Ссылки

Новость часа

"Действуют санкции, и занять на внешнем рынке не так просто". Как потери на нефтегазовом рынке отразятся на российской экономике


Доходы "Газпрома" от экспорта газа за первые три месяца этого года упали более чем на 50 процентов по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года. Это следует из материалов Федеральной таможенной службы России.

О том, какие могут быть последствия для России, мы поговорили с бывшим министром экономики доктором экономических наук Андреем Нечаевым.

Как потери на нефтегазовом рынке отразятся на российской экономике
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:14 0:00

– Те потери, которые сейчас несет Россия на нефтегазовом рынке, они критичны для государства или нет?

– Беда в том, что на Россию слетелось три "черных лебедя", пользуясь распространенной в экономических кругах аналогией. Первое – это снижение нефтяных и, соответственно, газовых цен. Второе – это общая рецессия мировой экономики, которая приводит к снижению спроса на традиционные виды российского экспорта, это в первую очередь сырье, не только нефть и газ, но и металл, и химикаты. И третье – коронавирусные ограничения, которые, конечно, сильно ударили по российской экономике.

И, скажем, падение валового внутреннего продукта за первые полгода (подведены недавно итоги) составит где-то 6,5%. Это очень высокая цифра, у нас такого падения не было с 2009 года. Есть разные оценки, сколько потеряет бюджет. Но такая официальная цифра, которую озвучивал министр финансов Силуанов, что дефицит бюджета составит примерно 6,5% валового внутреннего продукта, – это очень много.

Недавно бюджет был профицитный, и на этот год он был запланирован с профицитом, и на следующий год он был запланирован с профицитом. Но теперь об этих благостных временах для госфинансов, к сожалению, нужно забыть. Поэтому сейчас, конечно, перед российским правительством стоит непростая альтернатива: либо сокращать расходы, либо залезать в долги. В принципе, здесь драмы нет, потому что российский внешний долг достаточно невелик, в целом государственный долг, если сравнивать со многими странами Европы, тоже на вполне приличном уровне. Но проблема в том, что действуют санкции, и занять на внешнем рынке нам будет не так просто.

– У кого [российское правительство] может занять?

– В том числе, например, у нас с вами, у российского населения. То есть занять на внутреннем рынке. Я надеюсь, что это будет действительно на рыночных условиях, слава богу, пока никто не заикается о том, чтоб изъять вклады населения, как это было в конце Советского Союза, когда вклады были заморожены, а деньги в сберкассах потрачены.

Поэтому я надеюсь, что эти займы будут на рыночных условиях. Но основной прирост госдолга, я думаю, придется именно на внутренний рынок. Потому что есть еще одно обстоятельство, которое отменяет заимствование на внешнем рынке, помимо уже упомянутых санкций, – это то, что в рамках пандемии коронавируса правительства всех стран очень сильно нарастили расходы.

– И поэтому ни у кого нет денег свободных.

– Дело даже не только в этом. А в том, что на этот рынок заимствований войдут такие монстры, как администрация президента Трампа или правительство канцлера Меркель. Понятно, что когда у инвесторов будет альтернатива, кому дать взаймы – правительству ФРГ или правительству России, – боюсь, что многие предпочтут независимо от санкций правительство ФРГ.

– У российских властей была возможность войти в этот кризис с меньшими потерями?

– На мой взгляд, те антикризисные меры, которые использовало российское правительство, были недостаточно адекватны. Они были просто: а) с запаздыванием; б) недостаточные. В результате те потери, которые мы сейчас несем в результате этих карантинных ограничений, с моей точки зрения, их можно было, конечно, уменьшить.

Если бы более адекватной была государственная поддержка, в том числе малого и среднего бизнеса, о чем много говорили, но мало делали. И поддержка населения, в первую очередь, конечно, малоимущих слоев. Я говорю о прямой финансовой поддержке: дайте людям деньги. Не с вертолета разбрасывать всем кому ни попадя, а действительно тем, кто нуждается. Семьям с детьми, слава богу, начали давать, но начали давать когда, месяц назад? А надо было, конечно, это делать гораздо раньше, и это поддержало бы внутренний спрос, соответственно, сжатие экономики было бы не таким резким.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG