует мир за пределами семьи, где ее превратили в бесплатную прислугу.

Начиная эту историю в духе дарденновского неореализма, Лабот развивает ее в явно профеминистическом направлении. Без деклараций и пафоса рассказывает о человеческом достоинстве, за которое можно бороться даже тогда, когда никакой надежды, кажется, не осталось.

"Разрушительница системы", реж. Нора Фингшайт

В наградном листе немецкого фильма "Разрушительница системы" есть отличие, о котором любой дебютант может только мечтать: Приз Альфреда Бауэра за фильм, открывающий новые перспективы киноискусства на Берлинале.

Сюжет сосредоточен на девятилетней Бенни – неконтролируемом, агрессивном и крикливом ребенке. Счет приютов, отказавших ей в пребывании, идет на десятки. При этом у нее есть невозможно мягкая и податливая мать, которая свою дочь просто боится. Сразу возникают параллели с жутковатым британским триллером "Что-то не так с Кевином" (2011) о мальчике, ставшем серийным убийцей, но здесь другое. Бенни не отталкивает мать, напротив, хочет жить только с ней.

Нора Фингшайт начинала в документальном кино и изучила массу материала по теме, прежде чем взяться за новую для нее работу. Она выполняет обещанное: с выдумкой, драйвом и почти хичкоковским саспенсом подвергает испытанию систему социализации проблемных детей. При этом ей удается нужное сочетание эмоций и разработки сюжета: по драматургии, по последовательности действий Бенни предстает маленьким чудовищем, но Фингшайт награждает ее однозначным сочувствием. Нет неисправимых детей – есть просто невнимательные и ограниченные взрослые.

"Колибри", реж. Ким Бора

Там же, на Берлинском фестивале, свой первый приз – Гран-при молодежной программы Generation 14plus – получил фильм "Колибри" кореянки Ким Бора.

Сюжет развивается в декорациях Сеула середины 1990-х, бурно развивающегося после десятилетий военных диктатур. Колибри называют 14-летнюю протагонистку фильма Ин-Хи (Парк Чжи-ху): она легка, ярка, жадна до наслаждений, легко влюбляется и в парней, и в девушек и, конечно, в не меньшей степени уязвима. Иного выхода у нее нет, ведь ее семью благополучной не назовешь: родители ссорятся, сестра – проблемная, брат – хулиган.

Ким Бора экранизировала собственную повесть, построенную на автобиографическом материале. Героев здесь двое: пребывающая всегда на грани "колибри" Ин-Хи и город Сеул, охваченный неконтролируемым строительным бумом. Они оба больны, и развитие этих недугов привносит в поначалу медлительный фильм все более возрастающее напряжение, которое разрешается в катастрофической кульминации – обвале моста Сонсу, унесшем множество жизней. Возможно, Бора и не ставила целью создать портрет эпохи, но все же нарисовала его с надлежащим размахом.

Мнение редакции Настоящего Времени может не совпадать с мнением автора материала

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG