Ссылки

Новость часа

"Девяносто процентов объявленных в розыск находятся в России". Экс-прокурор по делам Майдана – о расследовании расстрелов в центре Киева


Двадцатого февраля 2014 года в центре Киева за полтора часа были расстреляны 45 протестующих. Еще трое – в течение дня. Точную цифру погибших за все время противостояния в разных частях Украины назвать до сих пор не может никто.

Прокурор Сергей Горбатюк пять лет возглавлял следствие по делам Майдана. Его уволили из прокуратуры осенью прошлого года. Мы поговорили с ним о том, на каком этапе расследование сейчас.

Экс-прокурор по делам Майдана – о расследовании расстрелов в центре Киева
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:00 0:00

– Сколько вообще людей погибло за время протестов по всей стране?

– Если брать именно события [во время] проведения собраний, то 83 протестующих и 13 правоохранителей – милиционеров.

– Это в Киеве на Майдане?

– С учетом еще двоих погибших в Хмельницком.

– Самые страшные дни – это, пожалуй, 18 февраля и 20 февраля. Ясно ли вам, кто первый открыл огонь?

– Невозможно не учитывать и первые убийства, которые были в январе. Они нераскрытые, но, по предварительным данным, [люди] были убиты из оружия, которое использовалось только в правоохранительных органах, а именно пули для остановки транспортных средств. Но если говорить про 18 [февраля], то первые погибшие были со стороны протестующих – это примерно около 11 часов. До обеда было трое убитых и более 30 огнестрельных ранений. Первые раненные из огнестрельного [оружия] правоохранители зафиксированы где-то около 14 часов, а первый убитый правоохранитель – 18 февраля в 16:30.

– А 20-го?

– Двадцатого – у нас первые погибшие правоохранители. Примерно в период с 7:30 утра до 9:00 погибло трое правоохранителей и более 20 получили огнестрельные ранения. А в 8:55 начались убийства протестующих – погибло 48 протестующих, огнестрельное ранение получили 80.

– Что известно об исполнителях, осуждены ли они?

– По событиям утра 18-го у нас привлечены сотрудники харьковского "Беркута", которым инкриминировалось три убийства и 33 огнестрельных ранения – покушения на убийство. Но суд изменил им меру пресечения, и они скрылись в Российской Федерации. Российская Федерация их не выдает. Кроме непосредственно исполнителей также инкриминируется дача приказов на применение оружия от среднего звена и заканчивая президентом страны, то есть и министру внутренних дел. Следует отметить, что трое из среднего звена до сих пор работают на высоких должностях в национальной полиции и национальной гвардии.

– Те, кто проходил или проходят у вас подозреваемыми?

– Один подсудимый, которому инкриминируется в том числе пособничество в убийствах, и двое подозреваемых.

– А работают они в национальной полиции на высоких должностях?

– Да. Начальник департамента, замначальника департамента и начальник управления по той же сфере общественной безопасности, то есть ценные для нынешнего руководства кадры.

Если берем штурм Майдана в ночь с 18-го на 19-е – у нас привлечены организаторы, то есть в суд направлен обвинительный акт в отношении бывшего начальника СБУ в Киеве и Киевской области, которому инкриминируется часть в организации этих убийств, которых в тот день во время штурма было 15. Но в том числе инкриминируются и смерти погибших правоохранителей министру внутренних дел, и председателю СБУ, и их заместителям, и бывшему президенту. Потому что после первых убийств утром, отдавая приказ на антитеррористическую операцию, они однозначно понимали, что будут жертвы с обеих сторон. Но такой приказ, незаконный, по мнению следствия, потому что приговора еще нет, был отдан. И погибло, повторюсь, именно во время штурма 15 человек протестующих и шесть человек – сотрудников правоохранительных органов.

– И президент Украины, уже бывший, и глава СБУ, и глава Министерства внутренних дел – все трое, если я не ошибаюсь, в Российской Федерации?

– Да. Фактически 90% тех, кто объявлен в розыск, находятся в России, может быть даже и 100 [процентов], просто не по всем получена информация – официальное подтверждение, что они там находятся.

– Двадцатое число?

– С расстрелом протестующих у нас общая численность привлеченных – 34 человека. Это начиная от руководства государства – руководитель МВД, его заместитель, руководство киевской милиции и руководство полка внутренних войск, 26 сотрудников "Беркута" с командиром полка и его заместителем. Пять из этих беркутовцев находились на скамье подсудимых до последнего времени, пока не произошел обмен. Двое вернулись. Возможно, суд в отношении двоих еще продолжится.

По убитым правоохранителям 20 февраля было сообщено о подозрении двум лицам – в убийстве двоих человек, ранении и покушении на убийство одного.

– То есть двум людям со стороны Майдана было объявлено о подозрении. И на каком этапе это дело?

– Это было в апреле 2018 года, после этого генпрокурор Луценко изменил состав группы прокуроров, абсолютно нарушая закон, – похоже, как новый генеральный прокурор тоже при обмене, – и поставил заместителя генерального прокурора, Стрижевскую, после чего принятие любых процессуальных решений было заблокировано. Один из них в розыске, а по другому следствие просто не окончено, но он является подозреваемым.

– В итоге никто не сидит на данном этапе?

– Нет. Даже и те, кто в суде пребывал под стражей. И где-то в период весны – лета суды очень быстро поменяли всем меру пресечения, и под стражей остался фактически один, если не ошибаюсь – из координаторов "титушек".

– А что с теми, кто убивал силовиков? Вы говорите, по двоим есть подозрения, один – вне территории Украины.

– Один в розыске, в отношении него есть решение суда об аресте, а по второму суд избрал меру пресечения – поручительство бывших народных депутатов. И до сих пор эта мера пресечения сохраняется.

– По другим нет никаких дел, нет расследования?

– Почему же нет? Расследование есть. Я назвал только те факты, где сообщено о подозрении. Естественно, по каждому убитому следствие продолжалось, собирались доказательства, и во многих случаях выходили на сообщения о подозрении. Но вмешательство предыдущего прокурора и фактический саботаж действующего прокурора, они на длительное время остановили [расследования] – если они вообще не нацелены на прекращение этих расследований.

– Еще один штамп российской пропаганды, но и часто уже внутри Украины об этом говорят. О том, что произошедшее было государственным переворотом, насильственным захватом власти. Что вы на это отвечаете?

– Мы на это отвечаем, что штампы никакие не могут применяться. Должно быть расследование, которое должно давать оценку действиям лиц, которые как со стороны руководства государства применяли оружие и совершили большое количество преступлений и убийств – и по этому поводу должен дать оценку суд, – так и любым другим действиям, которые [имеют] признаки противоправных. Соответственно, даже с заявлением адвокатов Януковича зарегистрировано и расследуется дело по факту возможного государственного переворота. Пусть в этом деле следователи поставят точку и дадут ответ. А любые рассказы до решения суда, до соответствующего правового решения [о том], что это было так, а не иначе, – это не более чем желание манипулировать какими-то фактами для достижения цели. В последнее время очень сильно присутствует у нас желание скомпрометировать и дискредитировать сами события во время Майдана, расследование этих событий. Этим бывшие должностные лица времен Януковича очень активно занимаются и ряд телеканалов.

– Я вспоминаю цитату Лукаш, которая говорила, что смерти на Майдане были сфальсифицированы, что многие погибли – я уж не помню – от укола лидокаина или от сердечного приступа. Почему вообще есть такая риторика сейчас?

– Она не просто – она целенаправленна. Это, мне кажется, идет и координируется Российской Федерацией. Майдан не позволил, наверное, достичь целей для того, чтобы Украина была в сфере интересов Российской Федерации. Сами по себе события Майдана являются камнем преткновения для этих планов, как по мне. Бывшие должностные лица времен Януковича, они хотят вернуться, возможно, к власти – для этого им тоже надо дискредитировать Майдан. Но тут их интересы где-то сходятся, но четко видно, что это не единичные какие-то выступления, а действительно это спланированная, скоординированная деятельность, которая использует какие-то отдельные факты – даже правдивые, но интерпретирует их абсолютно манипулятивно для опять же единственной поставленной цели: дискредитировать события на Майдане, расследование и оправдывать правоохранителей, бывшее руководство и так далее.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG