Ссылки

Новость часа

С покойниками вход воспрещен. Жителям сибирской деревни запретили возить умерших на электричках


В Сураново местные жители многие годы возили покойников на медосвидетельствование по "железке". Поселок фактически отрезан от мира, и вот уже 40 лет власти обещают построить дорогу. Сейчас добраться до ближайшего города можно лишь на поезде. Проблем у местных жителей прибавилось после того, как им запретили возить умерших на электричках.

Историю сурановских сельчан рассказывают Сибирь.Реалии.

Село Сураново
Село Сураново

Поселок Сураново в Кемеровской области появился в 1896 году как железнодорожная станция на строящейся Транссибирской магистрали.

Сегодня численность населения – 96 человек, из них 17 школьников и 6 дошкольников. Из какой-либо инфраструктуры здесь – единственный на всю деревню магазин. Одна из немногих возможностей трудоустроиться – железная дорога, она же – единственный способ добраться до "цивилизации". Построить дорогу в город обещает каждый новый губернатор, но местные уже и не надеются. "Скорая", "бывает, и приезжает" в поселок, а пожарная уже и не добирается. "Сами выехать никуда не можем, и к нам никто не ездит", – говорят сельчане.

Кроме проблемы попасть к врачу, их беспокоит еще один вопрос – как похоронить покойников. Жителям поселка запретили возить тела умерших на медосвидетельствование в город на электричке, а другого транспорта нет. К тому же, везти, а точнее, тащить гроб на кладбище приходится по бездорожью и в прямом смысле слова на себе.

"Раньше на электричке постоянно возили"

Сын Людмилы Лебедевой погиб в мае прошлого года – его нашли замерзшим недалеко от сурановской средней школы.

На медосвидетельствование его повезли в Тайгу, город в Кемеровской области, в сопровождении полицейских. "Уже когда нужно было обратно транспортировать, чтобы хоронить, пришло известие: запретили гроб в вагон грузить. Я поехала в Тайгу, оплатила там все услуги и заказала мотрису (рельсовый автобус). А раньше на электричке постоянно возили, разрешали. Прямо в гробу перевозили", – рассказывает Людмила.

Людмила Лебедева
Людмила Лебедева

Она предполагает, что кто-то из пассажиров той самой электрички пожаловался на это. И теперь у жителей поселка остался единственный способ доставить тело умершего на медэкспертизу – заказывать рельсовый автобус. Но ждать его приходится сутки.

Для транспортировки тел умерших местным приходится нанимать вездеход, а это в Сураново далеко не каждому по карману. Ситуация усугубляется зимой. Дороги в деревне не чистят – каждый раз с ноября по март Сураново уходит под снег.

"Было не единожды: хоронить надо, а люди по пояс в сугробах тащат тело на санях. Дороги на кладбище также нет – могилы уже вплотную к жилым домам подступили", – говорит Людмила Лебедева.

Сейчас она живет на окраине деревни с собакой Тимой и шестью кошками. Покосившийся дом осел почти на метр – с каждым годом окна все больше "врастают" в землю. Помощи женщине ждать неоткуда: местные власти ссылаются на ее томскую прописку. Муж умер несколько лет назад.

"Катафалки" собственного производства

Отец и сын Шаричевы делают сани для перевозки тел. Во дворе их дома – целый "парк катафалков".

"Конструкция саней полностью деревянная, – рассказывает Виктор Шаричев. – Позапрошлой зимой на них бабушку увозили. Еще есть телега: как-то человек у нас в лесу потерялся – нашли мертвым, так я его потом на ней вывозил. А бывало и на себе люди трупы по сугробам таскали".

Все "модели" – из подручных материалов. Одна из таких обита предвыборной растяжкой с надписью "Молодым". "Голосование закончилось, плакат выбросили, а мы приспособили. Прямо на него ставишь гроб и тащишь. В 2015 году мы так брата хоронили, а пустой гроб на электричке привезли", – вспоминает Виктор.

Виктор Шаричев
Виктор Шаричев

"Катафалки" пенсионер сооружает вместе с сыном. По будням Сергей Шаричев работает в Томске – по прямой здесь около 50 километров. Говорит, с тех пор, как совхоз развалился, в деревне заниматься нечем. Из благ цивилизации в Сураново – только спутниковое телевидение, да и то не у всех.

"О том, что что-то строится в Кузбассе, не знаю, а вот что закрывают, слышал, – говорит Виктор Шаричев. – Роддом в Кемерове хотели закрыть. Да и здесь не лучше. Властей просили помочь снег с улиц убрать зимой, так нам сказали, что это надо завозить бензин, солярку, а на электричке нельзя. Поймают – терроризм припишут".

Дороги от снега Виктор и Сергей Шаричевы чистят на собственном тракторе. Но доставить топливо – проблема. "Возим в основном на снегоходе, – говорит Сергей Шаричев. – Но туда много не загрузишь. А "Урал" нанимать, так там "ценник" неимоверный набегает".

"Работаем вместо администрации, – добавляет Виктор Шаричев. – А вот у них попробуй что попроси! Как-то умер у нас человек в Томске, в больнице, обратился я к нашей главе поселковой, чтобы тело довезти, – не дали мотрису. Я звоню губернатору. Звонков 40 сделал – всё занято. Ну, что делать? Машину наняли, через Анжерку до Таежного довезли, а оттуда грузовик. В 12 с лишним тысяч обошлось. Тяжело у нас жить, и помирать нельзя".

"Кому мы тут нужны"

С самого рождения живет в поселке 36-летний Артем Юткин. Говорит, уехать в город нет возможности – отец с матерью в одиночку с хозяйством уже не справляются.

По его словам, сделать новую дорогу власти обещают еще с конца 70-х годов. Все эти годы местных жителей выручала электричка.

"Когда брата 15 лет назад поездом сбило, мы его также из Тайги "по железке" забирали. Это обычное дело было: на электричке тело с морга привезут, на железный лист уложат и на кладбище. На себе таскали", – рассказывает Артем.

Артем Юткин
Артем Юткин

"Раньше у нас было кому "таскать", много молодежи было. Помню, со всех сторон соседи, а теперь вон сколько пустых домов", – добавляет мать Артема, пенсионерка Тамара Макрушина.

"Теперь всё заброшено. Лес каждый сам себе заготавливает. Пилят где попало – не пройдешь. Раньше было много кедрача и шишек – всё вырубили. Смотришь федеральные новости: всё воюют и воюют. То Украина, то ещё кто на нас нападает. Про внешнюю политику помним, а про внутреннюю… Да кому мы тут нужны?" – говорит Тамара Макрушина.

Она считает, что ей очень повезло, что по хозяйству помогает сын, а большинство населения в Сураново – одинокие пенсионеры.

Сама она вынуждена обходиться без врачей: в поселке нет кабинета медицинской помощи, а к новому фельдшерскому пункту даже не подвели электричество. Тамара Макрушина говорит, что нет сил выйти из дома, а тем более сидеть в больничных очередях. "В городе нас тоже принимать нигде не хотят. Врачей в Тайге нет – там все "выездные" специалисты, из Кемерова. К ним попасть – большая проблема. Так и "лечимся". "Скорая", бывает, и приезжает, хотя я не видела, а вот пожарная не поедет, по таким-то дорогам".

Она вспоминает, что раньше в поселке было лесное хозяйство, "и гаражи стояли, и техники было много. Школа была – сын мой здесь 10 классов кончил. А сейчас 14 детей всего учится. Дорогу ждем. Губернаторы меняются, а мы все живем, ждем дорогу, каждый год обещают".

Сегодня в деревне много брошенных домов. Многие семьи забирают стариков только из-за того, что даже не могут до них дозвониться.

Весь текст читайте на сайте Сибирь.Реалий

XS
SM
MD
LG