Ссылки

Новость часа

"Дубинками выбили крест на спине – как назвать это?" Близкие задержанных дежурят у изоляторов в Минске


Корреспонденты белорусской службы Радио Свобода поговорили с родными и близкими людей, задержанных на акциях протеста и просто на улицах Минска. Они разыскивают своих близких в изоляторах и отделениях милиции. И рассказывают о случайных задержаниях, немотивированной агрессии силовиков, а также о том, что у них отказываются принимать передачи.

Люди слышат за забором изолятора крики – предположительно, задержанных продолжают избивать. "Держитесь!" – кричат собравшиеся тем, кого вывозят в автозаках.

"Дубинками выбит крест": о чем говорят близкие задержанных в Минске
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:06:39 0:00

"Сын пошел на выборы и не вернулся. Я ушла в 19:45, а он остался, говорит: "Сейчас я подойду". И все, нет".

"Он хотел дождаться результатов выборов возле 8-й школы. Потом мы дозвонились в РУВД, нам сказали, что забрали его возле 8-й школы, запихнули в автозак. Все, информации больше нет, телефон выключен.

Люди пропадают без вести. А они улыбаются, им всем без разницы".

"Как такое может быть в нашей стране? Как такое может быть в мирное время, чтобы людей выхватывали? Это вообще, это страх божий. Это невозможно, нет слов просто. Вместо того чтобы идти на работу, я должна стоять тут, переживать, где мое дитя, ночами не спать. Разве можно так? И вот как тот человек, который там сидит, он себя что, богом возомнил или что? Я вообще не понимаю, как можно так поступать с людьми? Ты же должен заступаться за свой народ, для народа стараться. А он для чего старается? Для кого он старается?"

"С 9 на 10-е забрали сына. Сведений никаких. Сейчас переживаю, потому что так же жить нельзя! Нельзя не знать, куда везут, что ждать. Это же беспредел просто, я не знаю. У меня просто слов нет. Моему сыну 23, ребята вышли просто с флагом, поддержать нашу страну. Ну это же просто позор, это позор. Ничего не принимают. Даже воду. Ребята, которые выходили, сказали, что не кормят, воду не дают, по 40 человек в камере".

"Мы сына ищем. Ищем сына. С понедельника. Найти не можем, никто ничего не говорит. Сказали: в Жодино. Поехали в Жодино – в Жодино нет. Здесь нет, в милиции нет. Никто не знает, где он".

"Судя по информации детей вышедших, не кормили с 9 числа. Воды нет, вода из-под крана. Эта информация тех, кто вышел. Поэтому принесли колбасу, хлеб, туалетную бумагу. Зубную щетку, пасту. Одежду сменную. Но ни того, ни другого – ничего не принимают. Информацию тоже не выдают. Есть информация, что были суды въездные на территории суда. Информацию суды не дают. Поэтому что с нашими детьми – мы не знаем".

"— Нашли, только сейчас уже потеряли опять. Только что увезли наших детей на автозаках. В какую сторону, куда – мы не знаем.

Трое суток наши дети сидели здесь. Не взяли ни одной передачи – ни воды, ни хлеба, ни куска ничего. Их не кормят там, они сидят голодные. И на завтра передачи тоже не берут. Фашисты. Вы видели мальчика, он показывал спину свою?

— Крест поставили дубинками.

— Когда дубинками выбит крест на спине – ну как назвать это? мы работаем на заводах для того, чтобы заплатить вот таким зарплаты?"

"Подруга моя, она вчера вечером ехала ко мне с работы, она живет со мной вместе. Позвонила, сказала, что будет через 20 минут. Ее забрали. Я ее начала искать. Сначала звонила ей на телефон, там отвечали, нецензурной бранью посылали меня, говорили: "Зачем вы сюда звоните?" Не говорили, кто это, не говорили, почему [у них ее] телефон. На следующее утро от нее пришла СМС, что она остановилась на заправке в туалет, и ее оттуда забрали. Собственно говоря, сказали, что она здесь. Предположительно, ее будут судить и оставят либо здесь, либо отвезут в Жодино. Она не участвовала в акциях.

Даже если ты не ходишь, хочется сейчас уже идти, потому что просто забирают тебя около дома, около заправки – везде. Это нельзя комментировать, это ужасно".

"Казака Николая Дмитриевича, с 9 на 10-е неизвестно где, в каком месте [задержали]. Может, он просто шел. Он вечером с друзьями возвращался. Говорят, что их не кормят уже третьи сутки, дают только воду. В камере, где должно быть четыре человека, держат от 15 до 40. Очень жарко, в туалет не выводят, в углу все делают".

"Кто всю ночь здесь стоял, женщины оставались с 3 до 5 ночи, говорили, что были крики и стоны задержанных. Видно, выводили на улицу, избивали, что стонали, орали, на всю улицу было слышно".

"Мы не знаем, состоялся суд, не состоялся. Нам никакой информации не дают. Единственное, есть в списке, что он здесь".

"Рассказывали парни, что когда мы кричим и они отвечают, заходят охранники и обливают водой из ведра".

"[Ищем] друга нашего. Пропал в 12 часов ночи, никто сейчас найти не может. Судя по телефону, здесь находится, но по спискам нигде его не найти. Он просто ехал в машине, разговаривал по телефону. В этот момент просто связь пропала и все, и никак его не найти. Он возвращался домой, он не был на протестах".

"Моего брата забрали, я с ним разговаривал по телефону – и просто связь обрывается и все, он недоступен. То есть телефон работает, но он не отвечает на звонки. Выяснили, что он здесь, но в каком состоянии, били его, не били – непонятно, нужна ли ему помощь. Ни машину не можем найти, ничего".

XS
SM
MD
LG