Ссылки

Новость часа

"Впервые за 20 лет победил кандидат, за которого я голосовала". Как граждане России могут повлиять на выборы в России


В разгар скандала с возможным российским вмешательством в президентскую избирательную кампанию в США в соцсетях грустно шутили: "Русские могут повлиять на результаты выборов в любой стране, но не в России". На самом деле это не так: у простого гражданина РФ есть законная возможность проследить за тем, чтобы выборы были честными, и попытаться сорвать планы фальсификаторов.

Это не самый простой труд, но каждые выборы тысячи россиян становятся независимыми наблюдателями или членами избирательных комиссий. Настоящее Время рассказывает, как это работает.

Карусельный референдум

В ноябре 2018 года в Татарстане проходили референдумы по самообложению. Это очень популярный в некоторых регионах России способ собрать больше налогов с формального согласия самих жителей – в бюллетенях у граждан спрашивают, согласны ли они заплатить из своего кармана за строительство дорог или благоустройство. Чтобы референдум состоялся, на него должны прийти более половины избирателей и более половины из пришедших проголосовать "за". Решение становится обязательным для всех – и противников решения, и не пришедших.

Голосование организовали почти в тысяче городов и сел Татарстана, и лишь в шести случаях референдум был признан несостоявшимся из-за низкой явки.

Движению в защиту прав избирателей "Голос", ассоциации наблюдателей Татарстана и волонтерам регионального штаба Навального удалось охватить только 32 участка из 1645. Но все шесть несостоявшихся референдумов пришлись на те населенные пункты, где присутствовали независимые наблюдатели.

Разрыв в явке между участками, где следили за ходом голосования и где наблюдателей не было, составлял десятки процентных пунктов. Иногда результаты различались втрое.

Пачка вброшенных бюллетеней на одном из участков в Татарстане во время референдумов по самообложению. Источник: "Голос"
Пачка вброшенных бюллетеней на одном из участков в Татарстане во время референдумов по самообложению. Источник: "Голос"

— На референдуме в Татарстане я ловил "карусель", но не успел снять это на видео. До сих пор жалею, – сетует Антон Тароянц, студент РГГУ, который приезжал в республику в качестве наблюдателя вместе с другими активистами "Голоса". – Три девушки лет 20 уверенным шагом направились к троим членам комиссии, быстро взяли бюллетени, быстро проголосовали и ушли. Обычно бывает не так, люди медлят: подходят к столу, ищут в списках свой дом, чтобы определить, к какому члену комиссии идти. Мне поведение этих девушек показалось странным, я решил за ними проследить и оказался прав: они привели меня на соседний участок, где тоже проголосовали.

Тароянц сообщил о нарушении наблюдателю соседнего участка, после чего вернулся к своей комиссии и объяснил ее членам, чем грозят такие "карусели".

— Я сказал, что за нарушение есть административная ответственность, а если оно повторится, то будет уголовная. Члены комиссии сделали вид, что ничего не понимают. Но после этого разговора они развернули больше половины тех, кто пришел голосовать, со словами: "Вам не на этот участок".

Участок Антона оказался одним из тех, где референдум был признан несостоявшимся. По словам Тароянца, явка там была всего 11%.

Как стать наблюдателем на выборах

Антон впервые наблюдал за выборами в 2018 году.

— Я много читал о фальсификациях 2011 года, поэтому на следующих выборах мне стало интересно, как изнутри выглядит процесс голосования и подсчета бюллетеней, – объясняет он.

В наблюдатели Тароянц записался через движение "Голос": для этого нужно заполнить анкету на сайте и пройти короткое обучение.

— Обычно это лекция на 2-3 часа, где будущим наблюдателям объясняют их права, говорят, что нужно делать на участке, за чем следить, – рассказывает Тароянц. – Но я бы советовал посетить две-три лекции и обязательно прочесть закон "Об основных гарантиях избирательных прав". На любые выборы я беру этот закон с собой в бумажном виде: это хорошо действует на членов комиссии. Можно ткнуть пальцем на страницу и наглядно показать, в чем конкретно они не правы.

Подведение итогов выборов на одном из участков в Санкт-Петербурге
Подведение итогов выборов на одном из участков в Санкт-Петербурге

Следить за выборами может практически любой россиянин старше 18 лет. По закону наблюдателей направляют политические партии или зарегистрированные кандидаты. Общественные движения – такие, как "Голос", – тренируют и координируют волонтеров, собирают их заявки и получают от партий направления на участки.

Волны наблюдательской активности

— Наплыв был после 2011 и 2012 годов, но потом наступил период затишья. 2017-й опять несколько подстегнул наблюдателей, на муниципальных выборах их было довольно много. В 2018-м выборы мэра или президента особо никого не интересовали, а сейчас, благодаря политической, митинговой активности, интерес к наблюдению возвращается, – говорит эксперт "Голоса" Василий Вайсенберг.

По словам эксперта, повлияла на ситуацию и позиция Алексея Навального: "Раньше он говорил "не идите на выборы", а сейчас – "идите на выборы". Это тоже сыграло свою роль".

Записаться в наблюдатели можно не только через "Голос" – волонтеров собирают штабы Навального, а у политика Дмитрия Гудкова есть проект "Москва под наблюдением".

Но это не единственный способ лично контролировать ход выборов.

Как попасть в избирком

Российская избирательная система устроена иерархически. На самом верху – Центральная избирательная комиссия, ЦИК, она отвечает за выборы президента, депутатов Госдумы и всероссийские референдумы. Ниже стоят региональные комиссии – они организуют выборы губернаторов, депутатов областных, краевых или республиканских парламентов. Два нижних уровня: территориальные комиссии (ТИК) и участковые (УИК).

Проще всего стать членом УИКа. Но обычный член комиссии с правом решающего голоса – это лишь первый этап: можно подать свою кандидатуру на пост зампредседателя или секретаря. Председателя УИК назначает вышестоящая комиссия.

Попасть на уровень выше, в ТИК, "человеку с улицы" гораздо сложнее. В региональную комиссию – теоретически возможно, но на практике практически нереально.

— Региональные комиссии формируются наполовину губернатором, наполовину – заксобранием региона. Своих кандидатов могут предложить партии, есть два квотных места у ЦИК, и по идее отказать ей не могут. Но в 2017 году сопредседателя "Голоса" Андрея Бузина, несмотря на рекомендацию ЦИК, не взяли в комиссию Московской области. Заксобрание и губернатор собирают комиссии из людей, которые им удобны, – рассказал Василий Вайсенберг.

ЦИК формируется так: одну треть направляет президент, другую треть — Госдума, еще треть — Совет Федерации

— В УИК или ТИК гражданина может выдвинуть любая партия или общественное объединение. У партий, представленных в местных, региональных парламентах или в Госдуме, есть квота на своих представителей в комиссии, так что отказать им не могут, – объясняет эксперт "Голоса" Василий Вайсенберг.

Подведение итогов выборов на одном из участков Волгограда. Такой "пересчет по уголкам" – типичное нарушение закона, который требует "открытого и гласного" подсчета голосов
Подведение итогов выборов на одном из участков Волгограда. Такой "пересчет по уголкам" – типичное нарушение закона, который требует "открытого и гласного" подсчета голосов

В Москве выдвигать своих наблюдателей по квотам могут "Единая Россия", "Яблоко", "Справедливая Россия" и КПРФ. Своих представителей могут предлагать общественные объединения, например, союз ветеранов Афганистана, говорит эксперт.

— По опыту могу сказать, что брать в комиссию представителей из партий демократического пула не очень любят. Наиболее реально сейчас выдвигаться только от "Справедливой России", быть членом партии при этом необязательно, – добавляет он.

Избирательные комиссии набираются на пять лет. Можно выйти из нее и раньше срока. На освободившиеся места приглашают людей из резерва – в него можно записаться, если срок полномочий действующих комиссий еще не истек.

На места в УИКах партии охотно выдвигают практически всех желающих, но к представителям в ТИКах относятся внимательнее.

— ТИКов меньше, попасть в них сложнее, обычно партии направляют туда людей из своего актива. Но в Москве есть комиссии, куда могут предложить просто опытных независимых активистов. Например, я член ТИК с 2013 года от "Справедливой России", хотя с партией меня ничего не связывает. Просто я был опытным наблюдателем, поэтому меня решили выдвинуть, – объясняет Вайсенберг.

Противоположные задачи

Этим летом Леокадия Френкель стала членом избирательной комиссии Владимирского округа в Санкт-Петербурге.

— В 2014 году я была наблюдателем на выборах и была просто поражена беспределом, который тогда происходил, – рассказывает она. – В 2016 году я решила пойти работать в один из УИКов членом комиссии с правом решающего голоса. В 2019 году благодаря помощи "Наблюдателей Петербурга" я стала членом ИКМО в своем родном Владимирском округе, тоже с правом решающего голоса.

Роль организаторов муниципальных выборов в Петербурге и некоторых других городов выполняют ИКМО – избирательные комиссии муниципального образования. Еще до начала выборов Френкель узнала, что ИКМО ее округа возглавила новая председательница. "Наблюдателям Петербурга" она известна тем, что проводит выборы с нарушением закона.

"Сразу стало понятно, что задачи, с которыми я пришла в ИКМО, отличались от задач остальных ее членов. Я пришла бороться с фальсификациями и по возможности их предотвращать, а они просто исполняли волю начальства, главы округа Ивана Плюснина. Его задача была очевидна — переизбраться любой ценой, отсечь от выборов всех реальных конкурентов. Я в этом все время мешала. Мне указывали, что я препятствую работе комиссии, хотя решения, которые нарушают закон, принимали они, а не я", – говорит Леокадия Френкель.

8 сентября этого года в Петербурге одновременно выбирали губернатора и муниципальных депутатов. Выборы проходили с большим количеством нарушений: "Голос" сообщал о более чем 350 случаях фальсификаций, а на троих членов УИК даже были совершены нападения.

ИКМО "Владимирское", где работала Френкель, сначала отказало в регистрации оппозиционным кандидатам: им пришлось добиваться включения в списки через Горизбирком.

А перед днем голосования возникли проблемы с подготовкой бюллетеней.

— Накануне дня голосования меня не пригласили пересчитать бюллетени, напечатанные ИКМО, а сразу распределили бумаги по УИКам. С участковых комиссий до меня стала доходить информация, что на некоторых участках много лишних бюллетеней – по 100, 180 штук. Можно предположить, что руководство ИКМО, в нарушение закона, дало указание УИКам пропечатывать все бюллетени, а лишние они, мол, потом заберут. Таким образом возникли бы заготовки для "каруселей", – считает Леокадия Френкель. Благодаря ее вмешательству УИКи вернули "излишки" бюллетеней без печатей.

Когда участки закрылись, а бюллетени были подсчитаны, председатель ИКМО отказалась вносить результаты в систему ГАС "Выборы". Она утверждала, что сервис не работает.

— Система ГАС "Выборы" прекрасно работала! Комиссии других округов все туда прекрасно вносили, – говорит Френкель. – Председатель утверждала, что на следующий день она придет в офис ИКМО, который располагался в здании администрации Центрального района, и все результаты внесут. Да, по закону на это дается 10 дней. Но если все протоколы с результатами голосования с УИКов поступили, то зачем затягивать? Мы боялись, что готовится фальсификация итогов. Мне, неравнодушным членам УИКов, кандидатам пришлось ночевать в здании администрации, чтобы не допустить нечестного пересчета. Председатель не явилась и на следующий день. Результаты были внесены в ГАС "Выборы" только во вторник вечером, после наших многочисленных жалоб в Горизбирком и ЦИК.

Несмотря на многочисленные нарушения, в Петербурге оппозиционным кандидатам удалось получить около 400 мандатов. Во Владимирском округе 12 мандатов достались "Яблоку", три – "Справедливой России" и только пять – провластным самовыдвиженцам. Леокадия Френкель считает, что оппозиции удалось победить благодаря совместным усилиям наблюдателей и независимых членов УИКов.

— Впервые за 20 лет победил тот кандидат, за которого я голосовала, – говорит она.

Администрация vs волонтеры

— Большая часть ошибок во время голосований случается потому, что члены комиссий плохо знают законы. Обычно их никто не обучает, что-то знает только тройка из председателя, заместителя и секретаря, за их грамотность отвечает вышестоящая комиссия. А уже тройка учит остальных проводить выборы так, как умеет сама, – говорит Вайсенберг.

Сейчас избирательные комиссии чаще всего набирают из людей, подконтрольных местной администрации. Это врачи, учителя, воспитатели – те, кто получает зарплату из госбюджета, говорит эксперт. За работу на выборах они получают небольшую компенсацию. По Москве, говорит Вайсенберг, это около 5-6 тысяч рублей.

— Вот просидели они почти два дня на участке, а получили пять тысяч. Отсюда неаккуратность и небрежность к работе. Если председатель сам берет и пересчитывает все голоса – что противоречит закону, – его никто не одергивает. А зачем? Так ведь быстрее, – поясняет он.

Члены комиссий получают почасовую оплату, она зависит от величины МРОТ, уровня выборов и количества избирателей, приписанных к участку. Это относительно небольшие деньги – например, за один час работы с 6 до 22 часов член комиссии, который готовит и проводит выборы президента, заработает от 35 до 115 рублей.

Поработав несколько раз на выборах, наблюдатели зачастую получают больший опыт, чем члены комиссий, отправленные работать на выборы по разнарядке, заключает эксперт. Волонтеры обладают большими знаниями и понимают, как проводить выборы в соответствии с законом.

XS
SM
MD
LG