Ссылки

Новость часа

"Тотальный обвал белорусской экономики". Экономист Ярослав Романчук о последствиях санкций против режима Лукашенко


Насколько санкции ударят по экономике Беларуси
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:05:55 0:00

Насколько санкции ударят по экономике Беларуси

Евросоюз ввел четвертый пакет санкций против режима Александра Лукашенко в Беларуси. Санкции против 16 граждан Беларуси и пяти юридических лиц ввело Министерство финансов США, также санкции против Беларуси ввели Канада и Великобритания. В совместном заявлении США, Евросоюза, Канады и Великобритании подчеркнуто, что санкции скоординированы и страны едины в призыве к режиму Лукашенко положить конец репрессиям против собственного народа.

Экономист Ярослав Романчук рассказал Настоящему Времени, насколько эти санкции могут быть чувствительны для Лукашенко.

— Как вы оцениваете, каким будет практический результат этого пакета санкций, насколько они больно бьют по режиму Лукашенко?

— Если все физические лица, юридические лица, которые уже в санкционном списке, а также секторальные санкции будут введены, то на самом деле это просто тотальный обвал белорусской экономики и потеря до 15% ВВП. Это, по сути дела, дефолт по внешним обязательствам, это безработица, это социальное напряжение. Это мощнейший катализатор. И если белорусская сторона не получит поддержки от последней надежды – кредитора в лице Кремля – тогда, конечно же, ситуация будет крайне сложной. И как сказал Лукашенко: "Я веду войну". Эта война уже будет экономической и финансовой с последствиями для валютных вкладов, для предпринимателей. Это, конечно же, будет самое тяжелое испытание для Беларуси с начала 90-х.

— Учитывая санкции, которые ввели портив ближайшего окружения Лукашенко, против членов его семьи, насколько больно это будет именно для самого Лукашенко?

— Это в России есть, в Украине – кошельки и власть. В Беларуси есть ЗАО Беларусь, и люди, которые богатые, которые в этом списке, они так или иначе выполняют некую коммерческую функцию. У нас есть департамент по идеологии, по безопасности, а эти люди зарабатывают, им позволили зарабатывать деньги. Поэтому здесь не то что эти люди будут какое-то давление оказывать – они зарабатывали, а сейчас не будут зарабатывать. Дело в том, что они будут делать. Либо они пойдут через офшоры, либо они будут продаваться российскому бизнесу, либо просто они будут ждать до лучших времен, используя, например, такую изощренную коммерческую пытку, как инфляционный девальвационный налог.

— Учитывая секторальные санкции, санкции против конкретных предприятий, что делать простым белорусам? Я так понимаю, что вы прогнозируете массовые увольнения работников предприятий МАЗ, БелАЗ?

— [Я еще раз] подчеркну: будут секторальные санкции – я не представляю, как можно будет не увольнять людей с промышленных предприятий. В Беларуси из одного кармана берут – в другой кладут. Если "Беларуськалий" не будет продавать калийные удобрения, нефтепродукты не пойдут, если будут проблемы с МАЗом, с БелАЗом, то, по сути дела, как можно работать в такой ситуации, когда у тебя четверти бюджета нет. Понятное дело, надо будет сокращать, переводить на режим работы – один раз в неделю. Но, конечно же, социальное напряжение, безусловно, будет.

— Как можно прокомментировать то, что в этом санкционном списке есть гражданин России Михаил Гуцериев? Что можно сказать об этих санкциях против россиянина?

— Михаил Гуцериев – это потребитель чужого, то есть человек, который осваивает бюджетные и кредитные ресурсы в размере около двух миллиардов долларов на калийном проекте "Славкалий", это серьезный проект. Гуцериев известен тем, что и по нефти работает, он давний друг Александра Лукашенко, [и то, что он] в списке, – это очень хорошо в том плане, что это как раз показывает моральный посыл.

Я думаю, что если мы посмотрим на других иностранцев, которые работают в Беларуси последние 20 лет, я удивлен, почему в нем, например, нет австрийского бизнеса, части литовского бизнеса, которые тоже активно работают в Беларуси по разным проектам. И, естественно, Европейскому союзу гораздо проще разобраться со своими, чем наказывать россиян и белорусов.

— То есть можно предположить, что остается еще поле для дальнейших санкций?

— У нас крупнейшие иностранные инвесторы в Беларуси – партнеры [организаций по] обслуживанию дорог, в телекоммуникационной сфере. То есть все эти сектора, в которых реально этим компаниям предоставлено почти монопольное право или олигополический статус. Поэтому, естественно, если эти санкции будут неэффективными либо иметь ограниченный эффект, тогда можно думать и про это. Но, опять-таки, в категории, что это будут секторальные санкции, и они будут поддержаны всеми, потому что самая сейчас большая угроза, что, когда Александр Лукашенко приперт к стенке такими санкциями, он будет [применять сдачу суверенитета] Беларуси. Если нет денег и его личное спасение, спасение его бизнеса будет связано с возможностью финансового получения из Кремля, естественно, он это будет делать. И самый чувствительный вопрос – как бы нам вместе с мутной и грязной водой не выплеснуть ребенка в виде независимости нашей страны.

— Как вы считаете, для России выгодны эти санкции?

— В 2014 году, когда были введены санкции против России, главным бенефициаром, безусловно, стала Беларусь, потому что через нее пошли контрабандные потоки, санкционка. Мы все об этом знаем, и это был очень хороший источник пополнения ресурсов коммерсантов Беларуси.

То же самое здесь. Здесь же немного по-другому: будет продаваться через Россию, через российские компании. А также я не исключаю приход российского бизнеса в активы белорусского бизнеса, покупку предприятий для того, чтобы потом через такого рода схемы поставлять те же товары на внешний рынок.

Но прежде всего – год-два, и Россия может получить активы, а потом провести политическую реформу и отчитаться: "Вот смотрите, мы решили проблему Беларуси".

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG