Ссылки

Новость часа

"Нет данных, что эта вакцина вызывает осложнения, которые ей приписывают". Почему в ЕС приостановили вакцинацию AstraZeneca


Почти полтора десятка стран Евросоюза уже приостановили вакцинацию препаратом от компании AstraZeneca из-за тромбоза у пациентов, который может быть связан с вакциной. Доказанных подтверждений этому на сегодня нет, а количество людей, у которых выявили тромбоз, минимальное. Агентство Европейского союза по лекарственным средствам (EMA) уже заявило, что "нет никаких признаков" того, что вакцина AstraZeneca является причиной возникновения тромбов.

Директор Центра глобальной вирусологической сети и адъюнкт-профессор Университета Джорджа Вашингтона Константин Чумаков в интервью Настоящему Времени рассказал, есть ли реальные основания не доверять вакцине и чем отличается вакцина AstraZeneca от других вакцин на рынке:

– Как считаете, есть ли у вас информация, есть ли реальные основания для недоверия именно этой вакцине – AstraZeneca?

– Нет, конечно, нет. Никаких данных о том, что эта вакцина вызывает те осложнения, которые ей приписываются, нет. Да, действительно, когда вакцину начинают применять на миллионах людей, то, конечно, среди них могут произойти какие-то осложнения, которые не связаны с вакциной. Я вас уверяю, что если вы возьмете несколько миллионов других здоровых людей, которые вакцину не получили, среди них найдется тоже много, у кого возникли тромбы.

– Ну а почему такой ажиотаж вокруг конкретно этой вакцины?

– Потому так получилось. Я думаю, что тут есть и конкуренция на коммерческом уровне, и на политическом, поэтому вполне можете себе представить, что есть силы в мире, которые бы хотели остановить эту вакцину или другую вакцину. Здесь не надо чересчур возбуждаться, надо подождать, пока действительно профессионалы-медики разберутся, в чем дело. В самих клинических испытаниях, которые проводятся с контролем, ничего подобного не наблюдалось. Когда же начинается то, что сейчас называется четвертой фазой испытаний, это либо post marketing surveillance, или пострегистрационное наблюдение, контроля нет. Если, допустим, выявлено несколько случаев тромбоза среди привитых, никто не проверяет, сколько тромбозов было у непривитых. Я вас уверяю, что если посчитать, оказывается, что вакцина защищает от тромбоза, поэтому это в основном слухи и болтовня. У меня есть своя теория о том, кто их распускает, но я, пожалуй, оставлю это пока при себе.

– Ну уже обмолвились, интересно же, мы подчеркнем просто, что это ваша теория, но не подтвержденный факт. Но выскажите же ее.

– Нет, я не буду.

– Хорошо. Вы упомянули о том, что стоит подождать, пока разберутся специалисты. Вы имеете в виду, что не стоит прививаться, пока не будет выводов?

– Если вы спросите меня, я бы считал, что это можно, но медицинские органы здравоохранения во многих странах сочли, что они, пожалуй, пока подождут, пока это не выяснится. С научной точки зрения я не вижу, каким образом эта вакцина может быть связана с теми осложнениями, которые ей приписываются. Но, как говорится, все что угодно может быть. Поэтому сейчас, конечно, и производитель этой вакцины, и медицинские органы очень ускоренным темпом разбираются в этом – и рано или поздно разберутся. Вы помните, во время испытаний тоже: испытания на какой-то момент приостановились, оказалось, что это ерунда, что эти случаи никак не связаны с вакцинацией, и все пошло дальше. И я думаю, что так может произойти и в этом случае.

– Константин, вы сказали, что может быть и политическая составляющая, и экономическая. Экономическая – вы имеете в виду нечестную конкуренцию? Что это конкуренты распространяют такие слухи или?..

– Я не знаю. Понимаете, вы меня толкаете в область конспирологических теорий.

– Я вас ловлю на словах, вами же сказанных.

– Да, я просто говорю, что вы, наверное, сами можете догадаться, у вас у самих может возникнуть много теорий о том, кому это может быть выгодно. Но это неправильный подход, это ненаучный подход. Я поэтому хочу остаться в рамках, так сказать, медицинской науки и не заниматься конспирологией. Пускай этим кто-то другой займется.

– Спасибо вам за это. Константин, скажите, чем эта вакцина принципиально отличается, например, от Pfizer или Moderna?

– Она отличается принципиально, потому что вакцины Pfizer и Moderna – это так называемые РНК-вакцины, когда вы доставляете в организм инструкцию по производству этого белка, шипа для создания иммунитета. Вакцина AstraZeneca сделана по-другому: это инактивированный, как бы так сказать, репликативно-дефектный аденовирус, который в норме вызывает простуду, в данном случае это, вообще-то говоря, даже вирус шимпанзе, обезьяний вирус, в который встроена тоже генетическая информация этого шипа, и, соответственно, при вакцинации этот аденовирус направляет изготовление самого этого шипа. Поэтому здесь как бы технологически разный способ доставки этой информации в ваш организм. Да, конечно, это технологии разные, поэтому тут могут быть разные осложнения и…

– Разная реакция организма на это.

– Конечно, потому что в вакцине AstraZeneca содержится масса других компонентов, которые, собственно говоря, и составляют собой вот этот вот вектор, некий троянский конь, который позволяет этой информации о белке шипа проникнуть в ваши клетки. В случае Pfizer и Moderna такого троянского коня нет, там это рибонуклеиновая кислота информационная доставляется непосредственно, но заключенная в такие жировые пузырьки, липидные наночастицы. Сами эти липиды могут тоже вызывать какую-то аллергическую реакцию у очень небольшого количества людей, поэтому у каждой вакцины и у любого медицинского препарата вообще могут быть осложнения, даже у аспирина.

Поэтому здесь особо возбуждаться не стоит. Это новые вакцины, да, нужно быть осторожным. Поэтому я считаю, что европейские органы здравоохранения во многих странах справедливо с настороженностью относятся к новым вакцинам. Но, вообще-то говоря, надо подождать, потому что вполне может оказаться, я даю больше шансов на то, что эта вакцина окажется вполне доброкачественной.

Коронавирус. Вся статистика
XS
SM
MD
LG