Ссылки

Новость часа

"Через нее выходит боль". Почему в Челябинской области растет количество поклонников гармошки


Раньше без гармошки не обходился ни один праздник в России, и кому-то может показаться, что в наше время этот инструмент утратил былую популярность. Но Сергей Пензин, поклонник гармони, уверяет, что интерес молодых музыкантов к ней растет с каждым годом. У современных гармонистов есть общероссийский чат в Telegram, они активно делятся своими записями в YouTube и на других интернет-площадках, организуют закрытые тусовки. Кроме того, в Туле сохранилась фабрика, где до сих пор делают гармони и баяны, а заказов настолько много, что они расписаны на месяцы вперед.

Сергею 32 года, он живет в селе Филимоново Чебаркульского района Челябинской области и преподает в местной музыкальной школе. Первый раз взял в руки гармошку в 5 лет. "Она была вроде как бы и детская, и игрушечная, но, в принципе, на ней можно сыграть. Ну и потом мне ее в итоге отдали, потому что я постоянно приходил, ее брал, играл, – вспоминает музыкант. – Потом мама, смотря на то, что у меня там стремление какое-то появилось к музыке, отдала меня в музыкальную школу уже, но по классу баяна".

Сергей говорит, что гармонь и баян хоть и похожи внешне, но, по сути, два разных инструмента, и родственники искренне удивлялись, когда просили его исполнить что-то на гармошке, а он не мог: "Я им начал объяснять, что у меня же баян. Значит, ты не умеешь играть вообще, тебя ничему там не учат? Но у меня это вызывало детский такой протест, недоумение".

После музыкальной школы Сергей поступил в Миасский колледж культуры и искусств: "Колледж привил мне любовь именно к народной к русской песне, к фольклорной песне. Именно то, что пели наши деды, прадеды, учили ценить, собирать. Мы ездили в экспедиции. И вот там я уже опять вернулся к гармошке".

"У нее звук особенный, даже сравнить баян с гармонью, они рядом вообще не стоят. Баян более какой-то академический, а гармонь, она как душа. Она может как развернуться, а может и свернуться. У нее окраска по звучанию, ее слышно далеко. Вот почему говорят: на другом краю деревни слышно. Потому что вот она построена по своим каким-то особенностям, что сконструирована именно для села, для народа", – делится Сергей.

После колледжа он поступил в академию искусств по классу фольклора на музыкально-педагогический факультет. Пока учился, работал преподавателем в музыкальной школе. После окончания академии перед молодым музыкантом встал вопрос: куда дальше идти работать? "Искал то место, где можно приобрести жилье. Ну потому что особо материального достатка не было в семье. Меня мама воспитывала одного, жену тоже мама одна воспитывала, и как бы простые все, семьи рабочего класса. И искали место просто, где нужны специалисты, и кто, в принципе, может дать там как молодым специалистам жилье, – объясняет Сергей. – Приехал как-то в Чебаркуль, спросили, когда же я приеду работать. Вот я говорю: дадите жилье, я приеду. И через какое-то время звонок, я уже и забыл про это про все, и говорят: есть квартира двухкомнатная в Филимоново, в селе. Вот я съездил, познакомился с главой, познакомился с работниками дома культуры, с директором школы, как-то все понравилось, в принципе. И деревня потом приняла меня".

Сейчас у Сергея свой дом в селе, он разводит кур, занимается пчеловодством и учит местных ребятишек музыке.

Несколько лет назад поехал в Тулу, чтобы забрать для музыкальной школы баян, сделанный на заказ. Там есть фабрика "Тульская гармонь", одна из немногих в стране, где удалось сохранить производство гармоней и баянов.

"Наше предприятие, конечно, достаточно старое и самое большое в данный момент в России, потому что остальные фабрики, их было достаточно много, они закрылись, остались небольшие в Москве, в Воронеже, в Шуе, где выпускают единичные 10-20 инструментов в месяц. Мы производим где-то 400 единиц в месяц, соответственно, в год 4500-5000. Гармони, баяны, аккордеоны, очень большой ассортимент, – рассказывает Павел Моторин, главный технолог фабрики, который работает на ней уже 19 лет.

В 90-е годы "Тульская гармонь" была на грани разорения, многие работники были вынуждены уйти. "Заказов было очень мало. Во-первых, вот эти товарно-денежные отношения, они были почти напрочь уничтожены. Если и было что-то такое, то это в основном бартер. Они нам оплачивали бытовой техникой, сковородками какими-то, – вспоминает генеральный директор Юрий Брызжев. – К тому времени я настолько уже проникся, что даже и не думал покинуть это производство. Хотя оно просто было полностью на тот момент уничтожено".

Фабрику удалось сохранить, теперь новые инструменты производят как с использованием советских технологий, так и современных станков с программным управлением. В последние годы интерес к гармоням и баянам значительно вырос, заказы расписаны на месяцы вперед.

"Потому что есть такой композитор, преподаватель Дербенко. Открыл первую школу обучения игры на гармони и туда набрал молодых ребят. И эти ребята закончили его школу, разлетелись по городам и начали также заниматься пропагандой гармони. Ну и просто любители игры на гармони, я считаю, хорошо активизировались, и поэтому такой достаточно высокий спрос сейчас на гармони", – объясняет Юрий Брызжев.

Сергей Пензин видит и другую причину того, что гармошка вновь стала популярной среди молодежи: "У нас в основном сейчас публикуют, что европейские у нас стандарты, европейское веяние, поп-музыка, ритм другой жизни. И люди устают от этого ритма, потому что, если раньше были песни спокойные, сейчас вот эта "бочка" постоянная и темп огромный".

С другими гармонистами Сергей активно общается в Сети, у них есть свой чат в Telegram, а видео с собственным исполнением он публикует на различных интернет-площадках. "Что можно делать сейчас, делать каверы. Люди выкладывают в интернет, пример тому TikTok, сторисы различные в инстаграме делают, выкладывают современные песни, но в своей интерпретации под гармонь. И, в принципе, это набирает популярность среди поклонников этих исполнителей".

Для любителей песен под гармонь организуются квартирники, на которых Сергей охотно выступает. "Бывает просят каверы, в тот раз я ездил, я исполнял свои авторские песни, и ребята поддержали неплохо там. Потому что был сбор туристов, это вот песня моя авторская про дорогу, про путешествия, – говорит он. – В том году я сплавлялся по реке Юрузань. И буквально приехал с этого сплава, родилась эта песня, потому что на самом деле красоты нашего Урала очень поражают и не надо никуда ехать и не нужна никакая заграница, чтобы хорошо отдохнуть и получить заряд положительных эмоций".

Сейчас Сергей взялся за восстановление гармошки, которую купил через интернет. Музыкант говорит, что ему стало жалко инструмент, который довели до такого состояния, ведь для него гармошка – это нечто большее: "Чувствую какую-то такую поддержку, как подругу, не знаю. Вот ты взял ее, начинаешь играть, и, в принципе, какие-то ситуации в жизни, не сказать, что приятные, какие-то грустные моменты, какие-то трагические. И вот, бывает, играешь, и как бы через нее выходит какая-то боль, какие-то негативные эмоции. И она отдает, поддерживает тебя".

Карты распространения и смертности от коронавируса в мире
XS
SM
MD
LG