Ссылки

Новость часа

"Путин является стратегическим лузером". Политолог Дмитрий Орешкин о возможном вступлении Швеции и Финляндии в НАТО


Финляндия и Швеция могут вступить в НАТО уже летом, пишет британская газета The Times со ссылкой на высокопоставленных американских чиновников. Они утверждают, что членство обеих стран подробно обсуждалось на прошлой неделе во время переговоров министров иностранных дел стран Альянса. Один из собеседников издания назвал ситуацию "крупной стратегической ошибкой Путина". Швеция не граничит с Россией, а вот граница с Финляндией составляет более 1300 километров.

Пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков заявил, что дальнейшее расширение НАТО не будет способствовать безопасности в Европе. Политолог Дмитрий Орешкин назвал реакцию ожидаемой и объяснил, почему возможное вступление Финляндии и Швеции в НАТО – плохая новость для российского президента и его окружения.

Политолог Дмитрий Орешкин о возможном вступлении Швеции и Финляндии в НАТО
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:39 0:00

– В Кремле отреагировали на новость в той же самой риторике, в какой всегда говорят о расширении НАТО. Как вы думаете, как там оценивают эту перспективу на самом деле?

– Во-первых, я бы добавил, что уже какой-то депутат Государственной Думы, естественно, не помню его фамилию, потому что никакой разницы, они все на одно лицо, высказался во вполне ожидаемом стиле. Это будет хуже Финляндии, нам придется принять какие-то ответные меры, которые, естественно, не называются. То есть понятно, что эта новость для Кремля – и не подберу другого слова, кроме как "прихлебателей", – и его прихлебателей плохая. И никаких ресурсов воздействия на Финляндию у Кремля нет.

А плохая эта новость не потому, что что-то там меняется в безопасности, не потому, что это какая-то проблема для российской безопасности, ни одного натовского солдата на территории России мы не видим, ни одного натовского снаряда или боеприпаса на территории Российской Федерации мы тоже не наблюдаем. А новость плохая, потому что получается, что Владимир Владимирович Путин, который затеял всю эту историю с Украиной, в частности, под флагом рассуждения о том, что таким образом надо отбросить НАТО на границы 1997 года, получает, как и следовало ожидать, прямо противоположный результат. Нейтральная Финляндия, нейтральная Швеция вынуждены были озаботиться проблемами собственной безопасности перед лицом событий, которые происходят в Украине.

Любая государственная структура, которая граничит с режимом Владимира Путина, тоже была бы вынуждена озаботиться своей собственной безопасностью. Я думаю, что, например, в Казахстане тоже очень всерьез размышляют на тему: не придет ли Владимиру Владимировичу Путину в голову защитить русскоязычное население на севере Казахстана?

Так что тренд вполне понятный, тренд вполне очевидный, что самое интересное, у Кремля нет никаких ресурсов для того, чтобы этот процесс остановить или как-то направить вспять. Как и следовало ожидать, все пафосные заявления Владимира Владимировича Путина по итогам практического столкновения с Западом, который находится на более высокой степени социального, технологического, культурного, любого другого развития по сравнению с путинской Россией, – все эти заявления превращаются в свою прямую противоположность.

Вплоть до того, что сейчас блистательная путинская и шойгувская армия очевидно проигрывает боестолкновение с Украиной. Если бы выигрывала – не надо было бы менять командира всей этой операции. А как раз именно это явление мы с вами вчера наблюдали. Так что Путин проигрывает, как и предсказывалось, Путин является стратегическим лузером. Просто это еще не осознано населением России, но это вопрос нескольких месяцев.

– Каковы шансы Финляндии и Швеции действительно вступить в НАТО в этом году и почему это не может сделать быстро Украина? Владимир Зеленский неоднократно говорил, что если бы Украина была членом НАТО, этой войны бы не было.

– Позиция НАТО совершенно определенная. Что бы ни говорили в России, это демократически организованный блок демократических государств, озабоченных собственной безопасностью. И не какая-то там стратегия НАТО на расширение реализуется, а легкий ужас и трепет европейских демократий перед лицом все более очевидной угрозы с востока.

После того, что началось в Украине, говорить о том, что страхи перед российской агрессией – это пустышка, это следствие западной пропаганды, никому не приходится уже. Все понятно. При этом понятно и следующее. Позиция НАТО, как структуры демократической, достаточно четко обозначена ясными словами: если Финляндия и Швеция заявят о своем желании вступить в НАТО исключительно сами по своему суверенному выбору, то НАТО будет готово принять их, потому что они целиком соответствуют натовским стандартам и в степени демократичности, и в степени организации вооруженных сил, и в степени организации процедур вступления.

То есть там может быть проведен референдум, может быть отчетливо выраженное решение государственных органов. И поэтому формальных претензий, формальных поводов для того, чтобы задержать вступление этих стран в НАТО, просто нет.

А вот если в НАТО попросится Грузия или Украина, или, например, Молдова, то здесь возникнет целый ряд чисто формальных и содержательных трудностей, потому что экономика у всех этих стран слабая, демократические институты недостаточно [развиты], есть спорные территориальные вопросы, что с точки зрения НАТО есть серьезное препятствие для принятия страны в блок.

У Украины очевидная проблема с "ДНР", "ЛНР" и Крымом, у Грузии очевидная проблема с Абхазией и Южной Осетией, у Молдовы очевидная проблема с Приднестровьем. Понятно, что и экономически они довольно слабенькие, и в политическом смысле они недостаточно надежно обладают демократическими институциями, кроме этого имеют спорные территориальные вопросы. И их принять НАТО не сможет. Поэтому ответ на ваш вопрос: не каждая европейская страна, которая захочет вступить в НАТО, будет принята туда так же легко и без проблем, как Финляндия или Швеция.

– Многие политологи считают, что Путин развязал эту войну, потому что он искренне верил в возможность того, что НАТО атакует Россию. Можно ли предположить, что он будет думать и как действовать сейчас?

– Я думаю, что думает и чувствует Владимир Путин – это дело, по большому счету, десятое, потому что он, как положено советскому человеку и чекисту, воспринимает мир как зону конфликта между бывшим Советским Союзом, правопреемником которого мыслит себя Российская Федерация, и Западом. И поэтому если Запад улучшается, укрепляется, то это означает поражение России.

В некотором смысле так оно и есть, просто потому что Запад представляет народам мира более привлекательную модель существования, более благополучную в экономическом смысле, более свободную в смысле социальных проблем, более прогрессивную, общими словами говоря. И в этом пространстве Путин соревнование или конкуренцию с Западом проигрывает.

Понимая это, он, видимо, попытался использовать ресурс, свойственный таким автократиям, как, например, та же самая Северная Корея или Российская Федерация, – силовой ресурс. Фишка в том, что он проигрывает и силовой контакт или контракт, не знаю, как это назвать, просто потому что у Запада более прогрессивное технологически и современное оружие. Одно дело – по телевизору показывать замечательные достижения военных технологий. Другое дело – использовать их на поле боя.

Так вот, я думаю, что для Путина это совершенно очевидное геостратегическое поражение. А на самом деле это вполне естественное развитие эволюционного процесса в мировых геостратегических планах. Люди хотят жить по западным стандартам, и они хотят защищать эти свои стандарты от угрозы все более деградирующего, все более примитивизирующегося путинского мира, который он по ошибке называет русским. А что он по этому поводу думает – это сугубо его личное дело. Ресурсов для того, чтобы обратить исторические тенденции вспять, у него нет.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG