Ссылки

Новость часа

"Ирония в соцсетях – безопасный способ выражения агрессии". Социолог о реакции россиян на обнуление сроков президента Путина


Участник пикета против обнуления сроков Путина 10 марта 2020 года в Москве. Фото: AFP

До сих пор молодежь России в целом была скорее аполитична, считает старший научный сотрудник РАНХиГС Анастасия Никольская. Она проводила исследование, о котором рассказывала в феврале 2020 года: получалось, что политика, работа парламента и президента молодых россиян волнуют не сильно, они отзываются, скорее, на несправедливость, вызванную неравенством и коррупцией. Но после решения об обнулении сроков Путина ситуация, похоже, изменилась.

Своими наблюдениями Анастасия Никольская поделилась в эфире Настоящего Времени.

Социолог Анастасия Никольская о реакции россиян на обнуление сроков президента Путина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:07:54 0:00

— По вашим ощущениям и цифрам, которые вам известны, среди россиян, которые вчера все это послушали, кто за, кто против, кому все равно? И если можно, в цифрах.

— В цифрах еще не могу, потому что вчера это для меня было такой же неожиданностью, как и для большинства из нас.

— Это было именно неожиданно.

— Вы же понимаете, этот ход с Конституцией, с ролью Государственного совета и так далее – и вдруг уже не нужен Госсовет, не нужно устраивать двоевластие. Сегодня и вчера мы несколько все опешили, поэтому цифр у меня еще никаких нет.

Единственное, я бы сказала, что мне очень сильно повезло, вчера у меня весь день были лекции, поэтому я просто могла пообщаться со студентами второго и третьего курса и со студентами магистратуры. В общей сложности их было человек, наверное, 70, поэтому могу сказать всего-навсего сейчас по 70 студентам и небольшой группе московских пенсионеров. Вот все, что у меня есть на сегодняшний день.

Если студенты настроены были в отношении поправок Конституции [таким образом, что] меньше 10% говорили, что они в курсе, про что это, и что они пойдут голосовать, и будут голосовать против, все остальные совершенно индифферентно воспринимали эти поправки к Конституции. Но когда узнали про обнуление сроков, здесь все до единого студенты сказали: нет, это кошмар. Они категорически против.

И, кстати, на мой вопрос: "Хорошо, вам не нравится то, что происходит. А почему вы не выражаете свое мнение?" Они сказали: "Если мы пойдем на митинги – ладно, если нас просто побьют. Гораздо хуже, если у нас будут последствия с исключением из университета". Моя гипотеза, что на самом деле этот юмор, вся эта ирония в соцсетях являются безопасным способом выражения агрессии.

Что касается пенсионеров, то даже те пенсионеры, которые поддерживали поправки к Конституции, – тут нужно сказать, что они не просто поддерживали, они читали, они были в курсе и они придерживаются той точки зрения, что это какие-то изменения, это распределение власти, это улучшение качества жизни, и они говорили, что пошло какое-то движение, – даже эти пенсионеры сказали: "Нет, нас считают за идиотов. Зачем было так делать? Президент сказал, что не пойдет на следующий срок, а теперь мы уже сроки обнуляем. Президент, которого мы всегда поддерживаем, второй раз счел нас за идиотов. В первый раз – когда сразу после своего избрания он не отправил в отставку правительство, и второй раз – сейчас. Нельзя считать нас такими идиотами". Всем пенсионерам, с которыми я поговорила, обнуление не понравилось. Другой вопрос: пойдут ли эти пенсионеры голосовать за Путина? Они пойдут.

"Да, нам все это не нравится. Но кто еще?" Как обнуление повлияет на избирателей

— Они пойдут голосовать за Путина или они пойдут голосовать против? И пойдут ли вообще на выборные участки эти недовольные студенты? Или на выборах непосредственно в момент голосования будет типичная картина?

— Пенсионеры пойдут [голосовать]. И они будут голосовать за Путина. Те пенсионеры, которые его и раньше поддерживали. Такой вот стандартный электорат. При том, что они выразили сегодня недовольство тем, что он считает их за идиотов. Почему они будут голосовать за него? Потому что все то же самое, что они озвучивали ранее: "Да, нам все это не нравится. Но кто еще?"

— А студенты? Они ведь не дойдут до избирательных участков – вот что самое интересное.

— Я думаю, что студенты не пойдут, потому что они не верят в эту процедуру. Те 70 человек, с которыми мы вчера разговаривали, я думаю, что не меньше чем две трети из них пойдут. Но пойдут они именно потому, что мы организовали дискуссию. Вы не поймите [неправильно], это не я их к чему-то призывала, Боже упаси.

— Если сейчас какой-то человек, которому доверяют люди моложе 30 лет, начнет призывать идти на участки и голосовать против, то протестная явка будет немаленькая. А если такой человек не найдется, то люди, [которые] против, просто не дойдут до участков.

— Я думаю, что да. Только понимаете, здесь очень важно, чтобы гипотетический человек, который будет их к чему-то призывать, чтобы он не призывал голосовать "за" или "против". В идеале, чтобы он заставил их задуматься. Не говорил им, как голосовать, а просто сказал: разберитесь и проголосуйте так, как сочтете нужным.

— Для этого в стране существуют дебаты, но их не будет. То, о чем вы сейчас говорите, называется дискуссия. У вас была возможность это сделать, потому что вы наставник студентов.

— И такая дискуссия просто необходима. Вчера я же ни к чему их не призывала. Мы просто сели разбирать эти поправки к Конституции, каждый из них высказывал свое мнение: что нравится, что не нравится. Обсудили все это. Они сказали: да, надо идти, надо что-то делать, надо как-то реагировать. Но вы же понимаете, что это капля в море. Конечно, если бы была такая дискуссия хоть кем-то и хоть как-то организована, это бы очень сильно повысило явку – в разы.

Что московские студенты думают про обнуление сроков Путина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:01 0:00

"Люди боятся". Возможны ли протесты

— Что касается уличных протестов, как вам кажется, у них есть потенциал сейчас по этому вопросу или нет?

— По этому вопросу – думаю, что нет. Люди боятся.

— Боятся или им все равно?

— Боятся. Студенты дословно это озвучивают: они просто боятся. Но вчера они даже говорили не про тюрьму. Они сказали: "Ладно нас просто побьют – нас могут исключить из университета". Они даже не боятся, что их побьют, и надеются, что это не дойдет до тюрьмы. Они боятся проблем с университетом.

А что касается протестов – понятно, что это касается не только студентов. Я думаю, что [протесты] могут возникнуть. Это гипотеза, которая основывается на том, что в последний раз, осенью прошлого года, когда мы готовили наше очередное исследование и спрашивали у людей: "А что должно произойти, чтобы вы вышли на митинг?", подавляющее большинство отвечали, что [если] есть будет нечего – тогда мы на митинг выйдем.

Но сейчас, как вы понимаете, прилетел этот "черный лебедь" – это несколько странное и не всем понятное решение с выходом из ОПЕК. Оно, как мне кажется, через некоторое время приведет к очень серьезной инфляции. Как только эта инфляция возникнет и зарплат начнет не хватать серьезно, я думаю, что будут возникать протесты, особенно в регионах с низким рынком труда – там, где сложно устроиться на работу.

— Это ведь самые незаметные протесты, хотя они могут быть самыми многочисленными. Потому что в каждом конкретном городе людей немного, они разобщены, они далеко друг от друга, их можно не замечать – 100 человек собралось. Не понимая, что 100 человек может быть много для этого региона. А власть реагирует вообще на региональные протесты?

— Я думаю, что когда количество таких локальных протестов будет множиться и множиться, власти придется на это как-то реагировать. Здесь еще такой момент. Это даже не моя мысль, это та мысль, которая была сегодня озвучена в моей беседе с пенсионерами. Они сказали [следующее]. Все-таки Владимир Владимирович принял странное решение, потому что раньше можно было говорить: барин хороший – бояре плохие. Правительство во всем виновато. Но сейчас правительство в отставке, он набрал новое правительство, нам сформировали достойный положительный образ Мишустина. Сейчас, когда начнется инфляция – пенсионеры тоже не сомневаются, что она начнется, – все шишки будут валиться теперь уже на Владимира Владимировича, потому что правительство новое, а президент – старый.

— Он вообще сейчас очень много взял на себя, и все поняли, что он и есть та фигура, в которую все упирается.

— Да. И в этом смысле, как сказал сегодня мне один из пенсионеров – он москвич, у него высшее образование, ему 81 год, – он сказал: "Мне кажется, стратегически это провальное решение". Причем это человек, который всегда поддерживал Владимира Владимировича. Это к тому, что задумываются и люди за 80 [лет], которые в здравом уме. Как мне кажется, на основании моих размышлений и моих бесед со студентами и пенсионерами, это потенциально опасная и очень рискованная ситуация.

"Привлечь к дискуссии всех, кто котиков лайкает"

— Илья Азар – журналист, муниципальный депутат района Хамовники – создал ивент сейчас в фейсбуке о том, что надо выходить на протест против поправок к Конституции и обнуления сроков. И я вижу в закрытых чатах обсуждения, которые сводятся к тому, что это бессмысленно, никто не хочет тратить время на это, никто не собирается всерьез этим заниматься, хоть эмоция и понятна. Это как-то, видимо, по-другому будет сформулировано – не на улице. То, о чем вы говорите, что решение неверное и прочее.

— На протесты никто против этого не пойдет. Если бы можно было организовать даже в рамках соцсетей дискуссию о том, что идти-то надо, но надо разобраться, как вы хотите голосовать. Не призывать, как голосовать, а призывать разобраться. Но я не очень понимаю, я не пользователь соцсетей, на таких политически активных площадках все-таки таких людей меньшинство.

— Да, просто это заметное меньшинство, но это капля в море по сравнению с людьми, которые принимают решения.

— Даже если это активное меньшинство пойдет голосовать, это не сыграет значительной роли.

— Роль может сыграть только одно: дискуссия на Первом канале. Но представить ее себе сейчас невозможно, поэтому говорить всерьез не хочется.

— А каким-то образом привлечь к такой дискуссии всех, кто котиков лайкает, – наверное, это возможно.

— Если в прайм-тайм покажут, как Алексей Навальный спорит с Владимиром Соловьевым, мне кажется, многие люди подумают, что нужно идти на выборы. Это невозможно, но мы помним, как это бывало в 1989-1990 году, когда за несколько эфиров страна просто совершенно менялась. Мне кажется, что ситуация сейчас абсолютно такая же.

— Вы знаете, на самом деле для меня самой это удивительно, но эволюция в соцсетях все-таки происходит. У меня есть близкая подруга, которая содержит приют для бездомных собак. И она в соцсетях с такими же зоозащитниками [контактирует]. А зоозащитники, вы понимаете, они часто не от мира сего. И в рамках этих зоозащитников моя подруга говорит: "Вдруг мы начинаем друг другу пересылать какую-то смешную политическую сатиру – анекдоты и какие-то картинки". И эта моя подруга очень красиво сравнила. Она сказала: "Знаешь, мне приходит в голову визуальный ряд: ты, условно говоря, за большим забором на дачном участке сажаешь цветы, а где-то далеко какой-то ропот. Но тебе это не мешает. Ропот этот приближается, и ты еще не вышел за забор, но ты уже поднял голову, чтобы посмотреть, что там происходит".

Есть ощущение, что что-то в таком духе сейчас и происходит в стране. Даже люди аполитичные за забор еще не вышли, они каких-то решений еще не приняли, но они уже выглянули, чтобы посмотреть, что [происходит].

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG