Ссылки

Новость часа

"Суррогатное материнство – это один из видов медпомощи, он разрешен в России". За что задержаны врачи, обвиняемые в торговле младенцами


В России нескольких медиков, сопровождавших суррогатных матерей, судят по статье о торговле людьми. Дело началось еще в январе, но врачей задержали летом, их действия следователи квалифицировали как торговлю людьми.

Уголовное дело возбудили после того, как в одной из квартир в городе Одинцово обнаружили четырех младенцев, один из которых был мертвым. Экспертиза показала, что причиной смерти ребенка, которому было чуть больше месяца, стал синдром внезапной смерти новорожденного. Все дети были рождены суррогатными матерями. В квартире они находились под присмотром няни, пока их биологические родители, граждане иностранных государств, занимались оформлением документов, чтобы вывезти их за рубеж.

Следствие начало проверку юридической компании, проводившей программы суррогатного материнства, в результате чего были задержаны 4 врача – это эмбриолог Тарас Ашитков, акушер-гинеколог и репродуктолог Юлиана Иванова, акушер-гинеколог Лилия Панаиоти, врач Валентина Чернышова. Всех четверых обвиняют в торговле детьми в составе организованной группы, повлекшей по неосторожности смерть, причинение тяжкого вреда здоровью или иные тяжкие последствия. Они находятся в СИЗО, вину не признают.

Всего по делу проходят восемь человек.

Что известно о деле врачей, обвиняемых в торговле младенцами
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:43 0:00

Акушера-гинеколога и репродуктолога Юлиану Иванову и эмбриолога Тараса Ашиткова по подозрению в торговле людьми арестовали летом, 10 сентября арест продлили еще на три месяца. У супругов двое сыновей, которые с июля не могут понять, за что их родителей отправили в следственный изолятор.

"Шок, конечно, шок. Я знал, что дело существовало, родители в нем участвовали как свидетели. А что их это коснется – конечно, нет, рассказывает сын обвиняемых Андрей Ашитков. Он уверен, что дело сфабриковано. – Понятно, что смерть младенца – это прискорбно, такое случается, но врачи совершенно никакого отношения к этому не имеют. И точно, участие в ОПГ, которое им приписывают, торговля людьми – это полнейший бред".

Дело началось в январе, когда в квартире в Московской области умер новорожденный ребенок, выношенный суррогатной матерью для семьи из Филиппин. Всего в деле 11 эпизодов и 13 детей. Первые эпизоды датированы 2014-м и 2016 годом. По версии следствия, дети были рождены от неизвестных родителей, а потом проданы за границу. При этом в деле нет потерпевших, утверждают адвокаты.

"Ни одного реального конкретного доказательства или ни одного конкретного документа приобщено не было. Никаких документов, подтверждающих, кто является потерпевшим, сколько их, мы лично не видели", – говорит адвокат Юлия Лахова.

Кроме супругов Ашиткова и Ивановой, арестована акушер-гинеколог Лилия Панаиоти. Поддержать их в суды каждый раз приходят коллеги.

"Мы не понимаем, как врач, оказывающий помощь пациенту, может быть как-то вовлечен в какой-то серый бизнес, – говорит врач-генетик Автандил Чоговадзе. – Суррогатное материнство – это тоже один из видов медицинской помощи, который тоже разрешен в Российской Федерации. Врач-эмбриолог, врач-репродуктолог помогали, по сути, оказывали эту медицинскую помощь для пациентов. Поэтому, как здесь связана торговля [людьми] и оказание медицинской помощи, я не знаю. Но в целом для всего медицинского сообщества представляется, что коллеги делали свою работу".

Всего в изоляторах по обвинению в торговле людьми оказались восемь человек. Арестованы и сотрудники клиники "Европейский центр суррогатного материнства", которая проводила программу. Юридическим сопровождением занималась компания "Росюрконсалтинг".

Основатель этой компании – юрист Константин Свитнев. По Семейному кодексу, рассказывает Свитнев, вспомогательные репродуктивные технологии разрешены только парам в зарегистрированном браке. Свитнев уверен, что уголовное дело – это последствие угроз за то, что в судах он несколько раз доказал право мужчин вне традиционного брака тоже заводить детей.

"Мне говорили, что я хожу по тонкому льду. Я два раза слышал эту фразу. Году в 2010-м мне в московском Бабушкинском суде удалось доказать, что одинокий мужчина обладает точно такими же правами. И если одинокая женщина может стать матерью по программе суррогатного материнства, то точно такое же право стать отцом по программе суррогатного материнства имеется и у одинокого, не состоящего в браке мужчины", – рассказывает Константин Свитнев.

В России Свитнев объявлен в федеральный розыск. Ареста он избежал, застряв из-за пандемии коронавируса в Праге.

Адвокат Игорь Трунов в деле представляет родителей из Филиппин, чьи дети стали предметом уголовного разбирательства. Трунов утверждает, что они готовы сделать генетические тесты, чтобы доказать, что детей не покупали.

"Сегодня мы получили очередной отказ от Следственного комитета о проведении ДНК-экспертизы. Мы постоянно говорим, что, если есть какие-то сомнения, они [родители] готовы приехать. Но сомнения здесь выглядят смешно, потому что филиппинские дети – их видно невооруженным взглядом, понимаете? Это совершенно другой цвет кожи, глаз и так далее. Их не спутаешь с русскими детьми никогда", – поясняет Игорь Трунов.

Юрист Ольга Зиновьева, которая много лет занимается репродуктивным правом, говорит, что понимает, почему у следствия возникли вопросы к юристам, но не понимает, при чем здесь врачи. На своей странице в фейсбуке она проанализировала фабулу обвинения.

"В подавляющем большинстве эпизодов оформление документов в отношении детей происходило нетипичным способом до такой степени, что, безусловно, интерес следствия, объясним. Тем не менее все равно это уголовного проступка, уголовно наказуемого деяния никак не образует", – прокомментировала юрист Настоящему Времени. Она уверена, что врачи-репродуктологи здесь ни при чем. "Квалификация этого обстоятельства как торговля людьми, на мой взгляд, безумие", – говорит Ольга Зиновьева. Она поясняет, что уголовная статья о торговле людьми писалась как статья о работорговле. Но ее в России почти не применяют, и поэтому по ней нет судебной практики.

Ирина Санкова воспитывает сына. Она была клиенткой арестованных врачей, а сейчас – одна из подписавших петицию за их освобождение. Всего ее подписали уже почти 7500 человек. Как врачи могли стать фигурантами дела о торговле людьми, не понимают ни медики, ни их клиенты.

"Они же проводили все процедуры на базе клиники, с договорами на проведение этого лечения, с договорами от этих агентств, которые предлагали суррогатных матерей. Как можно судить теперь за торговлю людьми, как будто это что-то подпольное, нелегальное, где-то в подворотне. Ну как?" – не понимает Ирина Санкова.

Николай Корнилов, медицинский директор клиник NGC (сеть клиник репродукции и генетики), выступает в поддержку коллег: "То, что они делали каждый день, делает любой из нас – это несколько тысяч специалистов по стране. И каждый из них подумал, что он может оказаться на месте этих сотрудников, причем выполняя каждодневную свою работу".

Об этом деле на федеральных российских каналах уже вышли десятки ток-шоу. В студиях ни разу не побывали следователи, возбудившие уголовное дело. Следствие также настояло, чтобы дело рассматривали в закрытом режиме без присутствия прессы. В деле без потерпевших врачи остаются под стражей – им грозит до 15 лет тюрьмы.

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG