Ссылки

Новость часа

"Мой посыл всегда в том, что люди – наш приоритет". Премьера фильма "Анкета" Алены Суржиковой


Алена Суржикова – эстонский режиссер-кинодокументалист, училась тележурналистике в Таллинне и документалистике в Санкт-Петербургском государственном университете кино и телевидения. Алена работала на телевидении в Эстонии и России и сняла ряд документальных лент, таких как "Не моя земля" (2013) и "В ожидании чуда" (2019).

В новой работе "Анкета" Алена, режиссер, центральный персонаж и повествователь, случайно находит в старых вещах тетрадь-опросник, которые школьники давали для заполнения своим друзьям и подружкам. В таких тетрадках были вопросы о том, "кто больше всего нравится в классе", "какие у вас любимые блюда", а иногда и более серьезные вопросы – "кем ты хочешь стать", "какая у тебя главная мечта" или "что такое любовь". Полистав тетрадь, которую она сделала в шестом классе, Алена решает найти одноклассников и спросить, как бы они ответили на эти вопросы сегодня.

В фильме мы видим пять персонажей, пять одноклассников Алены, которых она отыскала. Стас живет в Камбодже, зарабатывая на игре в казино. Он критикует современное общество потребления, философствует о месте женщины в жизни мужчины и делится первым психоделическим опытом. Маша сразу после окончания школы уехала в Россию, стала бизнес-леди и прошла 150 тренингов по личностному росту. Рома остался жить в Эстонии, развил свои спортивные таланты, выучился на полицейского и в конце концов получил место в охране таких важных мероприятий, как, например, визит папы римского в Таллинн. Вика уехала вслед за мужем в Стокгольм. Она скучает по родине, но семья для нее занимает первое место.

Мы поговорили с Аленой о теле- и кинорежиссуре, о трудностях съемок "Анкеты" и том, что дают людям ее фильмы.

Фильм доступен на сайте Настоящего Времени до 6 декабря.

– Алена, расскажите про свою работу документалистом? Почему выбрали эту профессию?

– Когда я закончила школу в 2000 году, я думала, что стану журналистом. Хотела подать документы, но когда пришла поступать, увидела огромную очередь людей – выяснилось, что это все ребята хотят поступить на журналистов. Рядом было окошко, где не было никого, и скромная табличка "Телережиссура". Я подумала, какая разница, подам сюда документы: стоять в очереди было неохота, и тем более журналистика была платной специальностью, а на режиссуре было пять бесплатных мест. И я, можно сказать, случайно поступила.

Очереди на режиссуру не было не только потому, что это был последний день приема документов, но кроме своего аттестата и анкеты надо было подавать портфолио и сочинение. Звонят мне вечером из университета и говорят: "А где ваше портфолио и сочинение?" – я делаю изумленный голос и спрашиваю: "Как? Вы потеряли мое портфолио и эссе? На какую тему там было эссе? Я так много их писала, у меня есть черновики, могу принести". Мне сказали темы, я за выходные сделала на папин "Зенит" фото для портфолио и написала сочинение "Телевидение – моя жизнь". Как-то поступила, хотя толпа перед лотком журналистики была просто жалкой кучкой по сравнению с телевидением – тут был огромный конкурс.

– Где вы учились и на что ориентировались? Есть ли у вас какие-то примеры авторов, которым вы хотели бы подражать или соответствовать их уровню?

– Когда я училась в Таллинне на телережиссуру, нас учили действующие режиссеры и работники телевидения, а также лучшие деятели нашей страны: Ильмар Рааг, теперь известный во всем мире режиссер, Свен Грюнберг, композитор и музыкант, Герда Кордаметс, продюсер с большим опытом, и многие другие. В Эстонии нас учили делать все самим: снимать, монтировать, писать тексты. То есть это было образование, заточенное на хороших подмастерьев, которые смогут сами все снять и смонтировать, если это будет необходимо.

После таллиннского университета я сделала два цикла авторских программ для эстонского телевидения и поняла, что мне надо учиться режиссуре, что я не автор. Я поехала в Санкт-Петербургский государственный университет кино и телевидения, и с этого момента в мою жизнь пришла документалистика и больше из нее не уходила. В Питере училась в мастерской Владислава Борисовича Виноградова, это мэтр советской и российской документалистики, он снимал фильмы про Утесова, Пугачеву, Окуджаву, а также первый начал рассказывать истории простых людей, не как это делала хроника, а с человеческой точки зрения.

Я очень люблю фильмы Михаэля Главоггера и Виктора Косаковского, но я делаю совсем другое кино. Каждый режиссер делает кино о том, что у него болит.

– Расскажите о других ваших фильмах или проектах, связанных с кино и телевидением, какие из них вы считаете любимыми?

– Есть фильмы, которые много лет работают и живут "без тебя". Например, мой фильм "Не моя земля", который вышел в 2013 году и был признан лучшим фильмом года в Эстонии в 2014 году по мнению фонда "Капитал культуры". Это очень простая история о том, как люди приехали работать в Таллинн на завод "Двигатель" в 60-е годы и завод дал людям огород. Потом – распад Союза, завод закрывают и в конце концов у людей забирают и их огороды, где они 30 лет выращивали капусту, потому что огороды находятся рядом с аэродромом и за счет них хотят расширять взлетную полосу.

Эстония, 1991 год
Эстония, 1991 год

У нас маленькая страна, мало людей, и мы не можем делиться на группы, нас и так мало. Мой посыл всегда заключался в том, что люди – это наш приоритет. Мы не можем бросаться людьми и обижать их, мы должны бороться за свои права, а государство должно помогать людям. В 2013 году в Таллинне не было ни одного открытого огорода, а в этом году я встречалась с американской исследовательницей Кейт Браун, которая изучает культуру огородов, и мы поговорили о фильме и том, как изменился Таллинн. Выяснилось, что у нас теперь целых девять открытых огородов. Выходит, государство, город стали думать о людях. В общем, я хочу сказать, вопросы которые мы задаем в кино, влияют на жизнь, поэтому важно показывать разные группы людей и их проблемы.

– "Анкету" вы сняли в паре с вашим супругом Сергеем Трофимовым, часто ли вы работаете вместе – или это единичный случай? Сергей снимает что-то без вас, самостоятельно? Как он пришел к тому, чтобы взять в руки камеру?

– Мы с Сергеем работаем вместе всю жизнь. Я его пригласила работать редактором в мой первый телевизионный проект в 2003 году, который я делала еще в университете. Сергей очень интересный и многогранный человек, за 20 лет совместной работы он поменял огромное количество ролей в телепроизводстве и кино: он был редактором, фиксером, потом стал профессиональным фотографом и работал в главных изданиях мира от Scanpix до "Синьхуа". От фотографии Сергей пришел к видео, и мы стали вместе снимать, он был оператором почти во всех моих фильмах. Потом Сергей стал продюсером, затем закупщиком. Сейчас Сергей Трофимов работает над своим первым документальным фильмом как режиссер.

Кадр из фильма "Анкета"
Кадр из фильма "Анкета"

– Расскажите о вашем фильме "Анкета". Как вы пришли к идее фильма?

– В 2010 году я нашла архивы VHS с нашим школьным выпускным и потом начала думать, что с этим можно сделать. Потом я нашла анкеты и поняла, что многие люди не живут в Эстонии, как-то так и родилась идея. Я начала развивать этот проект давно, но снимать начали, наверное, только в 2015-м. Многие мои друзья и родные уехали из Эстонии после окончания школы.

Как говорит Юля в фильме: "Открылось окно, и многие решили попробовать". Мое поколение – это люди, которые впервые смогли уехать учиться бесплатно в Германию и другие страны, Европейский союз принял Эстонию в свою семью, и мое окружение разлетелось по миру. Это проблема была и есть очень важной для меня.

– Расскажите про съемки фильма. Какие трудности были, что показалось самым неожиданным?

Мы сняли фильм до пандемии, а вот монтаж пришелся прямо на расцвет локдаунов. Я монтировала фильм в Питере с Сергеем Беликом, и прилетела в Питер я из Праги в середине марта 2020-го, как раз в тот день, когда отменили все мероприятия и начался пражский локдаун. В России все было тихо, все работало. Но недолго. Мы должны были монтировать две недели, но получилось, что через неделю мне стали приходить письма из Эстонии от министерства внутренних дел, что в мире пандемия и срочно надо ехать домой, так как потом закроют границы и нельзя будет попасть.

Кадр из фильма "Анкета"
Кадр из фильма "Анкета"

Так и получилось, что через неделю я шла пешком через границу Ивангород – Нарва, так как автобусы не ходили. Дальше монтировала сама и по интернету с монтажером. Потом два раза переносили премьеру. Во время съемок все было нормально, если не считать поездки в Камбоджу. В первый же день дети обгорели, и у них были ожоги по всему телу, потом мы дружно отравились, потом наш герой Стас пропал – это был ад.

– По какому принципу вы подбирали героев для своего фильма? Почему именно эти пятеро?

В драматургии есть не так много типов героев: герой, антигерой, женщина-вамп, женщина-мать, Золушка и автор. Они могут перемешиваться, герой может превращаться в антигероя и так далее, но в целом схема такая – по ней мы и действовали. Я не хотела иметь много бизнес-леди, в Эстонии тоже были две потенциальные героини, которые вели успешный бизнес, но для меня была важна драма героя.

Про Рому и Стаса, думаю, и так все понятно – уж больно они обаятельные. Была отличная сцена, которая таки не вошла в фильм, где Рома и Стас играют в футбол – прям поэзия. Вика – классическая мать, которая поехала за мужем, и это опять же частая и важная проблема. В Эстонии много мужей работают в Финляндии, отчего браки часто распадаются.

– В конце фильма вы и сами становитесь одной из героинь фильма, когда рассказываете о своем переезде в Прагу. Так фильм развернулся от историй одноклассников из вашей школьной анкеты к истории о том, как люди уезжают и почему они это делают, о том, как они находят себя на новых местах. Был ли этот вопрос об идентичности заложен в ваш фильм с самого начала или вы только через личный опыт решили провести такую линию в картине?

– То, что я буду вести этот фильм, было решено сразу, без меня все эти истории развалились бы и не сработали. А вопрос идентичности заложен в любом фильме. Правда жизни и правда фильма – это не одно и то же. У всех своя правда, и даже если я пытаюсь сделать кино без оценок, все равно ракурс, монтаж и все построение выдает мою позицию. Кино – это авторское произведение, поэтому тут всегда есть вопрос самопознания.

Кадр из фильма "Анкета"
Кадр из фильма "Анкета"

– Еще одной линией у вас в фильме проходит тема распада Советского Союза, возвращения независимости Эстонии и даже в какой-то мере проблемы русскоязычного населения в ходе таких исторических перемен. Какова ваша личная позиция по этим вопросам и какое место они действительно занимают в вашем фильме?

– Я всегда говорю, что проблемы людей должны быть важнее для государства, чем исторические подоплеки. Мне повезло родиться и вырасти в демократической стране. Меньшинство имеет свои права и имеет право голоса. В Эстонии сейчас происходит переоценка ценностей. Например, в Таллинне музей оккупации переименовали в музей свободы. Это очень важно! Если раньше там показывали советские и фашистские звезды, то теперь там рассказывают про истории людей, которые пострадали от гонений систем.

Мы не можем жить и думать только о травмах прошлого. Мы должны думать о будущем и жить вместе. Это важно, и мое кино направлено на то, чтобы людей не гнобили, чтобы людей уважали. Я родилась в русской семье, училась в русской школе, потом в университете я попала в абсолютно эстонскую среду и увидела два разных мира, которые и пытаюсь всю жизнь объединить. Мне важно, чтобы люди говорили, понимали и прощали друг друга.

Кадр из фильма "Анкета"
Кадр из фильма "Анкета"

– К каким выводам вы пришли в результате такого исследования-путешествия сквозь года и города и к каким выводам вы бы хотели подтолкнуть зрителя?

– Когда-то в Эстонии была кампания "Таланты – домой", это было важное дело. Я думаю, что моя цель, чтобы люди возвращались домой, в каком-то смысле исполнилась. Мой брат прожил двенадцать лет в Лондоне и теперь вернулся. Я считаю, что Эстония – это лучшее место, где можно работать, творить, создавать и делать свое дело. У нас нет конкуренции, много фондов для помощи бизнесу, у нас закрытые, но честные и очень тактичные люди, которые будут помогать и поддерживать, увидят, что ты горишь своим делом.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG