Ссылки

Новость часа

"Если у нас пандемия, голосование проводить смертельно опасно". Михаил Светов об акциях протеста против обнуления сроков Путина


Михаил Светов

Российская оппозиция готовит митинги против поправок к Конституции. В Москве и Санкт-Петербурге уже поданы заявки на проведение, протесты могут пройти 21 или 22 марта. Среди заявителей – движение "Гражданское общество" либертарианца Михаила Светова.

В эфире Настоящего Времени он рассказал, как собирается протестовать в условиях запрета на акции численностью более 5 тысяч человек

Михаил Светов об акциях протеста против обнуления сроков Путина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:04:28 0:00

А вы какой-нибудь ответ уже получили по этому поводу?

— Нет, мы пока что ответ ждем, если не считать за ответ вчерашнее заявление Собянина, что в связи с коронавирусом массовые мероприятия [численностью] свыше пяти тысяч человек запрещены. Поэтому мы подали заявку на четыре с половиной тысячи.

— ​А если придет больше? Вы бы не хотели, чтобы заболели все, кто придет?

— Я зову четыре с половиной тысячи человек, потому что меня в такие рамки сегодня поставила мэрия. Но, разумеется, этот процесс полностью неконтролируемый, это зависит от того, какой отклик он встретит у населения.

— А что лучше: один большой митинг на 20 тысяч человек или четыре по пять тысяч одновременно в разных точках Москвы?

— Провести четыре митинга в разных точках Москвы – это что-то из фантазий интернет-троллей, потому что человек, который хоть раз проводил санкционированные митинги, знает, с каким количеством проблем это сопряжено. Тебе нужно организовывать сцену, тебе нужно организовывать волонтеров. В России нет такой организации, которая в четырех точках может что-то подобное сделать санкционированно. Несанкционированный формат немного попроще, но это формат, в котором мы не работаем в силу того, что у нас нет для этого ресурсов.

— Кстати, некоторые студенты говорят, что страшновато им на несанкционированный [митинг] выходить, да и на санкционированный тоже. Не потому что они боятся, что их побьют или в тюрьму отправят, а они боятся, что у них будут в будущем проблемы с институтом и с работой. Как вам такой аргумент?

— Нет, это полная ерунда. Как раз бояться проблем с институтом и работой совершенно точно не стоит, потому что сегодня медиа на нашей стороне. Я имею в виду, интернет помогает спасать этих людей. Наоборот, если вы трясетесь, боитесь, то тут у вас обязательно возникнут проблемы. И самое главное – немножко оставьте эти вещи в перспективу. Вы боитесь выходить за собственную страну. То самое будущее, которое вы рассчитываете сохранить, оно у вас сейчас уходит сквозь пальцы в связи с теми поправками, которые Путин вносит в нашу Конституцию.

— Вы ждете, что стоящие вровень с вами и более известные, чем вы, лидеры оппозиции вас поддержат? Пока я от Алексея Навального призыва выйти на улицы не слышал. Может быть, он считает, что в этом нет смысла?

— Нет, я как раз уверен, что конкретно эти требования поддерживают более-менее все. Мы находимся на связи со всеми лидерами оппозиции по этому вопросу. Сейчас пока поддерживать нечего. Есть заявки, которые мы подали, есть совершенно непонятная ситуация с коронавирусом, которую вы только что обсуждали.

На мой взгляд, если все те опасения, которые нам транслируют по телевизору, действительно всерьез, что пришло время вводить карантин, то о каком народном голосовании может идти речь? Его нужно переносить, потому что если верить телевизору, опять же, десятки миллионов человек на это всенародное голосование придут. Это невероятная зона риска. Особенно надомники, которые сейчас будут ходить из квартиры в квартиру, перезаражают всех наших стариков. Как вообще не бессовестно в такой ситуации устраивать то, что у нас будет происходить в 20-х числах апреля?

— Интересно, а люди, которые против этих поправок, – такие наверняка есть – они дойдут до голосования, как вам кажется? Или они в эти процедуры не очень верят, и в результате, как это часто бывает, в урны кинут бюллетени люди, которые выразят вотум доверия Владимиру Путину, потому что многие говорят, что это не более чем референдум.

— Это неправильно называть референдумом, потому что референдум имеет последствия. Это – всенародное голосование, которое имеет совещательную функцию. Путин пришел с нами посоветоваться, но совершенно не очевидно, что он с нами согласится. Мне кажется, основное опасение власти – это явка. Причем коронавирус здесь находится на стороне, если угодно, гражданского общества, потому что нормальные люди просто испугаются идти на избирательные участки для того, чтобы голосовать. Действительно, если у нас пандемия, как только что объявил ВОЗ, подобные мероприятия проводить просто смертельно опасно.

— Если вы скажете, что коронавирус и гражданское общество заодно, я представляю, что напишут в интернете.

— Нет, я совершенно не это сказал. Я имею в виду, что если опасения, которые транслирует Собянин, Путин в путинском телевизоре, действительно справедливы, то, ребят, вы сейчас перезаражаете десятки миллионов человек.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG