Ссылки

Новость часа

"Безработица вырастет чуть ли не на 20%". Экс-министр экономики Украины – о влиянии коронавируса на будущее страны


В Украине введены ограничения из-за коронавируса. Должны быть закрыты кафе, парикмахерские, магазины. Разрешено работать только продуктовым, магазинам бытовой техники, аптекам, банкам, кафе – еда только навынос.

Как это повлияет на экономическую ситуацию, мы спросили у Тимофея Милованова. Еще две недели назад он занимал пост министра экономики, торговли и сельского хозяйства Украины. Он профессор экономики в Питтсбургском университете и почетный президент Киевской школы экономики.

Экс-министр экономики Украины – о влиянии коронавируса на будущее страны
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:39 0:00

— Как бы вы сейчас описали то, что происходит с украинской экономикой?

— Еще непонятно. Пока вводится карантин, и некоторые предприятия переходят на дистанционную работу, некоторые полностью закрываются, а некоторые продолжают работать, нарушая в том числе и карантин. Карантин распространяется в основном на точки общественного питания, транспорт, но рекомендуется в большинстве компаний также переходить на дистанционную работу. Например, Киевская школа экономики, где я являюсь почетным президентом, перевела все образование в онлайн и на дистанционку. Поэтому пока вот так, все приспосабливаются.

Какой это эффект будет иметь на макроэкономическую ситуацию в стране – пока сложно сказать, но многое зависит от правительства. Правительство должно, наверное, выделить достаточно серьезный стимулирующий пакет, это приведет к наращению бюджетного дефицита, но это, в принципе, нормально, как раз во время кризиса и надо использовать такие инструменты. Я думаю, есть и будут проблемы с ликвидностью для предприятий, особенно для малого и среднего бизнеса, их нужно поддержать. И нужно поддерживать часть людей, особенно тех, кто малообеспеченный.

— С малым бизнесом что будет происходить в Украине? Именно в украинских условиях, с учетом, что многие не оформлены на работу даже?

— У нас порядка 20% среди всех работающих – в неформальном секторе. Это цифра схожа с той, которая есть в Центральной Европе. Но 20% – это достаточно много. В любом случае, для всех этих компаний или бизнесов основная проблема, которая сейчас их будет затрагивать, – это ликвидность, наличие средств. Поэтому они в принципе должны предпринять ряд мер. Одна из них очевидная, которая уже началась на рынке недвижимости, – это передоговориться о цене на аренду. Цены на аренду недвижимости будут падать, и мы уже видим, что новые контракты не заключаются, а в существующих контрактах многие компании пытаются уменьшить затраты.

Также можно договариваться с сотрудниками о том, чтобы они взяли временные отпуска или частично на небольшой период или на небольшой процент задержать им выплату зарплат. Все это должно стимулировать или позволить среднему и малому бизнесу продолжить свое функционирование. Но я думаю, что очень много предприятий будут в достаточно сложных условиях без поддержки государства. Поэтому государство должно все-таки выходить с пакетом финансовой поддержки малого и среднего бизнеса прямо сейчас. Это очень важно.

— У меня вопрос из зала, что называется. Редактор говорит: интересно, а он рад сейчас, что в такой критической ситуации уже не является министром? Рады?

— Вы знаете, это вопрос, на который каждый может ответить себе сам. Я всего лишь две недели не министр. Я могу сказать, что бы я делал, я надеюсь, что новый министр – как раз его на днях назначили – сможет выполнить все эти задачи. Вы правы, что для нового министра очень большие вызовы стоят.

У нас была хорошая макроэкономическая ситуация, у нас курс был [лучше], инфляция была значительно ниже в то время, когда мы [работали]. У нас была возможность делать структурные реформы, рынок земли открывать, рынок труда реформировать. Я думаю, к сожалению, у правительства, которое принимает решения сейчас, намного более конкретные текущие вызовы, более кризисные. Поэтому, конечно, ситуация сложная.

— Интересно, что вы говорите: у нас было. Это было всего несколько недель назад.

— Да, все меняется за пару недель буквально.

Как Киев реагирует на приостановку работы метро
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:50 0:00

— Президент Зеленский встречался недавно с украинскими олигархами. Согласно официальной версии, он просил их помощи в борьбе с коронавирусом. Подобные договоренности с олигархами к чему в итоге экономически обязывают власть? Что взамен власть даст олигархам?

— Моя позиция по поводу таких встреч – что деньги с олигархов и с бизнеса в целом надо собирать через налоги, для этого существует налоговая система. Это правильный механизм. Конкретные договоренности – да, действительно, это хорошо, когда бизнес будет поддерживать и давать средства в фонд по борьбе с коронавирусом или с последствиями коронавируса. Это, наверное, хорошая и благая цель, но мне лично кажется, что тут, наверное, лучше было бы, чтобы бизнес это делал добровольно.

И многие из бизнесов, в том числе которые присутствовали там, например, "Нова Пошта" или "Дарниця", если я не ошибаюсь, они это делают и так. Поэтому роль государства в принципе, я думаю, в предоставлениии четкого пакета стимулирования экономики через стандартные фискальные, то есть налоговые механизмы. То есть с бизнеса надо собирать налоги, а вот отдельные такие договоренности – ну, наверное, в исключительных случаях возможны, но в принципе как инструмент, наверное, я бы старался бы избегать.

— Чтобы ничего взамен не обещать.

— Именно, конечно.

— Нынешний доклад опубликован Международной организацией труда, и согласно этому документу, 25 млн человек во всем мире потеряют работу. Эксперты считают, что эти цифры занижены. По вашим оценкам, сколько людей во всем мире могут потерять работу и сколько в Украине?

— Мне сложно говорить про весь мир. Но в Украине оценка безработных – порядка 1,5 млн людей. Если говорить о том, что рост безработицы в связи с малым и средним бизнесом, то вот считайте: у нас порядка 17 млн, из них 20 или 30% – в малом и среднем бизнесе, то есть это 3-4 млн людей. Сейчас невозможно предугадать, но, например, 10-20% потерь будет, то тогда это будет 300-600 тысяч. То есть наша безработица может с 1,5 млн до 2 млн вырасти, что уже только в рамках одной страны – Украины – достаточно значительная цифра.

И здесь, опять же, важно, чтобы государство, наверное, временно, но значительно увеличило поддержку безработных, для того чтобы те люди, которые временно окажутся без работы, имели какое-то финансирование. И проблема здесь состоит именно в том, что очень сложно будет во время карантина найти новую работу.

Сама идея, что бизнес кого-то уволит, – нормальная, такое происходит в экономике, особенно во время кризиса. Но чем этот кризис отличается от других – тем, что из-за карантина будет очень сложно найти новую работу. И здесь государство тоже должно предпринять определенные меры для того, чтобы поддержать людей, которые окажутся безработными. Поэтому я ожидаю, что безработица вырастет чуть ли не на 20%, возможно, – с 1,5 млн до 2 млн. Но это будет эффект временный, на момент карантина. А после карантина это наладится, и люди найдут себе работу.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG