Ссылки

Новость часа

"Зарождение нового федерализма". Юрист – о закрытии границ Чечни и действиях Кадырова


Глава Чеченской республики отказался открыть границы региона по требованию премьер-министра России, о чем написал в своем телеграм-канале. "Конечно, мы не будем впускать лиц без прописки в ЧР", – заявил Кадыров. Перед этим Михаил Мишустин заявил о недопустимости закрытия границ регионов России и потребовал от региональных властей не превышать свои полномочия.

О ситуации мы поговорили с бывшим сенатором Совета Федерации, а ныне адвокатом, партнером Pen&Paper Константином Добрыниным.

– Решение Кадырова, оно юридически и политически верное?

– То, что мы видим сейчас, – это в определенном смысле или зарождение какого-то нового российского федерализма, либо, наоборот, проявление того квазифедерализма, который мы строили, строили и наконец построили. Когда главы субъектов пытаются трактовать закон и Конституцию каким-то особым образом, понятным только им. И мы видим, как разделились все главы субъектов. Как у нас появились главы, которые действительно себе пытаются позволять какие-то вещи, скажем так, федерально самостоятельные, самодостаточные. И такая серая масса всех остальных, которых, наверное, 80-90%, которые растворились в этом кризисе, в этой пандемии, их не видно и не слышно, за исключением каких-то глупых порой заявлений, которые вызывают смех. Что касается юридической составляющей, то, конечно, то, что де-факто сделал Кадыров, – комендантский час, – это абсолютно незаконно, это противоречит Конституции и федеральному законодательству. То, что он де-юре назвал это "стоп движение" или еще как-то, – это абсолютно не решение вопроса с точки зрения формы. У тебя содержание нарушает закон, а не форма.

Кадыров поспорил с Мишустиным из-за карантина
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:14 0:00

– Он говорит, что 800 человек они передержали в карантине, из них 200 [человек] уже отпустили, то есть было зачем держать – 600 [человек] все еще в карантине. Вроде как Москва же должна была это сделать.

– Смотрите, я здесь попытаюсь побыть адвокатом Кадырова, что мне несвойственно. С одной стороны, он же действительно искренне пытается бороться с пандемией. Насколько эффективно – непонятно, но тем не менее он, по крайней мере, совершает какие-то движения, которые и должен совершать, по идее, губернатор – глава субъекта. В этом смысле с точки зрения политика, да, на Кадырова имеет смысл посмотреть, как он работает.

– По цифрам – он не глупые вещи делает, потому что в соседнем регионе [цифры] больше.

– При всем при этом меня забавляют странные переругивания через социальные сети, через инстаграм, через какие-то заявления премьер-министра с Кадыровым, потом генерального прокурора. Коллеги, давайте не забывать, что, если вы считаете, что глава субъекта каким-то образом нарушает федеральный закон, нарушает Конституцию, – пожалуйста, у нас есть Генеральная прокуратура. Премьер обращается в Генеральную прокуратуру, например, с проверкой действий Кадырова на соответствие закона. Или Юрий Чайка, бывший генеральный прокурор, обращается в ту же Генеральную прокуратуру, опять же, на предмет выяснения – соответствуют ли действия Кадырова федеральному закону. Что делает дальше Генеральная прокуратура? Она проводит проверку и либо выносит меры прокурорского реагирования, то есть говорит: "Уважаемый Рамзан Кадыров, вы неправы".

– Это просто подтверждает, что Кадыров и Собянин – это особенные люди в России, а другим так нельзя.

– Это подтверждает только то, что все наши главы субъектов, политики должны привыкнуть работать и пользоваться теми правовыми механизмами, которые есть. Если у вас вызывают сомнения действия Кадырова – пожалуйста, двигайтесь по юридическим механизмам, которые есть. И вам скажут: вы правы, или он прав. И далее эта правота будет подтверждена, и он устранит свои нарушения, если такие есть. А это странное комментирование – сегодня, по-моему, даже Песков комментировал.

XS
SM
MD
LG