Ссылки

Новость часа

Собачья жизнь и собачья работа. На что похожи приюты в Подмосковье, в которых держат пойманных на улице бездомных собак


С начала января 2020 года в России вступил в силу закон "Об ответственном обращении с животными" в новой редакции. Он документально закрепил программу ОСВВ – "Отлов, стерилизация, вакцинация, возврат в прежнее место обитания" (фактически во многих регионах ее уже пытались запускать с разной степенью успешности). Этот же закон запрещает умерщвлять животных на территории приютов, если только они не страдают от несовместимых с жизнью заболеваний или травм.

ОСВВ в Москве пытались начать еще в конце нулевых, в столице запланировали строительство 15 крупных приютов – эту программу анонсировал лично тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков. Но в итоге к 2016 году построили только два, остальные либо заморожены на стадии стройки, либо представляют собой асфальтированные площадки с клетками, писала "Медуза". В том же 2016 году в Москве разгорелся крупный скандал с приютом в Вешняках, который принадлежал БАНО "Эко": там зоозащитники обнаружили десятки трупов собак и кошек. Те животные, что уцелели, голодали, болели и жили среди гор собственных фекалий. Приют закрыли, на его владелицу Веру Петросьян завели уголовное дело.

Сейчас отловом и стерилизацией животных в Москве и Подмосковье занимаются частные приюты, которые заключают с муниципалитетами госконтракты. Есть приюты, которые работают без участия государства, – только на пожертвования. И на те и на другие жалуются местные жители и волонтеры: они говорят о невыносимых условиях для животных и опасности для людей.

Корреспондент Настоящего Времени выясняла, куда попадают собаки, которых забирают с улиц и что мешает решить проблему бездомных животных.

"Абинго". Инфекции и мертвая голова

"Суки щенятся, щенки дохнут от энтерита. Вот на днях только пятерых чудом вытащили. А месяц назад у его ворот неделю лежала собака со сломанным тазом и задними лапами и от голода ела весь мусор, что видела рядом с собой. А этот урод собирал на нее деньги, заливая, что держит собаку в стационаре и ищет хорошего хирурга. На данный момент собака у меня. Из-за того, что она провела почти неделю в таких условиях без оказания помощи, находится в крайне тяжелом состоянии и на всю жизнь останется инвалидом", – волонтер Виктория Чудинова делится последними новостями приюта "Абинго" в Чеховском районе Подмосковья.

Виктория – по профессии она кинолог – ездит в "Абинго" уже больше полутора лет, и, как нетрудно понять из ее рассказа, отношения с владельцем приюта Геннадием Реуцким у нее складываются непросто. Летом 2019 года волонтеры несколько раз писали на Реуцкого заявления в полицию: жаловались на антисанитарию, на трупный запах из подвала одного из зданий на территории приюта, на жестокое обращение с животными. Полицейские приезжали, записывали жалобы и уезжали. В августе 2019-го волонтеры и зоозащитники провели возле "Абинго" пикет, требуя приют закрыть, собак перевести в нормальные условия, а Реуцкого привлечь к уголовной ответственности. Акцию снимали телеканалы, а руководитель приюта наблюдал за происходящим с крыши одной из построек.

Подмосковный приют "Абинго"
Подмосковный приют "Абинго"

Геннадий Реуцкий говорит о себе, что по профессии он ветеринарный врач. Кроме того, он индивидуальный предприниматель и в этом качестве в 2019 году выиграл два тендера на "отлов, содержание и ветеринарное обслуживание" на общую сумму более миллиона рублей. Отвечать на вопросы корреспондента Настоящего Времени он отказался, а в интервью подмосковным изданиям говорил, что его работу контролирует Росприроднадзор – а значит, все в порядке. "Волонтеры специально сгущают краски, что собаки голодные и неухоженные, потому что иначе на них денег в интернете никто не даст. А деньги зоопоместью нужны – собаки нуждаются в лечении и в вакцинировании не только от бешенства, но и от других болезней", – сообщал Реуцкий.

Территория приюта – замусоренный участок земли с рядами клеток, будками и прохудившимся забором. Повсюду валяются доски и тряпье, пустые канистры, кости и сырое мясо: в "зоопоместье" его владелец держит еще и сельскохозяйственных животных и здесь же бросает куски разделанных туш. Пахнет протухшим мясом, груду сваленных прямо на земле костей и плоти венчает голова мертвой лошади. Лай и визг собак не прекращаются ни на минуту.

Подмосковный приют "Абинго"
Подмосковный приют "Абинго"

"Нет вольеров, все будки были куплены только благодаря стараниям волонтеров, иначе собаки бы прямо на земле спали. Из-за того, что собаки бегают все вместе без каких-либо ограничений, происходят постоянные драки, в результате которых животные нередко рвут друг друга насмерть. Кроме того, территория приюта заражена инфекциями, парвовирус буквально у всех", – перечисляет волонтер Виктория. Среди диагнозов, выявленных у собак, – микоплазмоз, вольерный кашель, физические повреждения и травмы, воспаления. Волонтеры – каждый раз со скандалом – вывозят отдельных собак к ветеринарам и лечат их на свои деньги.

Городская администрация Чехова ответила на запрос Настоящего Времени, что проводила в приюте "Абинго" проверки, по результатам которых "за выявленные нарушения виновное лицо было привлечено к административной ответственности". Сейчас такие проверки проводятся один-два раза в месяц, добавили в администрации.

Подмосковный приют "Абинго"
Подмосковный приют "Абинго"

"Берта". "Это все из-за моего резкого характера"

Против приюта "Абинго" зоозащитники собрали 5 тысяч подписей, а против "Берты" в Щелковском районе – уже 7 тысяч. Владельцев этого частного приюта не обвинишь в желании "заработать на госконтрактах" – он их не заключал и никакой поддержки от государства не получает, только частные пожертвования. Но проблемы здесь те же, говорит активистка Анна:

"Это даже не приют, это хаос. Вольеры на 20-30 собак, где все сидят вперемешку: и суки с течкой, и кобели, и щенки, – и в них стоит по пять-шесть будок, сколоченных как попало. Собаки чаще всего не стерилизованы, не чипированы. Хозяйка приюта не занимается их подсчетом, говорит, что их порядка 500, но я думаю, их всего 200-300″.

Волонтер Екатерина Антонова познакомилась с хозяйкой приюта Еленой Калюжиной, когда три года назад нашла в Щелково двух бездомных щенков. Она вспоминает, что была шокирована, как в приюте грязно и насколько собаки голодны, но решила, что женщина просто не справляется и ей надо помочь:

"Подумала, будем поднимать приют вместе. Начала переводить ей суммы денег просто на карту, особо не ездила. Потом стала приезжать и видеть, что собаки очень голодные, что очень грязно. Сейчас еще снежок выпал, подморозило, но если приезжать туда весной-осенью... По колено в фекалиях ходишь".

Подмосковный приют "Берта"
Подмосковный приют "Берта"

"В приюте нет своей скважины, – продолжает Екатерина. – Собирали на нее деньги, но непонятно: то ли денег нет, то ли нельзя было ее сделать. Собаки пьют, только если кто-то привезет воду. Летом страшно, им свою мочу приходится пить. Множество собак болеет, потому что прививки никто не делает. При мне один раз приехала какая-то женщина со шприцами от бешенства, но она даже не захотела заходить на территорию – предложила сделать инъекции нам, волонтерам. Зимой будки раздолбанные, совершенно гнилые. "Леруа Мерлен" – одни из спонсоров – в ноябре привезли туда будки, правда, только восемь штук. Естественно, на всех не хватает".

У приюта периодически появляются спонсоры, приезжают волонтеры, есть два штатных сотрудника – неравнодушные к собакам люди. Но, полагают активисты, после близкого знакомства с хозяйкой приюта люди уходят, а собаки остаются без помощи.

"Там всего двое работников примерно на 350 собак и совершенно нет волонтеров, потому что, видимо, люди высказываются, и она их выгоняет, как это произошло со мной, – рассказывает волонтер Екатерина. – Я молча приезжала, кормила, убирала, старалась поддерживать с Еленой нормальные отношения, потому что человек специфический: если что-то не по ее, то нецензурная брань, крик. Сейчас покупаю корма и воду, привожу и ставлю в надежде, что это все-таки до собак как-то дойдет".

Активистка Анна говорит, что после жалоб Елена Калюжина перестала пускать добровольцев в приют: "Стоит двухметровый сплошной забор, за ним – еще один. За первый иногда пускают некоторых людей – передать корм, например, но с собаками контакта у волонтеров никакого нет". Это прямо противоречит закону "Об ответственном обращении с животными": в статье 16 есть пункт о том, что владельцы приютов должны "обеспечивать возможность посещения".

Подмосковный приют "Берта"
Подмосковный приют "Берта"

На эти нарушения, антисанитарию, а также непрозрачную финансовую деятельность "Берты" волонтеры писали жалобы в прокуратуру, санэпидемстанцию и в полицию (в отдел по борьбе с экономическими преступлениями). Провели встречу с администрацией Щелковского района, которая признала, что в курсе неподходящих для животных условий – но не может закрыть приют, потому что не знает, куда деть всех этих собак.

"Это все неправда. Все из-за моего резкого характера, – говорит Елена. – Это пишут люди, которые меня недолюбливают. Ситуация в приюте совершенно не такая. У нас все нормально. Подумайте сами: как быстро меня бы уволили, если бы это было правдой", – сказала Настоящему Времени Елена Калюжина. По ее мнению, слухи о ней и ее приюте распространяют конкуренты – другой приют из Щелковского района.

Что делать волонтерам и куда девать собак

За душераздирающими историями о жизни собак в "концлагерях", как их называют зоозащитники, случается, и впрямь стоят имущественные споры. "Не надо сразу верить всему, что говорят, – предостерегает президент Центра правовой зоозащиты Светлана Ильинская и снова вспоминает громкий скандал 2016 года. – БАНО "ЭКО-Вишняки" был тогда, кстати, единственным местом, куда принимали кошек умерших хозяев. И закрыли его не из-за ужасных условий, а потому что территория питомника кому-то понадобилась для постройки дороги". Но несмотря на то, что мотивы у тех, кто рассказывает об антисанитарии и голоде в приютах, могут быть разными, проблема реальна, говорит Ильинская.

"Сейчас везде плохо: и у тех, кто действует из благих намерений, и у тех, кто на спасении животных наживается. Ресурсов не хватает. Надо понимать, чем это все вызвано: виноваты не частные владельцы, а государство, которое не занимается решением проблемы безнадзорных животных. Нужны приюты неограниченного приема, как за границей. Тогда не будет проблем ни с чеховским, ни с каким-либо другим приютом", – считает президент Центра правовой зоозащиты.

"Приюты неограниченного приема" еще называют "гуманно усыпляющими". Они существуют в тех странах, где практикуется безвозвратный отлов: например, в Великобритании, Германии, Израиле, Испании. Речь идет, прежде всего, о муниципальных приютах или частных, участвующих в госпрограммах, – то есть тех, что не могут отказаться принимать к себе бездомную собаку или кошку. Животное содержат в питомнике от пяти дней до двух недель, в это время сотрудники и волонтеры ищут ему хозяев. Если желающих забрать животное не находят, его безболезненно усыпляют, чтобы уступить место новому, нуждающемуся в приюте. Сторонники этого метода объясняют, что такой конец для животного лучше существования во враждебной и агрессивной внешней среде, где смерть почти наверняка будет гораздо страшнее и мучительнее. Когда спрос на бездомных животных высок, подобные приюты могут полностью отказываться от усыпления – просто потому, что не заполняются. Так происходит, например, в Германии и в скандинавских странах.

Что касается приютов ограниченного приема, то они просто устанавливают лимит числа "постояльцев", и те ждут, когда кто-нибудь за ними придет.

Чтобы приюты не наполнялись животными бесконечно, власти государств принимают и другие меры. В Австрии, Норвегии, Франции, США и Швеции, прежде чем завести питомца, необходимо заплатить налог и зарегистрировать животное. Кроме того, почти во всех перечисленных странах они имеют особый правовой статус: за преступление, совершенное в отношении питомца (убийство, истязание), владелец может получить штраф или реальный тюремный срок. Метод "отлов, стерилизация, вакцинация, возврат" в этих странах тоже используют.

Единственным государством в мире, которое, объединив лучшие практики, на сегодняшний день полностью решило проблему бездомных животных, стали Нидерланды. В стране регулярно проводится массовая стерилизация животных, уделяется большое внимание их правовому статусу, действует строгая система налогообложения и наказаний за жестокое обращение для владельцев.

Изменить ситуацию в России, заставив принятые законы работать и принять недостающие, может только давление общества, рассуждают зоозащитники. Сейчас огласка помогает решать проблемы с отдельными приютами, где животные попадают в особенно невыносимые условия.

"Первыми животными, которых спасли из положения заключенных, были питомцы государственного БАНО "ЭКО-Вешняки". Тогда общество очень бурно отреагировало. Люди стали собираться у стен приюта, ночевать там и дневать. Питомник пришлось брать буквально штурмом, – рассказывает представитель "Всероссийского зоозащитного движения" в Москве Мария Погодина. – Есть пример того, как огромное количество жалоб привело к результату в Мытищах: администрацию города удалось убедить расторгнуть контракт с индивидуальным предпринимателем Шариповым, владельцем так называемого приюта "Юста".

Следующим шагом представителей государства, считает Погодина, должны стать не точечные санкции, а системные изменения: серьезные санкции за то, что люди выбрасывают животных, ужесточение статьи 245 Уголовного кодекса ("Жестокое обращение с животными") и снижение возраста ответственности по этой статье до 14 лет.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG