Ссылки

Новость часа

Как военные действия Турции в Сирии отразятся на странах Центральной Азии


Анкара готова ответить на любые санкции США, которые Вашингтон введет в качестве реакции на операцию в Сирии. Об этом заявил глава турецкого МИД Мевлют Чавушоглу. Турецкая армия продолжает наступление, несмотря на все более резкое осуждение мирового сообщества.

Над турецко-сирийской границей видны густые облака дыма после взрывов. Это восьмой день наступления Турции на северо-востоке Сирии против курдов.

"Операция закончится только тогда, когда мы без исключения будем контролировать зону глубиной 30–35 км. Пока мы не достигнем этой цели, никакая сила не сможет нас остановить", – сказал президент Турции Реджеп Эрдоган.

Санкции и бои. Как развивается дипломатический конфликт из-за военной операции Турции в Сирии
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:20 0:00

Атака продолжается несмотря на американские санкции, введенные накануне. Сегодня с визитом в Анкару прибывает американская делегация во главе с вице-президентом США Майком Пенсом.

"Делегация будет просить о прекращении огня. Мы ввели сильнейшие санкции, какие можно представить. У нас есть много всего в запасе, если это не повлияет. Включая огромные тарифы на сталь. Они отправляют много стали в США", – заявил президент США Дональд Трамп.

Тем временем Реджеп Эрдоган заявил, что не намерен встречаться с вице-президентом США. Он заявил: "Когда приедет Трамп, тогда и поговорим". Накануне Эрдоган провел телефонный разговор с президентом России. Они договорились о скором визите Эрдогана в Москву.

"Россияне являются главной влиятельной силой, и дипломатические каналы открыты. Турецкая и российская армия находятся в прямом контакте. Конечно, россияне также находятся в прямом контакте с сирийцами. Будучи посредником между, они попытаются избежать любого инцидента", – сказал агентству Reuters Ойтун Орхан, исследователь при Центре изучения Ближнего Востока.

Военная операция Турции против сирийских курдов началась 9 октября. После того, как президент США объявил о выводе американский войск из Сирии, курдские "Отряды народной самообороны" были вынуждены пойти на сделку с официальным Дамаском. В итоге подконтрольные Башару Асаду войска начали занимать курдские позиции. Накануне сирийские военные заняли город Манбидж. Туда же вошла российская военная полиция.

"Еще неделю назад мы не могли себе позволить заехать в Манбидж вот так открыто, с демонстрацией флага, потому что военнослужащие вооруженных сил США с двух своих военных баз постоянно нам препятствовали, перехватывали нас на дороге", – рассказал Сафар Сафаров, офицер российской военной полиции.

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что Россия с уважением относится к праву Турции обеспечивать свою безопасность. В то же время в Кремле рассчитывают, что операция в Сирии будет пропорциональна целесообразности. Военную операцию Турции осудили в ЕС, а также партнеры Анкары по НАТО.

О ситуации в Сирии и о том, как она может отразиться на странах Центральной Азии, Настоящему Времени рассказал эксперт в области международных отношений и директор аналитического центра "Разумные Решения" Эсен Усубалиев.

"Экономических последствий для нас нет". Эксперт о влиянии конфликта между Турцией и Сирией на Центральную Азию
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:25 0:00

— Последнюю неделю все внимание мирового сообщества приковано к Сирии и Турции. Но на саммите тюркоязычных государств об этом не было сказано ни слова. На ваш взгляд, почему?

— Союз тюркских государств – это не политическая платформа. Это такая платформа для культурного взаимодействия. Конечно, политика там есть, но обсуждение международных проблем там не стоит в повестке. Поэтому не следовало ожидать какой-то реакции.

— А в рамках двусторонних встреч?

— Я тоже не думаю. Если мы говорим о Кыргызстане, то наша политика традиционно не активна, мы никогда не выступаем по таким ключевым политическим вопросам, [по вопросам] международных отношений вообще в мире. Можно было бы ожидать [реакции] от Казахстана, поскольку они являются территорией, где проходят мирные сирийские переговоры с участием Ирана, Турции, России и представителей сирийской оппозиции. Но этого не прозвучало. Можно, конечно, ожидать, но я пока не вижу в этом смысла.

— США уже выдали реакцию на все происходящее, введен ряд санкций. Между тем Турция является инвестором и экономическим партнером стран Центральной Азии. Как это отразится на взаимоотношениях?

— На нас это вообще никак не отразится, поскольку здесь нужно понимать, что действия Турции в Сирии в принципе согласованы с Россией, поскольку российское и сирийское руководство находятся в тесной координации по [ситуации в] Сирии. В частности, все, что там происходит, – это все в рамках тайных переговоров, о которых мы не знаем.

Что касается Центральной Азии, Турцию нельзя назвать большим инвестором, поскольку бизнес, который присутствует в Центральной Азии, – это все-таки мелкий и средний бизнес. У Турции у самой [есть] экономические проблемы, [они появились] еще до введения американских санкций, экономические проблемы были уже в течение двух лет. И это сказалось на внутреннем положении в самой стране. Поэтому как бизнесмены были, так и будут.

Единственное, Турция последние пять лет не участвует в каких-то крупных проектах в Центральной Азии. Поэтому экономических последствий для нас нет. Единственное, в политическом плане мы можем либо поддержать Турцию, либо не поддержать, либо просто воздержаться. Но так как сейчас это не обсуждается ни на одной из международных площадок, значит, так есть.

— Рано или поздно эта тема все равно будет поднята на международных площадках. На ваш взгляд, страны Центральной Азии выберут какую-то конкретную позицию, будут ли поддерживать чью-то сторону?

— Давайте проанализируем. Туркменистан традиционно будет отстраняться. Кыргызстан не будет выступать до тех пор, пока Казахстан либо Узбекистан не выступит. От Узбекистана можно ожидать нейтральной позиции, поскольку они только недавно – три года назад – начали восстанавливать отношения с Турцией, и им невыгодны изменения каких-то отношений.

От Казахстана можно ожидать, поскольку он более активен в международной политике и связан и с западными странами, и является тесным союзником России, я все-таки предполагаю, что Казахстан также поддержит негласную российскую сторону.

— В последние дни приходят сообщения о сотнях сбежавших боевиков ИГИЛ из курдских тюрем. На фоне этого можем ли мы говорить о так называемом возрождении группировки, и опять же, не поедут ли люди из Центральной Азии воевать за ИГИЛ?

— Я все-таки склонен рассматривать это как случай довольно регулярный, возможно, спланированный относительно побега ИГИЛ. Но возрождение в том былом виде, как оно раньше было, – это навряд ли. Поскольку сейчас ресурсов таких нет. И, возможно, Турция хотела бы использовать их против курдского населения, но вы знаете, что сирийско-арабская армия уже находится в тех местах, которые покинули курды и американские войска. Поэтому это однозначно, что Россия также подключится к этим процессам. Я думаю, что ситуацию можно будет удержать под контролем.

— Относительно Центральной Азии, не будет ли это новая волна вербовки?

— Позволю себе частное мнение, что возвращение боевиков из Сирии – это такая неудачная идея, по крайней мере, для Кыргызстана. Если Казахстан может себе позволить их вернуть и за ними проследить, то семьи боевиков, которые вернутся в Кыргызстан, могут как раз-таки продолжать идеологическую работу у нас в стране. Поэтому для нас это тем более очень опасно. А что касается вашего вопроса в целом, то нет, я все-таки думаю, что этого не произойдет.

XS
SM
MD
LG