Ссылки

Новость часа

Главные улицы Минска во время протестов превращались в сцену с декорациями. Интервью Саши Кулак о фильме "Мара"


Настоящее Время продолжает знакомить вас с участниками основного конкурса "Артдокфест"-2022, куда вошли 19 фильмов, снятых кинематографистами из 13 стран мира. Фестиваль IDFF Artdocfest/Riga откроется 3 марта, а в Москве – 31-го.

Режиссер-документалист Саша Кулак родилась в Беларуси. В 16 лет она уехала из страны, окончила физико-математическую школу при Санкт-Петербургском государственном университете. Затем училась в Санкт-Петербургском политехническом университете – мечтала стать физиком. Но дорога привела на кафедру кинофотоискусства СПБГУКИ, а затем и к документальному кино.

Ее новая картина "Мара" рассказывает о свидетельнице президентских выборов и протестов в Беларуси. В ленте хроника перемешивается с постановочными кадрами – сновидениями, в которые сбегает от реальности главная героиня.

Фильм смогут увидеть только зрители IDFF Artdocfest/Riga. В программе российского фестиваля картина представлена не будет.

Мы поговорили с Сашей о том, как она оказалась в Беларуси, кто такая "красная королева" и откуда появился этот мифический образ.

Кадр из фильма
Кадр из фильма

В какой момент у тебя появилась идея сделать этот фильм?

Во мне это резонировало, страх и паранойя на улицах усиливалась. Это ощущение мне и хотелось передать

– Изначально у меня не было идеи снимать кино. Приехала просто участвовать в судьбе страны, но так получилось, что потихоньку начала что-то делать для Радио Свобода. Уже на тот момент было ощущение, что фильм давно снят на тех телеграм-каналах, ставших популярными во время протестов. Просто садись и монтируй, но я подумала, что нигде не видно человека.

Везде описывались события, в цифрах, количество задержанных и протестующих, но в этом не было чувств реальных людей. Находясь на улице, я поняла, что все там были в одинаковом информационном поле, им было страшно, они чувствовали себя в неопределенности. Во мне это резонировало, страх и паранойя на улицах усиливались. Это ощущение мне и хотелось передать.

– Что эта история значит для тебя самой? И что ты исследовала с помощью киноязыка.

– Для меня это фильм об исследовании страха. Там есть сцены протестов, но они выступают бэкграундом. Герои моей картины оказались в ситуации, в которой не хотели оказываться. Я хотела передать ощущение эйфории и надежды, которое перерастает в страх и безнадежность. Через это прошли примерно все.

В фильме есть и хроника, и постановочные кадры. К какому жанру ты относишь картину?

– Я бы назвала это гибридом. Фильм точно не документальный, использование более сказочной атмосферы дает необходимый путь моим героям. Их мир падает в мрачную реальность.

Кадр из фильма
Кадр из фильма

– Расскажи подробнее про образ "красной королевы"?

Я много думала о том, что мы никогда не видим лиц полиции, они всегда в масках. Они всегда отстраняются и создают образ

– Поскольку белый и красный были цветами протеста, мне хотелось, чтобы образ героини строился на этом. Именно цвета флага послужили толчком к первоначальной идее. Иногда на протестах я видела очень длинные флаги, это некая метафора шлейфа королевы. За ней он обязательно должен тянуться. Это некое продолжение флага. В структуре фильма для меня она и флаг неразрывно связаны.

Также и маски, они символизируют отчуждение человека от реальности. Он как бы уходит от нее. Я много думала о том, что мы никогда не видим лиц полиции, они всегда в масках. Они тоже всегда отстраняются и создают образ. Главные улицы Минска во время протестов превращались в сцену с декорациями. А для хорошей сцены нужны наряды. После происходящего ты смываешь все и идешь на работу.

Получается и полицейские превращаются для тебя в неких гномов, носящих свои маски?

– Да, невозможно не демонизировать их. Они противодействующая сила. В сказочной терминологии они зло, противостоящее добру. Это я описываю настроение внутри протеста. Ты начинаешь видеть их такими людьми, которые могут убить, в обычной жизни такое невозможно.

Кадр из фильма
Кадр из фильма

– Есть ли в твоем фильме конкретные герои или это собирательный образ?

Нам удалось достать записи показаний избитых парней, и их голоса тоже были в фильме. Однако тогда ко мне пришло понимание, что все же у этой истории женский голос

– Для меня это собирательный женский образ. Это и красная королева, и главная героиня-проводник, и другие девушки, выходившие на протесты. Сначала в фильме были и мужчины. Нам удалось достать записи показаний избитых парней, и их голоса тоже были в фильме. Однако тогда ко мне пришло понимание, что все же у этой истории женский голос.

Я видела то, как женщины подходили и говорили с полицейскими, и от их слов разрывалось сердце. Вроде бы это были такие простые гуманистические вещи, но диалог велся со стеной. Потом я встретила девушку, которая стала главной героиней фильма. Она и стала героиней-проводником некоего собирательного образа.

Почему ты сняла этот фильм?

– Я вообще никогда не думала, что буду снимать фильм о Беларуси или в Беларуси. В 2020 году эта страна открылась для меня совсем по-другому. Фильм – это некая ода людям, бесстрашным и красивым, так я могу показать свою любовь к ним.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG